248

Дело «Булгарии»: После трагедии эксперту Ивашову дали премию за хорошую работу

Доктор Геннадий Игнарин, потерявший на «Булгарии» 35-летнего сына Ивана, не пропускает ни одного заседания, постоянно задает вопросы свидетелям и ведет своеобразную летопись.

- Сегодня уже 40-й день в суде и 753 дня с момента крушения, - говорит он. – Тяжело находиться здесь, но не ходить на заседания не могу. Все мысли только о процессе.

Иван Игнарин отправился в круиз один. Изначально планировал купить путевки на всю семью, но жена и двое маленьких детей не успевали вернуться с базы отдыха. Однако Иван решил не откладывать маленькое путешествие, ведь у него была особая миссия.

- У нас с супругой межнациональный брак, - говорит Геннадий Игнарин. – Я – русский, жена – татарка. Сын раньше не исповедовал ни одну религию, но за некоторое время до гибели принял решение креститься, специально ездил в Свияжск. А еще дал своей бабушке (со стороны мамы) обещание, что побывает и в Болгаре – отдаст дань предкам-мусульманам. Иван погиб в воскресенье, а в понедельник у него должен был начинаться отпуск. Столько планов строил! Дома остался лист бумаги, где сын расписал, куда собирается сходить вместе с детьми…

Упущения?

Сегодня Геннадий Игнарин и другие потерпевшие (их на заседания сейчас ходит порядка десяти) заслушали показания сотрудников Пермского участка Камского филиала ФГУ «Российский речной регистр». Допрос проходил тяжело, добиться прямых ответов от свидетелей было непросто. Вопросы в основном касались обязанностей старшего эксперта Якова Ивашова во время освидетельствования дизель-электрохода «Булгария», правильности действий обвиняемого согласно должностным инструкциям. Также суд пытался выяснить, почему признанное годным к плаванию судно стало ломаться фактически в каждом рейсе.

Булгария в затоне. Фото АиФ-Казань

Гособвинитель Евгений Дикарев задавал каждому свидетелю вопрос, были ли допущены подсудимым Ивашовым нарушения, однако все они старательно заменяли это слово другими – более мягкими: «недочеты» или «упущения».

И это притом, что ранее члены экипажа «Булгарии» (механик и радист) рассказали в суде, что в процессе освидетельствования говорили Ивашову о проблемах многих систем на судне.

Не сумели дать коллеги обвиняемого четкого ответа, к каким выводам пришли в Регистре, анализируя действия Ивашова, а ведь разбор полётов после крушения дизель-электрохода был. Зато заместитель директора ведомства Альберт Спицын показал, что теперь все эксперты документируют каждый свой шаг во время проверок судов, делают фотографии.

Съезжающий двигатель

Не раз звучал вопрос: должен ли был Яков Ивашов что-то предпринять, увидев крен «Булгарии». Мнения прозвучали самые разнообразные. Вплоть до того, что все суда данного проекта имеют подобный дефект. Или же, что действия эксперта должны зависеть от угла крена, который определяется едва ли не на глаз. Кстати, из более ранних показаний других свидетелей удалось выяснить, что из-за крена даже двигатель съезжал при установке.

У памятника погибшим. Фото АиФ-Казань

К слову, двигатель на судне, установленный перед последней навигации взамен сломанного, во время испытаний работал с нагрузкой лишь в 60-75 процентов. Свидетели из Регистра подтвердили, что проверять его работоспособность нужно в различных режимах, в том числе, включать на полную мощность. Однако и этот факт коллеги назвали лишь недочетом со стороны Ивашова, ссылаясь на то, что последующие неоднократные поломки механизма могли стать следствием его неправильной эксплуатации.

Лишили маневренности

Зато сотрудники Регистра сошлись во мнении о причинах крушения «Булгарии». Они считают, что к трагедии привела судоводительская ошибка и нарушение герметичности, когда судно зачерпнуло воду через открытые иллюминаторы. Главный эксперт Регистра Борис Глухов рассказал, что несколько лет назад в бытность практикантом сам стал свидетелем похожей ситуации на теплоходе «Енисей». Тогда из-за выпавшего пассажира, пришлось перекладывать судно на другой борт. В результате через иллюминаторы хлынуло большое количество воды. Однако теплоход удалось выровнять обратной перекладкой руля, а потом откачать воду. В случае с «Булгарией» одним из факторов, приведшим к трагедии, стало отключение членом экипажа двигателей в момент аварии: судно сразу лишилось маневренности.

Наиболее трудно проходил допрос старшего эксперта Сергея Семышева, который проводил освидетельствование «Булгарии» в предпоследнюю навигацию в 2010 году. Сначала он отвечал на вопросы уклончиво, а потом и вовсе заявил, что не желает оценивать действия коллеги Ивашова, так как не хочет переходить на личности. Заговорил снова, лишь услышав, что его могут привлечь к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний. Кроме того, свидетелю напомнили, что ему крупно повезло, что дизель-электроход не затонул на год раньше. Тогда бы ему самому пришлось сидеть на скамье подсудимых, так как проблемы с судном были не только в последнее лето.

Прочувствовать через сердце

Потерпевшие покидали зал суда, качая головами.

- Как эти эксперты будут давать правдивые показания, если в зале сидит их начальство? – возмущались люди. – Конечно, будут увиливать!

Но больше всего шокировало выживших пассажиров «Булгарии» и родственников погибших то, что Яков Ивашов не просто продолжает оставаться штатным сотрудником Регистра, а еще и получил квартальную премию за хорошую работу – в размере 50 тысяч рублей. Причем, выписано вознаграждение было в конце июля 2011 года, когда дизель-электроход уже затонул, оборвав 122 жизни, а сам эксперт, признавший судно годным, был арестован.

- Мы в шоке! – рассказала потерпевшая Гульнара Назарова. – Не понимаем, как такое может быть!

Доктор Игнарин выходил после процесса с трясущимися руками.

- Корпоративная защита – это хорошо, но должны же быть контроль и ответственность! - прокомментировал он итоги очередного судебного дня. – А посмотришь на клетку, где сидят обвиняемые, увидишь улыбчивые лица. Они не только не признают вину, но и издеваются над убиенными. Я с нетерпением жду, когда показания будут давать сами подсудимые. Хочу услышать ответы и прочувствовать их через сердце, чтобы понять чего эти люди заслуживают.

P.S. После крушения теплохода «Булгария» «АиФ-Казань» публикует цикл статей-воспоминаний о погибших.

«А если мы будем тонуть, нас точно спасут?» Первая история из «Книги памяти «Булгарии»: 9-летняя поэтесса и ее бабушка>>

«Папа, мы разве с тобой больше не увидимся?» Вторая история «Книги памяти «Булгарии»: 5-летний Артем и мама-леди>>

«Я каждую секунду помню о Лесе…» Третья история «Книги памяти «Булгарии»: свадебное путешествие Жени и Лейсан>>

«Сынок, а где мама?» «Мама утонула». «Книга памяти «Булгарии»: Динар, спасшийся из музыкальной комнаты, и его мама>>

«Надевайте жилеты! Сейчас теплоход перевернется!» Пятая история Книги памяти «Булгарии» о том, как девочка спасла своих родителей>>

Погибший мальчик пообещал маме вернуться. Седьмая история «Книги памяти «Булгарии»>>

Киселевы бежали к причалу, чтобы не вернуться. Восьмая история книги памяти «Булгарии»>>

После смерти лучших подруг Фарида Шагеева не отрывает листы календаря - жизнь остановилась. Девятая история «Книги памяти Булгарии»>>

Маленькие двойняшки погибли с бабушками-близнецами. Десятая история «Книги памяти «Булгарии»>>

Нияз Шарапов: «Я до последнего не верил, что с женой и дочкой может случиться беда». Одиннадцатая история «Книги памяти «Булгарии»>>

Друзья по несчастью. Две семьи сблизились после гибели родных на «Булгарии»>>

Цветочек Айгуль приходит к маме во снах. Тринадцатая история «Книги памяти «Булгарии»>>

Лера Гильманова: «Спустя два года после трагедии на «Булгарии» боль не утихает»>>

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах