aif.ru counter
155

Потерпевшие по делу «Булгарии»: «Сколько можно издеваться?»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ-Татарстан 07/05/2013 Сюжет Дело «Булгарии»

Татарстан, 6 мая, АиФ-Казань. До здания суда многим пришлось добираться на окраину города через пробки по полтора, а то и по два часа.

Пока здание проверяли кинологи с собаками, участникам процесса пришлось преодолевать целую «полосу препятствий»: предъявлять документы, проходить металлоискатель в дверях, открывать сумки, выворачивать карманы. Затем каждого входящего проверяли ручным металлоискателем.

Стол для судьи поставили прямо на сцене, для обвиняемых в углу сделали специальную клетку. В ней четверо: директор ООО «АргоРечТур» Светлана Инякина, старший эксперт Пермского участка Камского филиала ФГУ «Российский речной регистр» Яков Ивашов, начальник Казанского линейного отдела Волжского управления государственного и морского речного надзора Ирек Тимергазеев и главный инспектор этого же отдела Владислав Семенов. Пятый обвиняемый - старпом «Булгарии» Рамиль Хаметов под стражу взят не был, поэтому на процессе сидел отдельно от остальных.

Рамиль Хаметов на заседании сидел отдельно от остальных обвиняемых

Месяц за каждого?

Потерпевших собралось полсотни человек, всего в списках значится 179. Многие накануне не спали, приехали на нервах. Со дня катастрофы минуло уже почти два года, и ожидание суда успело превратиться в настоящую пытку. Расстраивают людей и грозящие обвиняемым сроки – 7-10 лет. Был бы в стране расстрел, многие бы ратовали за него. Одна пожилая женщина плакала навзрыд и говорила, что единственное наказание, которое бы устроило – та же участь, что постигла её детей на «Булгарии».

- Ждём справедливости, насколько это возможно, - рассказала «АиФ-Казань» Гульнара Назарова, потерявшая 9-летнего сына Руслана. – Когда слышим о громких делах, начинаем соизмерять. Иногда за одного убитого ребенка дают пожизненное, а здесь погибло 122 человека. В лучшем случае – месяц получится за каждого. Мы любили своих детей и продолжаем любить, нас сделали глубоко несчастными. Ещё хотим, чтобы государство извлекло уроки. Где гарантия, что трагедия не повторится, и если начнет тонуть теплоход, люди будут знать, как спасать себя и близких? Мне до сих пор никто не объяснил, как это делать.

- Надеюсь на возмездие, - говорит мама погибшей 10-летней Юли Макаровой Наталья. – Пусть сидят ещё лет десять. Ещё хочу, чтобы Светлана Инякина попросила прощения. Но пока мы только слышали, как она перекладывает вину на других – команду, погибшего капитана.

В будущем обе семьи планируют подать иск на возмещение морального вреда.

Альберт Тазов (на переднем плане слева) после гибели дочери, зятя и внучки построил мечеть в деревне

- Как люди будут тратить эти деньги, неважно, - говорит Гульнара. – Есть женщина, которая компенсацию отдала на благотворительность. Альберт Тазов, потерявший дочь, зятя и 3-летнюю внучку, построил мечеть в деревне. Пусть Инякина платит. До конца своих дней.

Забытые фамилии

На первом заседании судья Сергей Якунин ознакомил обвиняемых и потерпевших с их правами и обязанностями. Особый акцент был сделан на то, чтобы пострадавшие не игнорировали процесс. Некоторые были даже отчитаны, так как вместе с ними не пришли другие члены семьи, получившие статус потерпевших.

Не обошлось и без сюрпризов. В списке пострадавших, представленному судье, не оказалось нескольких фамилий. Например, туда не попали отцы погибших школьников Юли Макаровой и Руслана Назарова. Зато других потерпевших внесли дважды.

Супруги Миннехаеровы – Гульназ и Ильшат – пришли на суд с дочкой Диной. Их семья – одна из немногих, которой посчастливилось спастись в полном составе. Малышке тогда был всего годик, она стала самой младшей пассажиркой «Булгарии».

Супруги Миннехаеровы считают, что их дочь, несмотря на возраст, тоже является пострадавшей

- Она тоже пострадавшая, - ответила Гульназ Миннехаерова на вопрос судьи, почему взяла с собой ребенка.

Однако матери с дочерью всё же велели покинуть зал суда, так как находиться там  Дине в силу возраста не положено.

Время и ноутбук

Главной неожиданностью заседания стали ходатайства Ирека Тимергазиева. Он попросил ещё месяц для

Читайте также
«А если мы будем тонуть, нас точно спасут?» Первая история из «Книги памяти «Булгарии»: 9-летняя поэтесса и ее бабушка

«Папа, мы разве с тобой больше не увидимся?» Вторая история «Книги памяти «Булгарии»: 5-летний Артем и мама-леди

«Я каждую секунду помню о Лесе…» Третья история «Книги памяти «Булгарии»: свадебное путешествие Жени и Лейсан

«Сынок, а где мама?» «Мама утонула». «Книга памяти «Булгарии»: Динар, спасшийся из музыкальной комнаты, и его мама

«Надевайте жилеты! Сейчас теплоход перевернется!» Пятая история Книги памяти «Булгарии» о том, как девочка спасла своих родителей

Погибший мальчик пообещал маме вернуться. Седьмая история «Книги памяти «Булгарии»

После смерти лучших подруг Фарида Шагеева не отрывает листы календаря - жизнь остановилась. Девятая история «Книги памяти Булгарии»

Маленькие двойняшки погибли с бабушками-близнецами. Десятая история «Книги памяти «Булгарии»

Нияз Шарапов: «Я до последнего не верил, что с женой и дочкой может случиться беда». Одиннадцатая история «Книги памяти «Булгарии»

Друзья по несчастью. Две семьи сблизились после гибели родных на «Булгарии»

Цветочек Айгуль приходит к маме во снах. Тринадцатая история «Книги памяти «Булгарии»

 ознакомления с материалами уголовного дела, мотивируя это тем, что не успел прочитать около четырех десятков томов из сотни. Помимо этого, обвиняемый обратился с просьбой вести аудиозапись заседаний и пользоваться на процессе ноутбуком. Потерпевшие встретили ходатайства гулом неодобрения.

Оказалось, что на этом список желаний не закончился. Тимергазеев также попросил установить в клетке стол, чтобы было удобнее вести записи.

- Ну и нахал! – тут же раздалось из зала.

Часть ходатайств поддержал и бывший коллега Тимергазиева – Владислав Семенов. В частности, дополнительное время для знакомства с материалами дела и возможность вести аудиозапись.

Сторона обвинения возражать не стала, однако было высказано предложение предоставить обвиняемым не месяц, а только две недели. Зато возмутились потерпевшие. Встали, как один, и, перекрикивая друг друга, потребовали не давать отсрочки.

- Они по буквам что ли читают? – неслось со всех сторон. – Мы детей потеряли! Не хотим больше ждать!

Судья принял решение не в пользу последних и дал обвиняемым ещё две рабочих недели на чтение дела. С учетом выходных и праздников суд теперь продолжит работу 27 мая. Единственное, в чем было отказано Тимергазиеву – стол в клетке.

 

Не затянут?

Негодованию потерпевших не было предела. Одни выходили из зала суда возбужденными, спрашивали, почему учитывают пожелания обвиняемых, а не слезы родителей. Другие, наоборот, сникли.

Очень эмоционально восприняла решение судьи Лилия Салахиева. Рассказывала журналистам историю погибшей дочери Лейсан Терешиной. Незадолго до злосчастного круиза девушка вышла замуж. Молодожены ждали прибавления.

- Я потеряла единственную дочь и будущего внука! – говорила женщина. – А они сейчас просто затягивают процесс!

С горечью на душе покидали ДК «Юность» супруги Исмагиловы. Их 23-летняя дочь Айгуль погибла накануне свадьбы.

- Мы же ждем, сколько можно над нами издеваться? – вопрошала Мавлия Исмагилова. – Ведь остальные успели прочитать материалы. Что же эти двое делали столько времени? Признаться, мы думали, наше пожелание учтут.

Итоги первого дня процесса прокомментировал представитель Татарской транспортной прокуратуры Евгений Дикарев:

- Потерпевшая сторона выразила недовольство решением суда, но у обвиняемого есть право ознакомиться с материалами дела и пользоваться подручными средствами: работать с ноутбуком, вести аудиозапись. Затягивать же процесс никто не даст.

Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах