aif.ru counter
714

Друзья по несчастью. Две семьи сблизились после гибели родных на «Булгарии»

Сюжет Дело «Булгарии»

- Представляете, какое совпадение: другую бабушку зовут, как и меня - Рузалия. Звонила ей, чтобы тоже приехала на встречу. Но говорит: тяжело рассказывать. И добираться долго. Она в Куркачах живёт. Поэтому мы в основном по телефону поддерживаем связь. В нашем возрасте уже не поездишь. Хорошо хоть так получается общаться. Я знаю, каково приходится ей, а она понимает меня.

Рузалия Нуриевна бережно достает из ящика стопку открыток. Водит пальцем по строчкам, аккуратно выведенным рукой внучки Эльвиры Хисамиевой – тоненькой, как тростиночка, девочки, которой навсегда осталось двенадцать лет. Показывает распечатанные на листке стихи, посвященные лучшей маме на свете. Это память о дочери Рание – потерянном лучике света. К серванту прикреплено сердечко, подаренное на Валентинов день.

Эльвира на теплоходе

 

- Всё твердила внучке, зачем столько открыток? А она смеялась, мол, абика, интересно же. А теперь храню, перечитываю. И на девочек моих, погибших в катастрофе с «Булгарией» смотрю, - пожилая женщина переводит взгляд на фотографии в черных рамках - последние, сделанные в Болгаре. Родным передали флешку, когда дизель-электроход был поднят со дна Волги.

Другая бабушка Рузалия потеряла единственного внука-подростка Наиля Ганиева. И дочь, которую по ещё одному совпадению звали Эльвира, как и внучку подруги-тезки. Обе семьи поехали в злосчастный тур от одного завода.

Звали всех

- Рания была начальником отдела кадров, - рассказывает Рузалия Нуриевна. – Сотрудники и сегодня добрым словом вспоминают её отзывчивость. У нас на этом заводе и другие члены семьи работают. Старшая дочка Рании (от первого брака) Эльза и сноха моя Резида. Их тоже в ту поездку звали, но обе, к счастью, отказались. А то горя могло быть ещё больше…

Рания у Рузалии-апы была младшей из трёх детей, единственной дочкой. Несмотря на занятость, звонила по несколько раз в день. Узнать о самочувствии, услышать родной голос. Симпатичная и шустрая, она успевала везде. И на работе все вопросы решить, и дела переделать в частном доме, расположенном на той же улице, что и мамин.

Погибшая Рания Хисамиева на экскурсии в Болгаре

 

- Руки золотые были, - вспоминает Рузалия Нуриевна с печальной полуулыбкой. – И шила, и штукатурила, и огород в порядке держала. Даю ей рассаду. У себя стараюсь, удобряю, а помидоры зеленые и мелкие висят. Гляжу, а у Рании они уже красные при обычной поливке. Я всё удивлялась – как так получается?

Эльвира в памяти бабушки осталась девочкой активной, участвующей во всех школьных мероприятиях. На последнем творческом конкурсе она стала «Мисс Золушкой», радостная приносила показать корону. Кажется, и сейчас вот-вот распахнётся дверь, и в доме зазвучит звонкий голосок: «Абика, давай сделаем, давай приготовим…». Она часто прибегала после школы с новыми идеями. В последний год увлеклась карате, успела съездить на соревнования. Хотела пойти по стопам мамы и сестры – после девятого класса поступить в строительный техникум.

Перед поездкой в Болгар Эльвиру отправили в лагерь в Анапу. Переживали страшно, мобильный обрывали всей семьей – утром, днем и вечером. Но из отряда под зловещим теперь названием «Волна» девочка вернулась живой и здоровой…

Не соскучишься…

Рузалия Нуриевна долго не хотела отпускать своих девочек в тур. В огороде дел невпроворот. А ещё строители должны были прийти - пристрой к дому делать. Но дочь мечтала отдохнуть, решила, что проследить за работами сможет и один муж.

- Сказала, очень хочет развеяться, - бабушка горестно разводит руками. - Мол, всего один день не увидимся. Ещё спросила, неужели я за такой короткий срок успею соскучиться…

Шёл сильный дождь. По посёлку к главной дороге, где ждал вахтовый автобус с завода, Рания с Эльвирой шли в галошах. А Ганиевы – мама с сыном, едва не опоздали в речной порт. Прибежали перед самым отплытием. Сначала вернулись домой за курткой. А на станции узнали об отмене электрички и вынуждены были ловить попутку.

Рания и в поездке не изменила привычке – несколько раз звонила маме. Говорила, что довольна экскурсией. В последний раз набрала номер, когда «Булгария» отплыла в Казань. За час до трагедии. Сказала, к семи будут дома…

В ночь перед крушением Рузалие Нуриевне приснился вещий сон. Явился большой мужчина, которому она закопала обе ноги детской Эльвириной лопаткой. Подсыпала землю и трамбовала. Днём вдруг расплакался маленький правнук (со стороны одного из сыновей Рузалии-апы). Взрослые передавали младенца с рук на руки, читали молитвы, но не могли успокоить. А вечером узнали о трагедии по телевизору. Не поверив, сноха Резида – бухгалтер с завода, позвонила на работу, где подтвердили страшную весть.

Не ругай их

Спустя полтора года после гибели близких телефон Рузалии Нуриевны, как и раньше, звонит по несколько раз в день. Только из трубки звучит голос не Рании, а её старшей дочери Эльзы. Задаются те же вопросы: «Как себя чувствуешь?», «Не забыла про лекарство?» А ещё просьба: «Не надо плакать».

- Даже по улице тяжело идти – мимо дочкиного дома, - вздыхает Рузалия-апа, но слёзы старается сдержать, раз внучка велела. – Смотришь, и не верится. Всё родное, а их нет. Сейчас в доме только Эльвирин папа остался. Эльза вышла замуж, переехала, но меня постоянно навещает. Каждый месяц вместе ездим на кладбище.

О предстоящих судах пожилая женщина старается не думать. Родных не вернуть. Да и взглянуть в глаза обвиняемым вряд ли хватит сил. Выдержит ли сердце? Долгое время не покидала горькая мысль, что стоило настоять на своём и отговорить дочь от поездки. Сердилась мысленно и на неё, и на себя. А потом покойная мама приснилась, рядом с которой Ранию с Эльвирой похоронили.

- Вижу их троих, - говорит Рузалия-апа. – Мама моя впереди, а девочки за её спиной прячутся. Она мне говорит: «Зачем ты ругаешься? Судьба у них такая». После этого я успокоилась немного. Потом и Эльвира приснилась. С тетрадкой в руке. Рассказала, что теперь в мечети учится.

С тёзкой из Куркачей Рузалию Нуриевну познакомила Эльза. Решила отвезти бабушку в гости к другой пожилой женщине, потерявшей родных. Девушка общалась с Эльвирой Ганиевой на работе. Знала и её сына Наиля – старшеклассник подрабатывал на заводе в каникулы.

Чуть позже две Рузалии вместе поехали в санаторий. Там и подружились.

- Неделя проходит, созваниваемся, - говорит бабушка. – Если вдруг она молчит, я её номер набираю. Мол, куда пропала? Говорим по полчаса, не меньше. Детей вспоминаем. Она плачет, я плачу. Тяжело. Но кладу трубку и чувствую: выговорилась, и стало легче…

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах