1149

Нияз Шарапов: «Я до последнего не верил, что с женой и дочкой может случиться беда». Одиннадцатая история «Книги памяти «Булгарии».

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. АиФ-Татарстан 07/11/2012 Сюжет Дело «Булгарии»

Татарстан, 10 ноября, АиФ-Казань. История посвящена Сирене Шараповой, коммерческому директору завода, от которого в злосчастный тур отправились 38 человек с семьями, а также ее дочке. Готовя материалы для «Книги памяти», я не раз слышала о Сирене Рауфовне от других пассажиров. Она была коммерческим директором завода, от которого в злосчастный тур отправились 38 человек – семьи с детьми. Её уважали не только женщины, но, что ещё показательней, мужчины. Прислушивались и считались. «Замечательный специалист и сильная личность», - звучало из уст каждого, кто упоминал её в наших трудных беседах.

А 11-летнюю Камилу одна из коллег Сирены Шараповой, рассказывая о детках с «Булгарии», назвала «будущим президентом». Активная и любознательная девочка запоминалась взрослым. Казалось, впереди невероятное количество свершений…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«А если мы будем тонуть, нас точно спасут?» Первая история из «Книги памяти «Булгарии»: 9-летняя поэтесса и ее бабушка

«Папа, мы разве с тобой больше не увидимся?» Вторая история «Книги памяти «Булгарии»: 5-летний Артем и мама-леди

«Я каждую секунду помню о Лесе…» Третья история «Книги памяти «Булгарии»: свадебное путешествие Жени и Лейсан

«Сынок, а где мама?» «Мама утонула». «Книга памяти «Булгарии»: Динар, спасшийся из музыкальной комнаты, и его мама

«Надевайте жилеты! Сейчас теплоход перевернется!» Пятая история Книги памяти «Булгарии» о том, как девочка спасла своих родителей

Погибший мальчик пообещал маме вернуться. Седьмая история «Книги памяти «Булгарии»

Киселевы бежали к причалу, чтобы не вернуться. Восьмая история Книги памяти «Булгарии»

После смерти лучших подруг Фарида Шагеева не отрывает листы календаря – жизнь становилась. Девятая история «Книги памяти «Булгарии»

 

 

 

- Сегодня в первый раз дочка приснилась, - поделился при встрече Нияз Шарапов. – В красивой одежде. Обняла меня крепко-крепко. Проснулся в смятении. Иногда думаю, что они не снятся, чтобы не тревожить хотя бы по ночам. Ведь наяву все мысли и так о них. Время идёт, но легче не становится. Иногда чуть-чуть светлеет на душе, начинаешь что-то делать, куда-то идёшь, а потом опять накрывает состояние «прошлого лета», когда раны были совсем свежие.

Нияз Шарапов тоже был на «Булгарии». Но судьба (Бог или случай – мужчина не находит ответа) вернула его домой. Одного. Теперь он не живёт. В длинных днях и горьких ночах нет смысла. Только воспоминания и пустота.

Жена и друг

Нияз говорит, что благодаря Сирене 13 лет жил, как в сказке. Называет её и женой, и другом. По всем законам логики пути будущих супругов не должны были пересечься. Разные сферы, разница в возрасте – Сирена старше на пять лет. Нияз сначала работал по специальности в школе. Но не найдя себя в профессии, занялся бизнесом. А потом в жизни настал непростой период, и появилась временная работа. Она была призвана помочь переждать сложности, но подарила гораздо больше – встречу с любимой женщиной.

- Жизнь с ней никогда не была серой. Конечно, без трудностей не обходилось, на блюдечке нам ничего не приносили. Но Сирена была мудрой. Всегда могли сесть вдвоём – всё обсудить и решить. Я много времени проводил с Камилой. Я был посвободнее на работе, поэтому садик, а потом и школа чаще были на мне. Забирал дочку домой. Шли пешком и разговаривали обо всём на свете. Она хорошо училась. Год с одной четвёркой закончила. Занималась танцами, играла на пианино. Я раньше переживал, что придётся её заставлять уроки делать, но она сама за них садилась, без напоминаний.

У Сирены Камила была вторым ребёнком. Старшая дочка Гузель (от первого брака) замужем, у неё двое маленьких мальчишек. Мамы - той, которая всегда поможет и поддержит, не стало, когда девушка только-только родила второго малыша.

- Все знали маму деловой, строгой, но мы видели её другой, - вспоминает Гузель с грустной улыбкой. – С нами она была простой и домашней. Работу всегда оставляла за порогом. Удивительно, как всё успевала: и в офисе дела переделать, и дома. А как без Камилы плохо! У нас разница - пятнадцать лет. Сестрёнка для меня – первый ребёнок! В последние года два мы трое ещё больше сблизились, могли секретничать вместе, хотя, казалось бы, такой разный возраст и жизненный опыт.

В то страшное лето поездка в любимый всеми Крым откладывалась из-за маминой работы (завод поставляет строительные материалы, а Казань из-за объектов Универсиады превратилась в сплошную стройку). В отпуск всегда старались ездить на поезде или машине, ведь Сирена не любила летать. Зато говорила, что однажды - когда-нибудь - отправится в кругосветное путешествие по воде. Она выросла на Волге и плавает как рыба. Случится что-то с кораблём, она обязательно спасётся!

- Сирена позвонила, сказала про путёвки на сутки, - говорит Нияз. – Я подумал: хорошо, дочка развеется, а то сидит дома в каникулы. Всегда просчитывать риски старался, а тут спокойно на душе было.

Зато Сирене поступали недобрые знаки. Весь последний год снились покойные друзья и родственники.

- Маму это тревожило, - объясняет Гузель. – Конечно, после таких снов и молитвы читались, и милостыня подавалась, но не помогло. У меня самой приступ паники начался в день их отъезда. Шёл сильный дождь, а они телефоны сначала не брали. Я несколько раз ни с того, ни с сего повторила: «Мама сильно испугается».

 

КСТАТИ
Сразу на три месяца продлили арест фигурантам по делу «Булгарии»: субарендатору дизель-электрохода Светлане Инякиной, старшему эксперту Камского участка ФГУ «Российский речной регистр» Якову Ивашову и чиновникам Ространс-

надзора Иреку Тимергазееву и его подчинённому Владиславу Семёнову. Все четверо будут находиться под стражей до 10 февраля 2013 года.

Напомним, по делу в качестве обвиняемого также проходит старший помощник капитана «Булгарии» Рамиль Хаметов, который избежал ареста и находится под подпиской о невыезде.

«Всё исправлю!»

Теплоход семью разочаровал – всё вокруг старое, питание скудное.

- После отплытия из Болгар мы гуляли по верхней палубе, - вспоминает Нияз последний час перед крушением. - Сирена обратила внимание на плоты, которые сами надуваются (на них потом ждали помощи выжившие. – Прим. ред.). Детей вскоре в музыкальный салон позвали, а мы в каюту пошли отдохнуть, как и большинство пассажиров. Все устали после экскурсии, и погода портилась. Лежали, разговаривали о делах. Сирена вдруг наклонилась надо мной, поцеловала несколько раз и сказала: «Шарапов, как я тебя люблю!» Будто прощалась! И Камилу успела ко мне привести – за минуты до трагедии. Увидела, ветер поднимается и решила, что дочке лучше быть с нами…

Нияз до последнего не верил, что может случиться беда. Даже когда бежали по накреняющемуся судну. Сирена с дочкой - в старых жилетах, которые невозможно было быстро завязать. Нашли их в другой каюте, в своей спасательных средств не оказалось. Успели преодолеть коридор и лестницу. Уже выбирались на следующую палубу, когда накрыло огромной волной, сносящей на пути всё и всех. Нияза с бегущей впереди Камилой. Незнакомого парня под два метра с ребёнком на руках.

Пока Нияз летел вниз по ступеням, голову пронзала мысль: «Встану на ноги и всё исправлю!» Но только в кино возможно нереальное, а катастрофы с экрана красивые. Теплоход уже превратился в клетку. Всепоглощающая вода, обломки мебели и мусор. Ни дочки рядом, ни жены. Пытался искать их в темноте, а когда почти не осталось воздуха в лёгких, увидел выход над головой. Поплыл туда, вспомнив о пожилой маме, у которой, кроме него, никого нет…

«Булгария» лежала на боку и почти ушла под воду. За одним из окон в панике боролись за жизнь люди. С другим мужчиной разбили стекло, выпуская чужих близких. А через секунды теплоход исчез. И сразу стих безумный ветер. Только дождь продолжал плакать. Вместе с теми, кто успел покинуть судно.

Просто живу

Гузель узнала о трагедии из Интернета. Но не поняла её масштаба. Представила картину, как все вместе пьют на кухне чай, а мама говорит: «Мы так перепугались!».

Их нашли быстро. Сирену привезли в Казань в самой первой группе погибших. Камилу следующей ночью с ещё тремя детьми.

- Однажды я услышал фразу, что нужно жизнь прожить так, чтобы было кому идти за гробом, - говорит Нияз. - У нас не было места, где ставить машины. Человек четыреста собралось. Старушки спрашивали, не министра ли хоронят.

Спустя год и три месяца лица любимых девочек, по-прежнему, стоят у Нияза перед глазами. И миллионы вопросов в голове. В душе постоянное противостояние – желание успокоиться сменяется страшным негодованием на несправедливость неба.

- Я оборачиваюсь назад и не вижу, за что меня можно было бы так наказывать, - продолжает мужчина искать ответы. Вместе с другими пострадавшими он ждёт судебных процессов и надеется, что они пройдут честно.

- Я не снимаю вины с себя. Возможно, где-то промедлил, сделал недостаточно. А эти люди вообще не считают себя виноватыми! К экипажу у нас тоже немало вопросов. Объяснили бы наивным пассажирам, чтобы окна закрыли, раз знали, какой опасности подвергаемся, возвращаясь в Казань. Тогда бы судно не черпануло тонны воды и не ушло за три минуты. Я видел, какой порядок на «Арабелле». Матросы рассказывали, как строго капитан следит за дисциплиной!

…Когда становится совсем тяжело, Нияз приезжает к Гузель, чтобы поговорить, вспомнить, как жили раньше. Знает, что она тоже тоскует.

- Сынишка младший на мою маму похож, - улыбается девушка сквозь слёзы. – Знаете, после трагедии я перестала строить планы. Начну иногда и одёргиваю себя. Посещают мысли, что жизнь может оборваться в любую минуту.

- А я даже не пытаюсь думать о будущем, - добавляет Нияз. – Жить ради Сирены и дочки не получается. Поэтому пока просто живу. Без цели…

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах