281

Женщина и самолет:будни пилота «Аэрофлота»

Овсяная каша, хороший кофе и звонок сыну — «мама собирается в полет, не волнуйся». Потом — самолет в другую страну, короткая прогулка между рейсами, вылет обратно в Россию. Служебная машина, дом, опять звонок сыну — не переживай, мама прилетела. Ребенку Ольги Кирсановой — всего пять лет, сейчас он проживает с бабушкой в Минводах. Маму видит раз в месяц: у гражданского летчика мало свободного времени, но все, что есть, Ольга посвящает сыну.

Музыка, байдарка, самолет

Ольга Кирсанова — пилот гражданской авиации, водит самолет весом более ста тонн и вместимостью 180 пассажиров. За все эти жизни она в ответе. Свою работу она обожает — говорит, по-другому никак, ради такой профессии ей пришлось пройти огонь, воду и кабинеты чиновников.В Советском союзе женщин пилотов не жаловали.

Фото Людмилы Алексеевой

«У меня в семье все мужчины были авиаторами, все женщины — педагогами. Поэтому по первому образованию я — филолог, однако доучивалась на последних курсах, уже поступив в летное училище, — рассказывает Ольга Кирсанова. — Я попала в знаменитое Волчанское, это было фактически единственное место, куда принимали женщин. Для нас — всего четыре места на весь Советский союз!».

Ольга место получила — пришлось дойти до самых «высших кабинетов», пробравшись даже в здание министерства обороны. Она была уверена — должна учиться на летчика, ведь есть все, что нужно: сильный характер, опыт полетов в аэроклубе, спортивный разряд. Ольга — мастер спорта по гребле на байдарках, уже в 15 лет попала в юношескую сборную страны. Собиралась в большой спорт, но не прошла по росту — не хватало 10 сантиметров. Отец даже записывал девочку на прием к Елизарову — вдруг получится «вытянуть». Но отговорили: с возрастом такие эксперименты с телом могли аукнуться большими проблемами.

Фото Людмилы Алексеевой

Ольгу в училище, в итоге, взяли: началась служба и жизнь в казармах. Обязательно — в кирзовых сапогах. «Они были жутко неудобными. Я думала, что за дежа вю: когда-то я, такая рафинированная худенькая девочка, пришла после музыкальной школы в секцию гребли. До крови стирала руки, теперь вот такие же мозоли на ногах». Училась Ольга на Украине, куда переехала из теплого Ташкента, поэтому местные зимы ее шокировали. Мужчинам выдавали длинные шинели и шапки-ушанки, женщинам — модельную форму, короткое пальто до колен и каракулевая пилотка. Красиво, но совершенно не греет. Однако — положено по уставу, ничего не поделать. Зато мечта о небе начинала сбываться.

Фото Людмилы Алексеевой

Стать любимым сыном

После окончания учебы был «трудяга» АН-2. Однако хотелось летать выше. Мечты о космосе привели в Университет геодезии, картографии и аэрофотосъемки. Но мужчины сказали: техническое — это хорошо, но нужно по специальности. Чтобы окончательно закрыть вопрос, Ольга окончила Академию гражданской авиации — высшую ступень в образовании пилота. Все это время она летала, повышала квалификацию, доказывала мужчинам, что способна летать на равных.

«Понимаете, у меня родители ждали первенца-сына, а получилась я, — шутит Ольга. — Потом-то они научились: у меня родились еще два брата, но я всегда хотела стать для папы самым-самым любимым сыном — потому что всеми своими успехами я обязана ему. Он меня вдохновлял, он ради нас ушел из большой авиации в маленький аэроклуб — чтобы дать своим детям почувствовать вкус неба».

Фото Людмилы Алексеевой

Папа поддерживал Ольгу во всем: учил «видеть землю» — способность пилота безошибочно определять высоту «на глаз» приходится долго тренировать. Нужно правильно выбрать точку, куда посмотреть — только тогда можно рассчитать расстояние до земли. Папа ставил Ольгу на крыло самолета, брал обычную покрышку и показывал, куда правильно должен быть направлен взгляд на посадке. Объяснял дочери, как прыгать с парашютом, поддерживал перед полетами.

«Сейчас я управляю большой крылатой машиной, а раньше, когда летала на маленьких, обязательно должна была прыгать с парашютом два раза в год, — рассказывает Ольга. — Было очень страшно — не потому, что боялась расшибиться и умереть, а потому, что если сломаю руку или ногу, на карьере пилота можно будет поставить крест. Но я думала, мой дедушка прыгал, мой папа прыгал, не могу же я посрамить наш род. Значит, у меня обязательно получится».

Фото Людмилы Алексеевой

Ольга говорит, прыжку с парашютом разум пилота сопротивляется — зачем выпрыгивать из исправно летящего самолета? Первый блин был, как положено комом. Прыжок завершился приземлением прямо в центр стада коров. «На мне был красный костюм, а я слышала, что быков это приводит в бешенство, как же я оттуда неслась! А буквально через пару дней посмотрела по ТВ передачу: там говорили, что они реагируют не на цвет, а на движение».

После окончания учебы Ольга получила распределение в авиацентр, но случился развал СССР, сокращение штатов — не хватало места даже опытным пилотам. Ольга вернулась в родной Ташкент. После поисков сумела пробиться в ряды пилотов санитарной авиации — престижно, ответственно. Но вылетов было мало — в основном, дежурства. Ольга скучала по небу и хотела работать. Начала получать допуски на работу с «химией» — грузы особого назначения. Профессия вредная, но можно чаще летать. «У руководства волосы дыбом встали, женщину, на химию, да никогда! — вспоминает Ольга. — Я сказала, на все готова ради полетов. Мне предложили: давай тебя лучше переучим на ЯК-40. Согласилась. Отлетала на нем 11 лет».

Фото Людмилы Алексеевой

Дальше было обучение на ТУ-154 и иностранном Airbus. В те годы Ольга уже перебралась в Москву — по счастливой случайности, помог бывший коллега. «Я прилетела в Домодедово, у меня в столице было два дня, чтобы что-то посмотреть, вкусного домой купить. Внезапно позвонил знакомый командир: у тебя есть 15 минут, гладь рубашку, и приходи на заседание квалификационной комиссии». Ольга успела и попала на работу к крупному гражданскому перевозчику.

Рубашки — больная тема для любого летчика. На работу нужно приходить «как на праздник», в сверкающе чистом и выглаженном, а после целого дня полетов сил на это просто на оставалось. «Я всегда завидовала мужчинам: они прилетают, а им жена и ужин приготовила, и рубашки погладила. Хорошо хоть, сейчас у нас работает прачечная — столько моего времени сберегает!».

Фото Людмилы Алексеевой

Во время работы летчице пришлось скрывать свою беременность — будучи на седьмом месяце, она «на отлично» отлетала госэкзамен на новеньком Airbus A320. Но скоро скрывать живот было невозможно.

«Я пришла к начальству, говорю: можно я сейчас быстро рожу и вернусь, а они так кричали… — говорит Ольга. — Я думала, что у меня начнутся преждевременные роды. Мне сказали, что я обманщица, что надо выбирать, ребенок или самолеты. И уволили. Я была одинокой мамой, с ребенком на руках, с родителями-пенсионерами, которых должна содержать. Это была катастрофа — она мне стоила 15 килограммов веса и море слез».

Три страны в день

Сейчас Ольга — сотрудница «Аэрофлота», про свою работу говорит «звезды сложились»: карьеру в гражданской авиации она начинала именно в этой компании: в Ташкентском отделении, больше двадцати лет назад. Летает по всему миру — в Лондон, Дубай, Мадрид. Времени, чтобы посмотреть мир, немного, но оно есть — в сумочке всегда ждет легкий наряд. Есть специальный, для арабских государств — очень закрытый. За один рабочий день Ольга может сменить три страны. Полеты практически ежедневно.

Фото Людмилы Алексеевой

Каждые полгода — специальные тренировки для отработки аварийных процедур. Тренажер имитирует все до мелочей — пилот тренируется в 3D-моделях реальных аэродромов. Другая тренировка — в бассейне, отрабатывают эвакуацию в случае посадки на воду. Опытные пилоты давно все знают и умеют, но практика должна быть регулярной — чтобы довезти все до чистого автоматизма.

Фото из личного архива

Полет-то, что каждый пилот любит всей душой, хотя не все в этом признаются, считает Ольга. Работа очень тяжелая — каждую секунду в кабину поступает информация, при этом летчик одновременно следит за пятью мониторами — в таком потоке нужно успевать обрабатывать все, что получаешь, и быстро принимать решения. Стандартная схема — один летчик пилотирует воздушное судно, другой ведет связь, на обратном пути — меняются. Но при этом должны контролировать друг друга — от ошибок не застрахован никто.

«Меня папа с детства научил не витать в облаках, не думать о своем, погружаться в работу с головой, — считает Ольга. — Потому что я в ответе за сотни жизней. Совсем недавно человек на борту был на грани жизни и смерти. Ко времени прилета нашего рейса, воздушное пространство над Москвой было очень загружено, но службы отработали слажено, спасли еще одну жизнь. К счастью все обошлось, но переживания — очень тяжелые».

Фото Людмилы Алексеевой

Алкоголь на борту — больная тема для большинства авиаперевозчиков. «Часто человек зарегистрировался, и пошел в кафе или в дьюти фри выпивать, опаздывает страшно, но уверен, что его дождутся. Раньше так и было, но теперь мы отменили эти поблажки. Я вообще не приветствую алкоголь, от него в воздухе одни беды!»

Так, чтобы похлопали

Женщину-пилота коллеги-мужчины воспринимают по-разному, чаще — вполне адекватно, но бывают и конфликты. «Я давно заметила, когда у человека в семье есть дочь, общение сложится лучше» — считает Ольга. Пассажиров необычный пилот обычно радует — иногда после полета подходят за автографами. Или просто поговорить, познакомиться, сделать комплимент.

Фото Людмилы Алексеевой

Летчики, в свою очередь, очень любят, когда их работу ценят. «Всегда стараюсь, если есть возможность, очень мягко сажать самолет — чтобы обязательно похлопали мне, это же так приятно! Еще пассажиры любят прилетать чуть раньше расписания, поэтому мы стараемся порадовать их, даже жертвуя своими часами налета» — рассказывает Ольга.

Автор фото

Ольга, как и все пилоты, немного суеверна: недолюбливает черных кошек и число 13. 2013й год начался для нее тяжело — умер папа, самый родной человек. «У него случился сердечный приступ, я была рядом, но на своем рабочем месте — летала в небе прямо над домом» — вспоминает Ольга. Говорить без слез не может до сих пор. Бережно отбирает фотографии для публикации: «обязательно поставьте папу».

Фото Людмилы Алексеевой

«Мы не успели достроить дом, а вот дерево я уже посадила, и сына родила, все, чтобы папа мной гордился, — говорит Ольга. — Сын без деда тоже ужасно переживает. Я приезжаю к нему каждый месяц, беру два дня выходных, чтобы побыть хорошей мамой — поговорить, поухаживать, подстричь ему ногти — бабушке он не дает. Уезжаю, рыдаю, сын тоже плачет. Фонарик мне подарил — переживает за меня, чтобы я по темноте не ходила. Ждет с каждого рейса. Тяжело это все, но такова моя жизнь, моя работа».

Фото Людмилы Алексеевой

В промежутках между поездками к сыну — будни гражданского пилота. Целый день в небе, домой — поспать — и снова в полет. На вопрос, хочет ли Ольга, чтобы ее сын стал летчиком, однозначного ответа у нее нет. «Небо стало суровое, тяжелое. Вырастет — посмотрим. Я хочу, чтобы он сделал выбор сам. Вы только посмотрите, какой у меня классный мужчина!» — Ольга открывает на телефоне фотографии сына. Они у нее всегда под рукой — так немного проще пережить расставания.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

                     
        Самое интересное в регионах