aif.ru counter
318

Казанский фотограф мечтает снять, как чиновники выгребают деньги из госбюджета

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. АиФ-Татарстан 01/08/2012

Комнаты, коридор его квартиры заполнены фототекой, наработанной более чем за 50 лет. От пола до потолка - коробки, папки со снимками, вырезками из газет. Одних негативов в архиве Владимира Зотова более миллиона.

Эксперты твердят: его работы непредвзято и честно отражают новейшую историю Татарстана. Но почивать на лаврах фото­граф не намерен. «Эх, снять бы ещё, как высокопоставленный чиновник выгребает деньги из госбюджета! - говорит он. - Но зафиксировать такой момент практически нереально…»

 

Улыбка Гагарина

Хотя Его Величество Случай не раз приходил фотографу на помощь. Именно Зотов оказался тем единственным из многочисленной армии фотокоров, аккредитованных на фестивале в лагере «Волга», которому удалось запечатлеть Гагарина. «Юрий Алексеевич поначалу не очень-то благоволил к съёмке, - вспоминает фотограф. - Выручил меня метод «полускрытой камеры» (то есть «слепой съёмки» — не глядя в объектив), и взаимопонимание быстро наладилось. Очень благодарен судьбе за то недолгое общение с настоящим человеком, за то, что есть Гагарин в моей фототеке, а в памяти храню его улыбку, сердечность и рукопожатие».

Быть незаметным – одна из заповедей Зотова. Эдита Пьеха, пятый раз подписывая ему фотографию, сказала: «Как хорошо: Вы не настаиваете, что мы с Вами знакомы». «А мы с Вами и не знакомы, - ответил Зотов. - Это я с Вами знаком, Вы-то со мной – нет!».

Основа его фототеки - события и люди искусства. Со многими из них Зотов был в большой дружбе. В его коллекции есть раритетные кадры Назиба Жиганова, Баки Урманче. «К сожалению, работа в газете не давала много времени общаться. Баки Урманче можно было слушать сутками, он был очень интересным собеседником. Помню, он рассказывал, как в лагере прятался в дровах, чтобы спастись от расстрела».

 

Вместо фото - карточки

Последние годы Зотов живёт на два дома: в Дюссельдорфе и Казани. Главная задача здесь – «довести до ума» уникальный архив. В покупке его очень заинтересован один из казанских музеев, вот только финансов на это нет. Одна надежда, что они найдутся у государства…

- Владимир Николаевич, вы одним из первых увидели работы победителей конкурса World Press Foto, экспонирующиеся в Казани. Многие фото повергают зрителя в шок (фото – на сайте www.kazan.aif.ru) . Такова сейчас картина жизни?

- Любой конкурс субъективен, отражает вкус жюри, которое отбирает эти снимки. Картина жизни – это полнота жизни. На мой взгляд, до сих пор непревзойдённой остаётся выставка, созданная американским фотографом Эдвардом Стейхеном «Род человеческий» («The Family of Man»), премьера которой состоялась в Нью-Йорке в 1955 году. Он старался показать человека в разных проявлениях, все ситуации из жизни - от рождения до смерти.

Сейчас отношение к фото­графии изменилось. Восприятие зрителя прогрессирует, но, к сожалению, в сторону агрессии. Снять красавицу в художественной манере уже неинтересно. Уже насмотрелись. Простые жизненные ситуации зрителю неинтересны: подавай экстрадинамичные фотографии на грани фола.

Сейчас плохую фотографию надо умудриться сделать - все стали фотографами! Но в основном штампуют карточки, а не фотографии, которые могли бы строить ассоциации, давать импульс для размышления, побуж­дение к мысли. А ведь именно такие социальные фото старались снимать казанские фото­графы, когда в 1975 году объединились в фотогруппу «Тасма».

 

В то время в Новокузнецке, например, несколько человек из подобной группы подверг­лись гонениям. Но, поскольку мы свои фото никуда не посылали, нас эта участь миновала. Когда к власти пришёл Горбачёв, некоторая свобода появилась. Кроме вылизанных ТАССовских и АПНовских фото появились и остро социальные. В Лондоне был издан фотоальбом «Другая Россия». Среди 18 художников там было трое казанцев: Ляля Кузнецова, Рифкат Якупов и я. Из 150 работ почти треть - наши.

Сегодня социальная фото­графия, по большому счёту, кончилась. Время сменилось. Писатели ноют: писать не о чем, нет конфликта, который ложился бы на литературу. Банк и вкладчик – это, что ли, конфликт? Воспитываться фотографу не на чем, он занят ерундой и пустотой, снимает картинки… Но ведь даже в турпоездке можно найти образ, сделать фотографию, которая станет «интервью без слов»: столько эмоций вызовет, что роман можно написать!

 

- Что сбылось и не сбылось из перестроечных надежд?

- Какую-то свободу человек всё же получил: сегодня есть возможность высказываться критически. Но то, что всем по фигу эти высказывания – тоже сложилось в норму…

Во всём мире, например, экономика держится на малом предпринимательстве. В Германии, если ты создал 2-3 рабочих места, тебе в кредит выдают грузовой «мерседес» – лишь бы ты работал. У нас такого нет.

«Коррупция» - именно это слово первым пришло на ум, когда меня недавно спросили о ситуации в России.

 

- Неужели за рубежом коррупции совсем нет?

- Она какая-то очень сдержанная. Чуть что откроется – и уже снимают с работы, в тюрьму сажают, происходят ужасные скандалы… В Германии попробуй хоть один евро кому-нибудь заплатить в качестве подарка или конфеты какие-нибудь преподнести врачу. Это уже расценивается как взятка. Сразу будешь оштрафован.

 

 

Досье
Владимир ЗОТОВ родился в 1939 г. в с. Аксубаево ТАССР. Окончил журфак КГУ. Член Союза журналистов и Союза фотографов РФ. Его работы опубликованы в фотоальбомах «Другая Россия» (Лондон), «Современная фото­графия в Советском Союзе» (Дюссельдорф), «Меняющаяся реальность» (Вашингтон), др. изданиях.

Женат.

Демократия и «царь»

- Какие плюсы и минусы вы видите, сравнивая жизнь в России и за рубежом?

- В Германии, в городе, для которого я чужой, чувствую себя так, как будто всё сделано для меня. В Казань приезжаю - всё вроде бы хорошо, много чего делается, а на душе радости нет. Как будто не для меня это делается, а для кого-то…

Но заграничный сверхпорядок со временем не просто надоедает - он приводит к тому, что творятся ужасные вещи. Там, если ребёнок не хочет учиться, его не заставляют. К чему это ведёт? К сплошным «не хочу». В то же время до ребёнка нельзя дотронуться – если его шлёпнуть, и он нечаянно об этом проговорится, специальная комиссия ребёнка отберёт. Вернуть его домой – огромная проблема. В итоге и ребёнок страдает, и семья. Это сверхненормально.

- Как нам увидеть свет в конце тоннеля?

- Первое, что необходимо, – демократические выборы. Возврат прямых выборов глав регионов – может быть, и есть начало настоящей демократии. Но я где-то у себя в голове совмещаю демократию и «царя». Если не будет сдерживающего начала, наступит анархия, народ разметёт всё на свете - и страну, и самих себя. На мой взгляд, система, существующая в Великобритании, вдохновляет и в то же время сдерживает народ. Они живут любовью к своей стране, своей королеве. За неё они кому угодно горло перегрызут.

Нужна и демократия, и «царь» - человек, за которым основная масса готова идти, готова поклоняться. В каком соотношении будут эти силы, зависит от уровня интеллекта народа.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах