423

Посвящение Полине. Почему снова гибнут дети?

Из семейного архива / АиФ

 

«Их имена должны остаться не только в официальных списках на обелисках - я хочу, чтобы все мы знали, какими были эти люди…» - с такими словами пришла в редакцию «АиФ-Казань» после трагедии  жительница Казани Татьяна Клементьева. Во время крушения «Булгарии» она потеряла любимую подругу Людмилу Васягину, отправившуюся в смертельный круиз с внучкой Полиной. По инициативе Татьяны Ивановны мы написали «Книгу памяти «Булгарии» - истории о тех людях, чьи жизни унесла страшная катастрофа.

Первая глава была посвящена Людмиле Степановне Васягиной и её внучке Полине. Эту 9-летнюю девочку все называли «бесподобной умницей». Она удивительно тонко чувствовала окружающий мир, жить не могла без книг, сочиняла стихи. Каждое утро читала бабушке готовое стихотворение. В память о Полине  родные собрали её стихи в альбом «Я вам скажу: этот мир интересен!».

Полина Васягина любила сочинять стихи.
Полина Васягина любила сочинять стихи. Фото: АиФ/ Из семейного архива

Только сейчас, спустя пять лет мама Полины Лариса Васягина находит в себе силы общаться с журналистами. В днях памяти, которые каждый год проводятся на месте трагедии, ни она, ни её муж, потерявший на «Булгарии» мать и дочь, не участвуют. Слишком тяжело там находиться. В Сюкеево они приезжали лишь один раз. Нашли среди посаженных в честь погибших деревьев яблоньку «Полина Васягина», но боль не отпускала. «Почему-то меня неудержимо тянуло к обрыву, - вспоминает Лариса. – Хотя раньше я там никогда не была, как будто наяву видела, как погибших выносят из воды, раскладывают на берегу».

Она до сих пор прокручивает в голове каждую минуту 10 июля - того рокового дня, когда она собирала бабушку и Полину в поездку. Накормила обедом, испекла любимое печенье Полины, а дочь почему-то сказала: «Ну, вот я в последний раз дома пообедала»… Вот они едут в речной порт – там громко играет музыка, у всех приподнятое настроение. Но Полина ни с того ни с сего спрашивает: «А если будет шторм, нас точно спасут?». «Что ты! Что за глупости, на реке шторма не бывает!» - смеются взрослые. Как же корит себя Лариса сегодня за эти слова! «Почему моё сердце молчало, почему я не услышала своего ребёнка?

Этот день, 10 июля, разделил нашу жизнь на «до» и «после», - говорит она. – Как будто танк по нам прошёл, всё перемолол, переломал. Я изматывала себя вопросами: «Почему это случилось? За что?».

Выйти из этого замкнутого круга помог священник. Отец Герман объяснил Ларисе, что никто не в силах отнять у неё дочь, память о ней. Объяснил, что, несмотря на горе, надо жить, ценить каждое мгновенье. Ведь в семье растут два сына – им нужна любовь и забота. Ведь в одном из своих стихотворений, посвященных маме, Полина написала:

Люблю тебя, как ты меня, 
Мы будем вечные друзья.
Хочу, чтоб ты в мою проникла душу,
Твоей судьбы я не разрушу.

В семье Васягиных растут два мальчика, один из которых серьёзно болен, а кормилец всего один - папа. Однако, когда Васягиным принесли государственные компенсации как семье жертв катастрофы, Лариса взять эти деньги не могла. «Мы обязаны вам их вручить, это наша работа», - объясняла сотрудница соцзащиты. А в голове у матери вертелась только одна мысль: «Вот сколько стоит жизнь моего ребёнка…». И сегодня она не думает о судебных исках и материальных претензиях.

На суде она была лишь дважды – в самом начале процесса и на самом последнем заседании. Шла туда с единственной целью – посмотреть в глаза людям, которые допустили трагедию, унесшую жизни её дочери и свекрови. Хотела понять, как могут спокойно жить члены команды, которые спаслись, а доверившие им свои жизни женщины и дети погибли? Но подсудимых плотно окружали конвоиры, подойти к ним было нельзя. Ларисе показалось, что на суде защищают не жертв катастрофы, а подсудимых. Процесс постоянно откладывали: то не явился их адвокат, то подсудимые не успели ознакомиться с какими-то материалами… «И этого было достаточно, чтобы сказать: все вы, 120 человек – которые пережили этот ад, и родственники погибших, можете быть свободны и ждать новое заседание?!» - недоумевает женщина. Больнее всего для неё то, что осуждённые так и не поняли, что произошло. Даже не сочли нужным попросить прощения.  «Инякиной на суде уменьшили срок, потому что её маленьким детям тяжело без мамы, - вспоминает Лариса. -  Почему же никто не думает о том, что наши дети уже никогда не вернутся домой, и нам никуда не деться от этого. Я до сих пор в каждой девочке, которая идёт с бабушкой по улице, вижу Полину и нашу маму.

Когда узнала о трагедии на Сямозере, чуть ноги не отнялись, вспоминает женщина: «Почему гибель наших детей никого не научила?»

О том, что случилось за пять лет после трагедии на судне, читайте в расследовании «АиФ-Казань».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах