aif.ru counter
7275

Ни раскаяния, ни компенсации. Крушение «Булгарии» пять лет спустя

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. АиФ-Татарстан 05/07/2016
Судно пять лет было вещдоком. В этом году его разобрали на части.
Судно пять лет было вещдоком. В этом году его разобрали на части. © / Руслан Ишмухаметов / АиФ-Казань

Трагедия «Булгарии» стала самым крупным кораблекрушением в новейшей истории России. 10 июля 2011 года в Куйбышевском водохранилище затонул дизель-электроход с 201 человеком на борту. Выжили лишь 79. Как позже выяснили эксперты Ространснадзора, причиной стали несколько факторов, в том числе низкая квалификация и недисциплиннированность членов команды, плохое техническое состояние судна, открытые во время шторма иллюминаторы. 

«Боль не утихает», - и сейчас говорят родственники погибших. О трагедии не даёт забыть и несправедливый, по их мнению, приговор, и цепочка последовавших после него событий. Скоро первые виновники выйдут на свободу, не заплатив ни копейки и, судя по всему, даже не раскаявшись. 

После суда 

Как и 5 лет назад, 10 июля в этом году выпадает на воскресенье. По прогнозам метеорологов, это будет жаркий день - как в 2011-м. 1825-й день со дня трагедии. У Геннадия Игнарина, потерявшего на «Булгарии» сына Ивана, записана хроника прошедших пяти лет. Импровизированный календарь, на котором расчерчен каждый день. Зелёным отмечены заседания суда - все 144, на которые он ездил как на работу. 

«А здесь, - показывает на 2016-й, - уже всё заглохло. Никому мы больше не нужны…»

Сын Иван, его жена и их дети - эти фотографии Генадий Игнарин всегда держит рядом. Фото: АиФ/ Дарья Ходик

После приговора родственников ждал ещё не один удар - не прошло и нескольких месяцев, как главной фигурантке дела, субарендатору судна Светлане Инякиной уменьшили срок на треть в связи с амнистией к 70-летию Победы. Аналогичное решение было вынесено и по Хаметову. Об этом узнали постфактум - родственникам погибших сообщать такие новости не обязаны. «Обидно, что гособвинение так быстро предало позицию потерпевших, утвердив решение об амнистии. Вера в справедливость законов теперь на дне Волги», - говорит Геннадий Игнарин.

Иван Игнарин
Иван Игнарин Фото: АиФ/ Дарья Ходик

В 2015 году Галина Ивашова (жена осужденного эксперта Речного регистра Якова Ивашова) потребовала раздела имущества и выделения 1/2 доли после того, как выяснилось, что на сберкнижке у супруга 800 тыс. руб. (если разделить эту сумму на всех потерпевших, то можно было выплатить по 15 тыс. руб. - Прим. авт.). Суды проходили в Перми, по месту ее жительства. В иске ей отказали. Но этих денег родственникам погибших не выплатили. 

Вопрос с компенсацией морального вреда до сих пор не решён. Если от пермских приставов Геннадий Игнарин получил два перевода на 350 и 500 рублей, а Наиль Сейдгазов, также потерявший сына, 15 и 18 (!) рублей, то от казанских приставов - за весь год не пришло ни копейки. Казалось бы, дело нерядовое - надо в лепёшку расшибиться, чтобы компенсировать людям последствия в том числе и государственной халатности, недоумевают потерпевшие. Им пришлось самим ходить в отдел по особым исполнительным производствам, писать заявление, приносить банковские реквизиты. Приговор, как выяснилось, не гарантия, что дело доведут до конца.

Прошёл год, и может, исполнительное производство уже прикрыли? - задаются вопросом пострадавшие. В августе-сентябре сотрудник казанского отдела Ространснадзора Владислав Семёнов выйдет на свободу, субарендатор судна Светлана Инякина - через год-полтора, старший помощник капитана судна Хаметов - через 3 года. «Люди уже выходить начинают, а должного наказания они так и не понесли. Все о нас забыли», - говорит Гульнара Назарова, потерявшая 9-летнего сына Руслана.  

Виновникам трагедии (слева направо - Яков Ивашов., Владислав Семенов и Ирек Тимергазеев) сидеть осталось недолго. Фото: АиФ-Казань/ Руслан Ишмухаметов

«Прошу прощения» 

Недавно Геннадий Игнарин получил письмо от эксперта Росречрегистра Якова Ивашова. В нём тот сообщил, что работает в колонии электриком и половину зарплаты (500 рублей) перечисляет потерпевшим. «Я прошу у вас лично и у остальных потерпевших прощения и выражаю соболезнования», - пишет Ивашов. Это первые извинения из уст одного из виновников за эти 5 лет. 

Я до сих пор в каждой девочке, которая идёт с бабушкой по улице, вижу Полину и нашу маму

Потерпевшие сами пытались взыскать компенсацию морального вреда с государства, так как и Тимергазеев, и Семёнов были сотрудниками Ространснадзора. Наиль Сейдгазов и ещё шесть человек подали иск в Савёловский суд Москвы, но им было отказано. Ространснадзор отверг претензии на том основании, что по 200 тысяч рублей пострадавшим уже присудили. Прокуратура поначалу поддержала требования пострадавших. И более того, подала от их имени апелляцию, но во время её рассмотрения отозвала иск. «На основании этого суд отказал, - рассказывает Наиль Сейдгазов. - Апелляция рассматривалась 6 июня, но до сих пор мотивировочного решения мы не получили. Будем подавать кассационную жалобу». 

На «Булгарии» погибли 28 детей. АиФ/ Руслан Ишмухаметов

«Махнуть рукой, как многие сделали, я не могу, - признаётся Геннадий Игнарин. - Работать после всего случившегося я не в состоянии, а моя пенсия - не та, на которую можно жить. Кто-то скажет: «Они же получили миллион»! От правительства России я получил за гибель сына 200 тысяч рублей, от республики - 60 тысяч. Скажите, кто готов за 260 тысяч схоронить молча своих сына или дочь?».

Эти мытарства не дают примириться с болью. Не все готовы переживать это снова и снова. Иным лучше не копаться в уголках памяти, потому что это невозможно трудно - снова переживать смерть близких. Только сейчас, спустя пять лет, мама погибшей 9-летней Полины Лариса Васягина находит в себе силы общаться с журналистами. В Сюкеево они приезжали лишь раз. Нашли среди посаженных в честь погибших деревьев яблоньку «Полина Васягина», но боль не отпускала.

Полина Васягина
В честь Полины Васягиной посадили яблоньку. Фото: АиФ/ Из личного архива

Сегодня она не думает ни о каких судебных исках и материальных претензиях. На суде была лишь дважды, шла туда с единственной целью - посмотреть в глаза людям, которые допустили трагедию, унесшую жизни её дочери и свекрови. Хотела понять, как могут спокойно жить члены команды, которые спаслись, а доверившие им свои жизни женщины и дети погибли? Больнее всего, что осуждённые так и не поняли, что произошло. «Я до сих пор в каждой девочке, которая идёт с бабушкой по улице, вижу Полину и нашу маму, - говорит Лариса. -  Наши дети уже никогда не вернутся домой, и нам никуда не деться от этого».

Осколки памяти

В руках Геннадия Игнарина - телефон сына. В фотоаппарате, который Иван взял в ту поездку и который вернули семье, «флешки» не оказалось. Телефон кое-как восстановили, иногда Геннадий Иванович листает сохранившиеся на нём фотографии. Это его память, его боль и слёзы. «Накануне поездки сын принял решение креститься. Жена с детьми была на Кордоне, поэтому их с собой не взял - поездка буквально на один день: туда и обратно. Сначала в Свияжск, а затем в Болгар». Но не случилось. Его сыну Георгию - 8, дочери - скоро 12. Жена Анна вкалывает за двоих, папиной поддержки им очень не хватает. В этом году семья снова поедет в Сюкеево - от министерства социальной защиты по традиции организуют автобусы для родственников. Постоят у стелы памяти, польют яблоньку, посаженную в память об Иване. В прошлом году на маленьком деревце выросло одно яблочко.

Что стало с речными перевозками?

Спустя 5 лет рынок речных пассажирских перевозок в Татарстане восстановился. «Мы ожидаем роста в этом году на 20% по справнению с прошлым годом, - отмечает начальник отдел внутреннего туризма крупной круизной компании Наталья Кадырова. - Спрос на речные круизы хороший, об этом я могу судить и по отзывам коллег. На август уже все распродано. В основном люди предпочитают экономичные варианты. Думаю, это произошло в том числу, и благодаря тем мерам, которые были приняты после трагедии. Контроль ужесточился: многочисленные проверки судов, наличия лицензий».

А вот новых судов, вопрос о которых подняли сразу после трагедии, за минувшие пять лет так и не появилось. «Обновления флота, конечно, хочется, - отмечает эксперт. Туроператоры своими силами обновляют интерьер, мебель и другую «начинку». Но без поддержки в виде государственно-частного партнерства новые современные суда на наших реках не появятся».

Судно, спасшее выживших пассажиров - «Арабелла». Так оно выглядит сейчас. Фото: АиФ / Дарья Ходик

Почему приставы не работают?

Претензии потерпевших «АиФ-Казань»попросил прокомментировать судебных приставов. Вот что ответил пресс-секретарь УФССП по Татарстану Арсений Галиев:

«Сейчас все должники отбывают срок. В это время взыскать долги с них невозможно. Имущества у них практически никакого не нашли. У Семёнова есть машина, но она в розыске. У Инякиной удерживают небольшие суммы из зарплаты, которую она получает в колонии. Ещё у одного из должников есть 1/6 доли в квартире, которую выделить и продать практически невозможно.  Если у должника нет ни средств на счетах, ни имущества, исполнитель­ное про­из­­водст­во могут закрыть и раньше из-за невозможности взыскания. При этом взыскатель имеет право хоть на следующий день прийти и написать заявление о возобновлении производства. Это можно делать много раз. Так как долг по каждому исполнительному листу не больше 1,5 млн руб., то должника нельзя привлечь к уголовной ответственности за уклонение от уплаты долга по статье 177 УК РФ. В счёт уплаты могут взыскать только 50% пенсии или 50% зарплаты осуж­дённого. Срок за уклонение от уплаты не добавляют».

Комментарий

Краевед, методист на теплоходах Абдулла Дубин: 

«В советские годы тоже была безответственность. У нас же как: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Помню катастрофу ровно 30 лет назад: в Саратовском водохранилище теплоход «Сергей Кучкин» (сейчас «Очарованный странник») столкнулся с катамараном, груженым автомобилями. Накануне отмечали день рождения старпома и на рубку поставили моториста. Спасло то, что пробоина оказалась в 10 см от уровня воды и теплоход не затонул. Туристов отвезли в Самару, а брешь заделали. За две недели до этого пошёл на дно «Адмирал Нахимов». Паника была страшная, в печати не сообщали. Это был большой урок. Но через 25 лет про­изошла новая трагедия. После «Булгарии» вздрогнули. Сейчас в плане спас­жилетов, наличия плотов стало строже. Почаще стали проверять. Но, к сожалению, всё забывается, и из трагедии мы выводов не делаем». 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах