aif.ru counter
1516

Капитан «Арабеллы»: как изменилась его жизнь после «Булгарии»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. АиФ-Татарстан 12/03/2013

«Появилась некая грань, - говорит Роман Лизалин. – Вспоминая о событиях, каждый раз как бы на подсознательном уровне переживаешь их. Мы должны извлечь из трагедии уроки, чтобы впредь такого не повторялось».

Суд разберётся

- Роман Евгеньевич, вы следите за судебным процессом?

- Поначалу - да, но, сейчас, к сожалению, не в полной мере, не хватает времени отслеживать всё подробно - постоянно на работе. Что-то узнаю из Интернета. Но здесь в качестве свидетеля не привлекаюсь.

- Старпома «Булгарии» Рамиля Хаметова из свидетелей перевели в разряд подозреваемых. Многие уверены, что на скамье подсудимых должны сидеть и другие члены экипажа…

- Скажу так: когда человек выбирает профессию речника, он должен понимать: иногда от его действий будет зависеть здоровье, а то и жизнь другого человека. И ты обязан сделать всё, и даже, может быть, отдать свою жизнь, чтобы помочь  другому. Надо заранее проигрывать возможные моменты, заведомо к ним себя готовить. Но говорить – осуждаю я или нет действия членов экипажа «Булгарии», не хочу. Выступая на суде по делу капитанов «Дунайского-66» и «Арбат» я испытывал двойственное чувство. Но я не могу кого-то осуждать или оправдывать. Уверен, что суд разберется в данном деле и вынесет справедливое решение.

Надежда речников

- Что изменилось за это время в речфлоте?

- Внутри речников время разделилось на «до» и «после» «Булгарии». Появилась некая грань. Невидимая, но она есть. Например,  в рассказах капитанов о каком-то событии часто упоминается фраза: «Ну… это ещё до «Булгарии» было…».

Изменилось отношение к вопросам, связанным с безопасностью. Все стали строже относиться к этому, ужесточили требования в плане сервисного обслуживания, технического состояния судов. Что касается меня, то я всегда считал, что безопасность является основным пунктом в речном судовождении, и всегда старался донести это до своих учеников. И если раньше я обращал внимание на безопасность только своего судна, то сейчас стал смотреть, как обстоят дела у других. Причём невольно: в голове срабатывает какой-то сигнал, и ты сразу видишь, что что-то не так. Мне нравится, когда в отношении безопасности среди коллег проявляется какая-то здоровая конкуренция. Она должна быть - во имя безопасности.

- Вы писали о проблемах речфлота премьер-министру Дмитрию Медведеву, была ли реакция?

- Я неоднократно писал, ещё до этих событий, а последнее письмо отправил буквально за неделю или две до трагедии. Просил обратить внимание на безопасность, какие проблемы существуют в данный момент на речном транспорте, видя их изнутри. Но услышан не был. Реакция последовала уже после крушения. Мне позвонили из Москвы, спрашивали, что нужно изменить и т.д. Я готов оказать помощь в развитии речного флота, и сделать всё возможное для его улучшения.

- Что же нужно сделать в первую очередь?

- Самая большая проблема в речфлоте - кадры. Технику заменить проще, а вот воспитать квалифицированного специалиста гораздо сложнее. Нужны годы. Причём большое внимание нужно уделять к любви и гордости за свою профессию.

Зачастую бывало так, что на руководящие посты становились люди, не связанные с профессией. Надо работать в этой сфере, знать её, прочувствовать на себе. Только так можно увидеть все тонкости, слабые места. А иначе не будет живой информации, которую человек получает, когда сталкивается с этим ежедневно.

- Зеленодольский завод готов представить суда, но их проектом заинтересовался лишь Красноярск…

- Омоложение флота должно происходить не без участия государства. Частнику тяжело построить новое судно и его эксплуатировать. Мало кто пойдет на такой риск – вложить большие средства, чтобы получить результат лет через 10-15. Процесс модернизации судов идёт, есть заказы на гражданский флот, на оборонку, но всё происходит не так быстро, как хотелось бы. В 90-е годы вообще ничего не происходило, флот находился в режиме ожидания, из него вытягивали последние соки при минимальных вложениях, а то и при их отсутствии. Через  газету я хотел бы обратиться к судовладельцам: когда вы покупаете судно, вы должны быть готовы к затратам, в первую очередь на безопасность. И потом только комфорт. Можно сделать из судна конфетку снаружи, но оно так и останется со своими болячками.

Сейчас делаются шаги в сторону обновления, улучшения речного флота, были внесены изменения в законодательство. Но мы реалисты, понимаем, что такая большая страна и флот не может измениться в одночасье. Но я верю, что через несколько лет мы увидим Россию, в частности, транспорт, в ином качестве. Речники живут надеждой. Ведь они в каком-то смысле романтики, фанаты своего дела, как моряки, лётчики.

Фото: Из личного архива

Капитан без эмоций

- С профессиональной точки зрения спасательную операцию вы провели безупречно…

- Всё - благодаря хорошо подготовленному экипажу, его профессиональным навыкам и мастерству.  Я безумно горжусь своим экипажем. Хладнокровие, упорство, расчёт в этом случае необходимы на 100%. Вся команда пережила стресс, особенно девушки, женщины, ведь у многих дети. Но это не должно нас ломать.

Несмотря на горе, трагедия с «Булгарией» показала, что в трудную минуту мы можем сплотиться. Я говорю о людях, которые были в тот момент у меня на борту – не только членов команды, но и пассажиров, они отдавали последнее, старались всячески помочь, поддержать. Я на собственном опыте убедился в том, что мы умеем сплотиться. Россияне этим отличаются от других стран.

- И всё же большинство, особенно молодежь, романтизируют ваш образ, считают вас героем.

- Я не герой, но если смогу послужить кому-то примером и хоть один мальчишка выберет для себя такой путь, буду очень рад. В первое время, особенно в соцсетях, конечно, был жуткий ажиотаж, пришлось даже уйти оттуда. Сейчас всё более или менее улеглось, в апреле 2012 года я женился, а в октябре стал отцом – замечательной дочки.

Капитан с женой.
Капитан с женой. Фото: Из личного архива

- В нынешнюю навигацию вновь станете у штурвала «Арабеллы»?

- Она ещё будет на ремонте. Поначалу нам было жалко, что сделают с нашей «Арабеллкой». Тем более мы когда-то пригнали её «гадким утёнком» из Москвы. Мы вдохнули в неё жизнь, каждый из нас отдал ей частичку себя. Но всё-таки нам повезло – теплоходу дарят вторую жизнь. Через год-два «Арабелла» выйдет в рейс в совершенно новом качестве. Она проживёт ещё очень долго, может быть, когда-нибудь станет одним из символов Татарстана или Казани.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 7 читаемых

Самое интересное в регионах