aif.ru counter
176

Вот так нахимичили. Кого обманывают реформаторы от науки

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. АиФ-Татарстан 6 04/02/2014
Александр Коновалов, академик РАН
Александр Коновалов, академик РАН © / АиФ

Где открытия? 

- Александр Иванович, почему о великих открытиях в отечественной науке ничего не слышно? 

- Наука не стоит на месте. Есть очень интересные работы! Но куда денешь 90-е? Они вырыли яму, из которой трудно выбраться. Финансирование нашего Института органической и физической химии сократилось тогда в 20 раз! И мы не одни такие. Когда обвиняют научные структуры, в частности РАН, в неэффективности, это по меньшей мере несправедливо. Оттуда, куда ничего не вложено, нечего и взять. РАН критикуют за то, что мало публикаций, всего 2% от мирового объёма. А у американцев - 35%, в странах Евросоюза - 25-27%. Вопрос: а сколько средств там отводят на науку? Если представить себе общемировой научный  «кошелёк», то доля США - 35%, а доля России - всего 2%. Сколько заплатили, столько и получили. 

- Зато «поголовье» учёных в России чрезмерно большое. Есть ведь и такое мнение. 

- Численность научных работников во всех странах, включая такие развивающиеся, как Индия и Пакистан, растёт. А в России сокращается. После реформы, которую затеяли в РАН, темпы ускорятся. Ведь одна из её целей - оптимизация институтов и научных коллективов. Будут смотреть, кто как работает. Но каковы критерии? «План по валу» публикаций? Это несерьёзно. У каждого творческого человека бывают якобы простои, когда он, казалось бы, не выдаёт продукции. Но голова-то круглосуточно работает, мысли оформляются в идеи, идеи – в гипотезы, гипотезы - в теории. Публикация – лишь итог. 

- С оптимизациями в здравоохранении, образовании, сфере культуры уже изрядно напортачили…

- Вот и до науки дошло. Про зарплату учёных я не говорю. С высоких трибун звучат одни цифры, на деле - другие. Создаётся впечатление, что «средняя температура по больнице» стала статистической константой. Кого обманываем-то? Наука и образование - основа основ, от них зависят развитие и мощь державы. В России сегодня и наука, и образование в плачевном состоянии. Важнейшие решения в этих сферах руководство страны принимает авторитарно.  Но закон принят, и надо жить по закону.  

Танцы «от печки»

- Реформа РАН направлена также и на омоложение научного сообщества. Встречались ли вам молодые академики?

- Да, наш земляк Роальд Сагдеев, один из создателей со­временной физики плазмы. Но он один из немногих. Нужны годы, порой десятилетия, чтобы изучить труды предшественников, накопить необходимый опыт, сказать новое слово в науке, создать собственную научную школу (а это обязательное требование для получения академического звания). Научный авторитет – плод огромной и очень длительной работы. 

- То есть достичь высот можно только в седовласом  возрасте?

- У молодёжи сегодня больше возможностей: научные контакты, свобода выбора, гранты и т. д. Но есть и другая сторона медали. Только научное учреждение в состоянии развивать и поддерживать необходимую инфраструктуру, самостоятельно решая, на какое оснащение потратиться, чтобы обеспечить высокий уровень разработок. Ведь тот или иной прибор сегодня нужен не каждому, а завтра он может понадобиться всем, чтобы решить какую-то проблему. А если государство даёт деньги только на конкретные разработки и отдельные гранты, то и общей инфраструктуры не будет. Несмотря на расширение возможностей, молодёжи нынче нелегко, поскольку современная наука – дело коллективное.

Бюрократизм душит научный поиск. Скажем, финансирование открывается в середине года. А в декабре требуют отчёт: куда потрачено? Однако чтобы получить, допустим, необходимый реактив, требуются месяцы согласований, надо пройти через разные тендеры, а доставят не то, что нужно. Не абсурд ли? В советское время мы всё-таки «от печки» танцевали. 

- В советское время от учёных настойчиво требовали внедрения в практику. Это было главным показателем эффективности.

- Тогда существовал развитый сектор прикладной науки. Теперь он разрушен, что я считаю огромной ошибкой. Такого отношения нет нигде в мире. По крайней мере, до тех пор, пока большой бизнес не обернулся лицом  к фундаментальной науке. Но пока он занят лишь выкачиванием природных ресурсов и обретением сиюминутной выгоды. 

Где ждать прорыва? 

- Когда-то академик Л. Арцимович пошутил, что наука - способ удовлетворить своё любопытство за счёт государства.

- А что движет учёным, если не любопытство? Он хочет узнать, почему, как. Но при этом решаются важнейшие проблемы. Да, за счёт государства… А как иначе? На коленке фундаментальная наука не делается...   

- 11 лет вы были ректором КГУ, включая годы, когда страна бурлила. Сейчас стране люди с высшим образованием не очень-то нужны…

- Есть понятие: уровень интеллекта общества. Его формируют люди с высшим образованием. Хотя среди них и много «образованцев», как прозорливо заметил в своё время А. Солженицын. Я с грустью отмечаю, что появилось слишком много вузов. В некоторых преподают мои коллеги. Они говорят о крайне низком уровне знаний студентов. Особенно это проявилось после введения ЕГЭ. Экзамен не развивает умственных способностей. Уровень интеллекта общества под угрозой. 

- Химия была наукой ХХ века, где нам ждать прорывов в ХХI веке? 

- Прорыва следует ждать, во-первых, в создании качественно новых материалов - пластичных, стойких, долговечных. Во-вторых, на стыке химии с биологией, ведь химия, образно говоря, может «понять» суть многих биологических процессов и активно участвовать в них. В-третьих, в ХХI веке, судя по всему, удастся открыть тайну «живого-неживого», поскольку работы по созданию искусственной живой клетки ведутся в мире весьма успешно.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 7 читаемых

Самое интересное в регионах