aif.ru counter
24.05.2013 09:01
545

Рифкат Тазиев: «Большая проблема - сделать так, чтобы люди дорожили собственным здоровьем»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ-Татарстан 21/05/2013
Фото: АИФ

 

Досье

 

Рифкат Тазиев, профессор кафедры онкологии и хирургии КГМА, автор 114 научных работ. Родился в 1943 г. в д. Бизяки Бондюжского района ТАССР. Окончил КГМИ. В республиканском онкодиспансере работает с 1971 г.

О дефиците. Кадров

- Рифкат Мингазович, вы один из основателей республиканского онкодиспансера, в 1972 г. возглавили абдоминальное отделение, затем торакальное, были довольно молоды…

- Прошёл закалку в райбольнице в Чувашии, куда попал сразу после института без специальной подготовки по хирургии. Вместе с операционной медсестрой делали около 400 операций в год. Работа научила принимать самостоятельные решения, - советоваться там было не с кем. Хотя со стороны государства так поступать с людьми, с молодыми специалистами было, конечно, неправильно.

- А сейчас разве не так?

- Стало лучше: специалисты учатся почти девять лет, но даже после ординатуры и интернатуры к работе не допустят без спецподготовки. Но дефицит кадров в районах огромен. Программы по привлечению молодых специалистов есть, но работают не так, как хотелось бы. Ну что такое миллион рублей? На эти деньги сейчас и дом в деревне не купишь.

Но дело не только в этом, важно воспитывать в будущих врачах человеческое отношение к пациентам. Мы учились на примере старых товарищей, беседовали с больными, у постели, в кабинете. И люди это ценили. К сожалению, сейчас ощущается дефицит общения врача с больными.

- Не хватает времени?

- Я стараюсь ежедневно с утра обходить больных, которых оперировал. Кто-то, наоборот, больше времени проводит в операционной. За рубежом хирург, который каждодневно оперирует, также участвует в выхаживании больных. В своей клинике сын Дебейки (выдающийся американский кардиохирург) с двумя старшими помощниками в день делает 18-20 операций, недельная норма для большого института в России. Врач, который приходит работать к нему, обеспечивается домом, обслугой, машиной. Чтобы человек на работе ни о чём не думал. Нам в этом плане сложнее - жизнь у нас неустроенная. Тем не менее во время операции обо всём забываешь, так как важнее пациента ничего нет.

- Сейчас здравоохранение реформируется, зарплаты врачам поднимают...

- Неизвестно, к чему в итоге приведут реформы. Видимо, должно пройти какое-то время, прежде чем мы почувствуем реальный результат. Раньше был такой приказ Минздрава: в течение 10 дней принять решение о лечении больного. Сейчас на обследования может уйти месяц – запись по компьютеру, очередь. Думаю, в будущем всё-таки система нормально заработает, и эти недостатки будут устранены.

Осторожно: заграница!

- В здравоохранение, в том числе и в РТ, вкладывается масса средств. Но постоянно собирают деньги на лечение детей за границей…

- Это ужасно! Такое отношение к своим людям, тем более к детям! Были раньше купеческие фамилии, известные своей благотворительностью. Например, Шамов построил больницу и подарил её Казани. А где сейчас меценаты? Думаю, даже одного процента денег, что оказываются в руках коррупционеров и взяточников, хватило бы на лечение всех детишек.

- Семья Птицыных из Казани собирала на лечение сына 18 млн руб. У нас даже за такие деньги не могут помощь оказать?

- Заграничные клиники берут узкой специализацией – медуч­реждения подбирают людей по уровню подготовки, таланту, и вырастают хирурги высочайшего класса. Важен сервис – пациент попадает в другую атмосферу, где чувствует, что он нужен врачу. А там это чувство создают, потому что 10% дохода одной только клиники в Германии поступает от россиян. Нередки и случаи гипердиагностики. Как-то известного нейрохирурга попросили проконсультировать группу больных с межпозвоночной грыжей, отобрав их для поездки в Израиль. Выяснилось, что из 15 человек, по его мнению, в операции нуждались только двое.

В техническом плане, надо признать, наши зарубежные коллеги по некоторым вещам впереди. К примеру, в израильской клинике после операции рака простаты на следующий день начинают ходить, у нас могут лежать неделями. Есть сферы, где мы ни в чем не уступаем, например, в хирургии рака пищевода или желудка, когда приходится иметь дело с запущенными случаями, а их у нас много. Мы во многом отстали в последние годы. Загубили трансплантологию, хотя она зарождалась именно у нас. Владимир Демихов - основоположник мировой трансплантологии - в 40-е гг. стал первым врачом, пересадившим сердце в эксперименте, пересаживал вторую голову собаке. Какая техника должна была быть! Сейчас это направление у нас развито слабо – из-за отсутствия нормальной законодательной базы. И такая ситуация во многих сферах. А медицина больна тем же, чем болеет общество.

Общее дело

- Вы говорите – масса запущенных случаев. Получается, врачи воюют с итогом наплевательского отношения нас к своему здоровью?

- Мы никогда своей жизни не жалели. И государство не щадило - по результатам войны на одного убитого немца приходится несколько убитых советских солдат. Жуков говорил: «Не жалейте солдат, русские бабы ещё нарожают».

Здоровье перестало быть капиталом. Люди не задумываются о том, что это позволяет работать и нормально жить. Китайцы каждое утро становятся на зарядку - все улицы заполнены. Думаю, что наша проблема во многом связана с общим низким уровнем культуры, крахом системы ценностей в 1917 г., в 90-х. Наверное, должны пройти годы, чтобы люди восстановили душевное здоровье.

- Может, самочувствие граждан – не только их личное дело, но и государственное?

- Конечно, надо стимулировать людей к здоровому образу жизни. Взять хотя бы борьбу с курением - вроде бы ужесточили закон, но одно дело принимать законы, и другое – соблюдать. Контроля нет, поэтому как курили, так и будут курить, если ничего не изменится. Американцы поставили задачу снизить заболеваемость раком лёгких на 50% за счёт борьбы с курением и заставили людей бросить эту пагубную привычку! В 9 случаях из 10 рак лёгкого возникает в результате курения. Сколько наших людей можно было спасти, если бы они бросили сигарету! Нужно сделать так, чтобы люди дорожили здоровьем.

- Что лично вам помогает сохранить жизненный тонус?

- Не курю, не пью. Нравится физическая работа в деревне.Всю свою хирургическую карьеру я всегда сильно переживал за то, что происходит. Смерть пациента выбивала из колеи. Перенёс три инфаркта, есть проблемы со сном. Всё-таки у врача должен быть инстинкт самосохранения. Ведь ты нужен людям, а умирать с каждым ушедшим больным невозможно. Поэтому берегите себя, бережно относитесь друг к другу, будьте добрее. Это поможет сохранить здоровье и продлить жизнь. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество