aif.ru counter
27.09.2012 02:09
198

В Казани издали книгу Наили Ахуновой «Заметки на полях шляпы»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. АиФ-Татарстан 25/09/2012

Она с французским шармом носит шляпки и коллекционирует белых ворон. Литобъединение, которое она возглавляет, называется «Белая ворона». Нынче ему 15 лет.

Недавно увидела свет и новая книга Наили Ахуновой «Заметки на полях шляпы». Впервые в Казани представлен незнакомый большинству читателей литературный жанр, который, по сути, сопровождает нас сейчас повсюду.

«Мир культуры разнообразен. И каждый выбирает что-то своё исходя из собственной духовно-нравственной планки», - говорит поэтесса.

Ни дня без книги

- Наиля, фамилия облегчает жизнь? Ведь вы дочь классика татарской литературы Гарифа Ахунова.

- Это накладывает огромные обязательства. Отца нет уже 12 лет. Но память о нём, его творчество определяют вектор моей жизни. Мама, Шаида Максудова, тоже была литератором, переводчицей. Её отец, мулла, стал одним из прототипов главной книги Гарифа Ахунова «Дочь Волги». В нашей семье 5 литераторов. В доме - культ книги, и день без неё для меня потерян.

- А как появилась на свет «Белая ворона», ставшая, пожалуй, самым популярным литературным объединением?

- В 1997 г. в Казанском мед­университете я организовала литературную студию при поддержке студенческого проф­кома. Ребята собрались очень талантливые. Долго искала название, хотелось учесть специфику вуза. В школьной тетрадке дочери попались на глаза латинские крылатые изречения. Сразу понравилось «Rara avis», т. е. редкая птица, «белая ворона». Ну как же в медуниверситете обойтись без латыни?

- Литобъединение давно вышло за рамки вуза. Фестивали, конкурсы, которые вы проводите, привлекают всех – от пионеров до пенсионеров.

- Порой участвуют даже не десятки, а сотни людей, увлечённых поэзией. Сложилось и волонтёрское движение. Среди авторов, с кем я занимаюсь, немало инвалидов. Появились и филиалы «Белой вороны». В моём родном Альметьевске мы открыли уже второй сезон. Есть филиал в казанской школе-интернате №4 для детей с заболеваниями опорно-двигательного аппарата. Занятия ведёт один из моих учеников. У нас много друзей – художников, фотографов, музыкантов. Для меня «Белая ворона» и увлечение, и образ жизни.

- А говорят, что современную молодёжь привлекает не литература, а компьютер и пиво.

- Я постоянно общаюсь с молодёжью. В этом году мы провели всероссийский фестиваль «Хайкумена на Волге». Стоило бросить клич в Интернете, и те, кто любит японскую поэзию, приехали из 8 городов страны от Москвы до Таганрога. Состязались в стихосложении, знакомились, город показали. Хотелось бы проводить такие фестивали регулярно, ведь первый получился очень интересным!

О хайку и хайдзинах

- Жанр вашей новой книги – хайбун: прозаические миниатюры в сочетании с трёхстишиями (хайку). Чем привлекает вас и ваших единомышленников древняя японская традиция?

- Лаконизмом и изяществом. Те поэты, кто приехал на «Хайкумену», называются хайдзинами. Мне приятно, что имею диплом 4-го международного конкурса хайку, который проходил в Москве и собрал хайдзинов со всего мира, включая Австралию. Жанр хайку отвечает ритмам и темпу XXI века. В старину в поэзии преобладали эпические поэмы, монументальные оды. Время было другое. В древней Японии хайку считалось поэзией для избранных, для интеллектуалов. Сейчас этот жанр во всём мире активно используется в рекламе, в компьютерном общении, при оформлении вернисажей и выставок. В нём есть некая недосказанность и, одновременно, ясность. Говоря современным языком, хайку – это слоган. А сочинить коротенький запоминающийся слоган очень трудно. Востребованность хайку – интереснейшее литературное явление, которое ещё никто не осмыслил и не изучил.

- Название вашей книги «Заметки на полях шляпы» связано с вашим любимым головным убором или же с японской поэзией?

- Я люблю японского поэта Басё, который жил в XVII веке. По преданию, странствуя по стране, он носил огромную шляпу, и на её полях записывал свои стихи. Так что название не случайно. А шляпок у меня – несколько десятков. Особенно много соломенных. Комбинирую их с платками, шарфами, бантами и прочими аксессуарами. Но самая любимая – первая, из чёрного фетра, моя спутница и талисман. Она появилась одновременно с «Белой вороной». Купила в поселковом магазине, влюбилась, надела и сразу пошла. У меня есть хайку на эту тему: «О пальмах и море// Мечтает сом­бреро// В шкафу средь панам». Я ведь очень люблю путешествовать, как все хайдзины.

 

Досье
Наиля Ахунова родилась в Альметьевске. Окончила Казанский институт культуры. Автор 10 книг. Член Союза писателей РТ. Заслуженный работник культуры РТ. Замужем, есть взрослая дочь.

- Коллекция ворон тоже появилась одновременно с «Белой вороной»?

- На первую годовщину литобъединения мне подарили первую фигурку. А потом стали дарить друзья, ученики, родственники. Даже из-за границы такие сувениры привозят. Есть очень оригинальные авторские работы. Например, ворона с натуральными перьями. Со своими птичками я принимала участие в конкурсе «Удиви страну!», который как-то проводила одна московская газета. Заработала приз читательских симпатий.

 

Ослепшая память

- Распространено мнение, что российская культура в кризисе, торжествуют пошлость и безвкусица, а чересчур умные мысли никому не нужны.

- Мир культуры разнообразен. И каждый выбирает что-то своё исходя из собственной духовно-нравственной планки. Для меня лично планка стоит высоко. Для тех, с кем я общаюсь, тоже. Огорчает, что библиотек становится всё меньше, а вместо них появляются совсем другие заведения. Мы семь лет собирались в библиотеке на ул. Муштари, в историческом здании, куда часто заглядывали туристы. Здание снесли. Как снесли и Дом культуры медработников, с которым связана целая эпоха в истории Казани. Что построят взамен – неизвестно. «Пустые глазницы//Старинной Казани//Ослепшая память». Ведь в первую очередь старинные здания лишают окон, а после начинается всё остальное. И для города, и для человека беспамятство имеет необратимые последствия.

- Вы окончили художественную школу, работали художником на Компрессорном заводе. Сейчас рисуете?

- Редко. Но раньше даже в выставках принимала участие, получала грамоты и призы. Японская поэзия близка к живописи. Когда смотрю сейчас на осенние деревья, так и вижу руку японского художника. «От смущенья краснея//Осень стучится в окно// Веткой рябины».

- Увлечение хайку что-то изменило в вашей жизни?

- Приобрела множество новых друзей из разных стран. В Америку в гости зовут, чтобы дружить домами. Скоро поеду на 5-й международный конкурс хайку. Расти творчески - для меня это очень важно.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество