aif.ru counter
10.06.2014 10:10
Татьяна Сидорова
1049

Драматург Мадина Маликова - о Сююмбике, национализме и спонсорах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. АиФ-Татарстан 24 10/06/2014

«АиФ-Казань»: Ваша пьеса «Последняя легенда» о судьбе казанской ханши Сююмбике с успехом идёт в Театре им. Тинчурина. Чем привлекла вас эта тема?

Мадина Маликова: Пьеса о правительнице, женщине и матери. Но, в первую очередь, о противостоянии двух государств, двух культур, двух представлений о  политике и жизни. Меня всегда привлекали женские судьбы, хотя модные нынче слезливо-слащавые дамские романы – не моё. Трагедию не ставили несколько лет, хотя отметили ещё в 2003 г.  на республиканском конкурсе по созданию новой татарской пьесы. Театр Камала она не вдохновила, а другим она показалась слишком сложной. Наконец заинтересовался пьесой Театр им. Тинчурина. Для постановки она действительно трудная, нужны исторические костюмы, соответствующая сценография. Главный режиссёр Р. Загидуллин не требовал от меня каких-то переделок. К тексту он подошёл так бережно, что на премьере 27 февраля я была счастлива, услышав, что со сцены звучит только то, что я написала.  

«АиФ-Казань»: Да, это нынче редкость. Режиссёры-авангардисты не считаются даже с классиками. Сколько пьес вы написали?

Мадина Маликова: Шесть. И у каждой - своя судьба, как и у Сююмбике. Во главу действия «Последней легенды» я поставила политику, основываясь на исторических фактах. Моя героиня не выбросилась с башни в Казанском кремле. Её вместе с малолетним сыном увезли в Москву, где насильно выдали замуж. И это, как она и предвидела, привело к войне.

«АиФ-Казань»: Завоевание Москвой Казанского ханства до сих пор будоражит умы русских и татар. Но Иван Грозный взял Казань далеко не с первого похода.

Мадина Маликова: В пьесе нет Ивана Грозного. Есть князь Серебряный, историческая личность. В противостоянии его и Сююмбике – противостояние двух государств, историческая неизбежность на тот момент. И князь, и ханбике – равновеликие личности, которые борются за интересы своих народов, демонстрируя одинаковые силу духа и воли. Один считает, что для достижения цели все средства хороши, для другой -  превыше всего нравственность, а на руках -  маленький ребёнок. Кто знает, как сложились бы их судьбы, встреться они в иных обстоятельствах? Может быть, полюбили друг друга? Князь спас ханбике  шу для дальнейшей, но очень несчастливой жизни, ведь сторонников Москвы было тогда в Казани немало. Могилу Сююмбике в г. Касимове так и не нашли до сего дня.    

Уходящая натура

«АиФ-Казань»: Нравственность, любовь, патриотизм – сегодня не в моде. Но не только ваши пьесы, а и книги, будят эти  чувства. Не боитесь стать несовременной?

Мадина Маликова: У меня свои читатели. Которые слово «любовь» не считают синонимом слова «секс». Это та самая нравственность. Ну а патриотизм… Вы спросили, не националистка ли я? Да, националистка, не подразумевая негативного смысла. Татарский язык – мой родной, лучший из всех. Как бы ни хотела, по-русски не напишу так, как по-татарски, хотя по образованию - учитель русского языка и литературы. Понимаю, что таким образом сужаю свою читательскую аудиторию, но даже переводы собственных книг делать не осмеливаюсь. Когда-то в московских издательствах делали отличные переводы с татарского. Всё кончилось с распадом СССР. Даже съезды писателей. 30 лет назад написала роман «Милосердие», он издавался три раза в Москве . Сняли 4-х серийный спектакль, который иногда и сейчас идёт по «ТНВ», а книгу включили в программу для татарских школ. Значит, есть отклик с современностью.

«АиФ-Казань»: Вы первая писательница-татарка, которая написала роман на родном языке. Почему до сих пор «женскую» эстафету национальных романисток никто не подхватил?

Мадина Маликова: У меня 9 романов. Но написать роман - огромный труд! Надо быть полностью свободной от быта, от семьи, от проблем, а дома творчества, где можно почувствовать себя раскрепощённой, – в далёком прошлом. Да и не пользовалась я никогда привилегиями члена СП СССР. Потому что семья всегда стояла для меня на первом месте. Таков татарский женский менталитет. Мне повезло с семьёй. Муж - Ахмет Рашитов, известный поэт, некоторые его песни люди воспринимают как народные, а это высшая оценка. Он понимает силу и красоту слова, я доверяю его вкусу, и он первый, с кем я делюсь замыслами своих произведений, а потом читаю их. Бывают и споры, он главный мой критик. Иногда говорит: прекрати сокращать и править, ты уже портишь! Столь же взыскательна и я к его произведениям. У нас общие интересы, единый духовный мир. Но этот мир переживает не лучшие времена.

Тернистый путь

«АиФ-Казань»: Вы говорите о национальной литературе?

Мадина Маликова: Пробиться к читателю трудно. В единственном в РТ толстом журнале «Казан утлары» для романа лимит – 180 страниц. Надо писать сжато, конкретно, наступая на горло собственной песне. Но ведь литература – не журналистика, хотя я и начинала писать в газетах и журналах. Интересно, как Лев Толстой уместил бы «Войну и мир»  в рамки современных требований? Все свои книги издаю за свой счёт, да и распространяю. Из Москвы, Уфы просят: пришлите новинки, есть спрос! Но как?  По почте - не по карману. Раньше библиотеки РТ приобретали часть тиража. В 2014-м, объявленном Годом культуры, у библиотек отняли средства на самостоятельную закупку книг, сократили сотрудников. И теперь всё только по централизованной разнарядке, по линии издательств. А в их редакционный план надо ещё попасть, пройти через комиссию, да и заплатят по минимуму. Писатель сегодня - униженная личность. Особенно жалко молодых авторов.

«АиФ-Казань»: А спонсоры, которые на словах  всем сердцем радеют за национальную культуру и литературу?

Мадина Маликова: Спонсоров у меня нет. Как-то, уже давно, пыталась найти, но на порог не пустили. Творческий человек беззащитен. Некоторые из сильных мира сего, с кем сегодня порой общаюсь, потому что как писателю мне интересны Личности, участвующие в формировании  современной цивилизации, даже не знают, что в своё время они, через секретаря, отказали в аудиенции, хотя речь шла об издании книги, а не о починке водопровода.

«АиФ-Казань»: В прошлом году у вас вышел детектив на татарском языке, редкая «птица» в национальной литературе. Дань моде на такие произведения?

Мадина Маликова: Меня интересовала, прежде всего, психология тех, кто преступает закон, и тех, кто стоит на его страже. Поэтому не пользовалась конкретными материалами, оттолкнулась лишь от факта. Как и в любой моей книге, здесь много лирики, в этом моя женская сущность. Я ведь и стихи для своих пьес сама пишу, поскольку если брать чужие, они не вполне вписываются. В жанре детектива мне захотелось себя попробовать. Кажется, получилось, книга пользуется спросом.

«АиФ-Казань»: О чём я вас не спросила, но о чём вы бы хотели сказать?

Мадина Маликова: Когда я только начинала свой писательский путь, думала: в мире столько зла, недоброжелательства, нелюбви, что закричать иногда хочется: «Люди, что вы делаете? Оглянитесь в прошлое и посмотрите в будущее!  Помогайте друг другу, мы ведь не вечные, миром правит любовь!» Мечтала хоть на йоту разрядить эту атмосферу. Я верила, что литература способна проторить путь к человеческим сердцам и изменить жизнь к лучшему.

«АиФ-Казань»: А сейчас верите?

Мадина Маликова: Не так безоглядно, как раньше. Но и сейчас считаю, что литература сокращает долю зла, непонимания, нелюбви в нашем мире. Если это настоящая литература.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество