aif.ru counter
534

Скальпель вместо оружия. Как военно-полевой хирург спасла тысячи жизней

Сюжет 70-летие Великой Победы

Если бы школьнице Тане Емелиной сказали, что она станет подполковником медслужбы, она в это бы не поверила. Таня мечтала о карьере химика. Но когда она училась в 10 классе, умер отец. Умирая, он просил дочь: «Стань врачом!»

Таня мечтала о карьере химика. В 1937 году, когда девочка училась в 10 классе, внезапно умер отец. Ещё вчера совершенно здоровый человек оказался беспомощным перед лицом болезни. Умирая, он просил дочь: «Стань врачом, спаси хотя бы одного человека!»

«Останьтесь живыми!»

Конкурс в мединститут был 8 человек на одно место, но она поступила с первого раза. Тане нужно было заботиться о маме, бабушке, сёстрах: уже на втором курсе она начала работать патронажной сестрой. Случалось, дома появлялась только через двое-трое суток.

В 1941 г. Таня перешла на последний курс. Сдав экзамен, студенты поехали отдыхать на остров Маркиз. «Возвращаемся домой шумные, возбуждённые, - вспоминает Татьяна Андреевна. - К нам подходит женщина: «Вы, наверное, не знаете: война!» С этого момента не было у будущих докторов ни отдыха, ни каникул. По 8 - 10 часов они работали в госпиталях под руководством опытных врачей. В апреле 1942 г. юношей без сдачи госэкзаменов отправили на фронт. Девушки закончили институт в октябре 1942 г.

Последний экзамен они сдавали уже с повестками о мобилизации. В тот же день во дворе «анатомички» профессор И.В. Домрачев раздал им дипломы со словами: «Единственное, что желаю вам, - остаться живыми!».

Молодых врачей отправили на трёхмесячные курсы военно-полевой хирургии в Москву, где им посчастливилось учиться у академика Вишневского. По его инициативе из казанских медиков сформировали хирургический взвод. «Лучше Вани Домрачева я лекций не прочту, - сказал Вишневский. - Я вас научу тому, что делать у постели раненого».

По окончании учёбы девушкам присвоили звания «военврач третьего ранга» (т. е. капитан. - Прим. ред.) и отправили на Волховский фронт. Татьяна Емелина попала в госпиталь с уникальной историей. Более 3 месяцев (с марта по 22 июня 1942 г.) он, как и брошенная генералом Власовым 2-я ударная армия, был в окружении. За это время из Мясного бора удалось вывести около 1500 раненых. Позже в этот госпиталь направили Татьяну Емелину - вместо пострадавшего при выходе из окружения хирурга. Она прослужила там до декабря 1945 г., пройдя путь от Волхова до Одера.

В годы ВОВ.
В годы ВОВ. Фото: АиФ-Казань/ из личного архива

Госпиталь располагался в километре или полукилометре от линии фронта. Он был рассчитан на 240 человек, но поступало в разы больше. «3-5 тыс. раненых в сутки для нас было нормой, - говорит Татьяна Емелина. - Оперировали по 3-4 суток без перерыва под свист бомб и снарядов. Если первые трое суток мы могли присесть, то потом уже не имели права это делать: моментально можно было уснуть.

Однажды во время Яссо-Кишинёвской операции солдаты принесли в госпиталь на плащ-палатке своего командира. По дороге ему осколком отсекло голову, а ребята, выходя из боя, этого не заметили. Они требовали, чтобы врачи немедленно оказали ему помощь: «Это наш командир, он такой хороший!» Когда бойцы поняли, что принесли обезглавленный труп, один из солдат, жгучий брюнет, прямо на глазах врачей за считанные секунды стал седым как лунь…

Как Татьяне Емелиной удалось уцелеть в этом аду? «Я, наверное, просто счастливый человек или за меня хорошо молилась мама, - говорит она. - Хоть я была комсомолкой, дома мне в безрукавку зашили крестик и иконку Казанской Божьей Матери». 

Главный приказ

Фото: АиФ-Казань/ Мария Зверева

Вопрос «Был ли в госпиталях секретный приказ лечить прежде всего тех, кто может встать в строй?» вызывает у Татьяны Андреевны недоумение. «Такого не было! Мы сортировали раненых только по тяжести ранения», - говорит она и вспоминает случай, произошедший после форсирования Днепра. Передавая Емелиной тяжело раненных, врач про одного из них сказал: «А здесь летальный исход». И раненый, лейтенант Дюндин, это понял. Хирург Емелина решила первым прооперировать именно его. Удалила два ребра. И вновь вспомнила добрым словом академика Вишневского и его мазь. Дюндину сделали тугую тампонаду с этой мазью, и он начал выздоравливать. Дюндина выхаживал весь госпиталь, с ним делились доппайками - лишь бы остался жив.

«У нас был только один приказ: врач уходит из операционной, когда там нет ни раненых, ни медперсонала», - вспоминает Татьяна Андреевна. Однажды бомбёжка началась в тот момент, когда она оперировала бойца. Прикрыла его собой. Воздушной волной её отбросило в угол. Через секунду второй взрыв - хирурга швырнуло в другую сторону, она получила контузию. Когда Татьяна пришла в себя, услышала стоны раненого. Взяла его на руки и спустила в подвал. Там спросили: кто помогал? И не могли поверить, что она это сделала одна.

День Победы военный хирург Емелина встретила в немецком Кольфурте. Был яркий солнечный день, повсюду цветущие яблони, абрикосы. «Мы были счастливы, что наступил мир. Но только за этот день, 9 мая, умерли двое раненых. И я никак не могла понять: война окончилась, почему же умирают?»

После войны Татьяну направили на учёбу в ленинградскую медакадемию. Но, получив телеграмму о тяжёлом состоянии мамы, она вернулась в Казань, в родную 3-ю детскую больницу. Была участковым, а потом главным врачом больницы, затем стала главным педиатром рес­публики, а позже и замминистра здравоохранения. Её энергии, задору завидуют молодые. «Мне и сегодня 19 - только если читать справа налево!» - смеётся Татьяна Андреевна. Она написала книги «Будни военно-полевого хирурга», «Фронтовые дороги медиков Татарстана», постоянно выступает перед студентами и школьниками. Свою жизнь Татьяна Емелина называет трудной, но интересной. «Рядом были добрые, чуткие люди, у которых я училась и которые помогали пережить трудности. Спасибо им!»

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах