aif.ru counter
2919

«Пришла похоронка. Убит» Вдова нашла мужа живым по снимку в газете

Анастасия и Иван Голенковские пронесли любовь через многие годы и тяжелые испытания.
Анастасия и Иван Голенковские пронесли любовь через многие годы и тяжелые испытания. © / Иван Голенковский / Из семейного архива

Настасья и Иван считали, что потеряли в войну друг друга навсегда. Ей вручили похоронку на мужа, военного хирурга, - госпиталь разбомбили фашисты. Ему пришла  похоронка на нее и их четверых детей: поезд, в котором эвакуировалась семья,  расстреляли немецкие истребители.

Судьба их невероятным образом снова соединила. Но через 10 лет.

Она так и не сумела забыть своего Ванечку. А он пытался строить свою жизнь без утраченной семьи – новая жена, ребенок…

Она каялась при встрече, что не смогла сберечь 4-летнюю дочку Галочку при бомбежке. Он не верил своему счастью, что его Настасья и дети живы.

В материале «АиФ-Казань» - невероятная история любви.

Снимут военный сериал

Жителя Казани Ивана Голенковского назвали в честь деда. Его отец родился уже после того, как дед  Иван и бабушка Настасья, считавшие друг друга погибшими, заново стали семьей.

«Реальная жизнь  по закрученности сюжета может запросто заткнуть за пояс любой мексиканский сериал! - считает 41-летний Иван. – Судьба  бабушки и дедушки - этому пример».

По его словам, с ним уже связался режиссер из Москвы, чтобы снять сериал.

Иван Голенковский работает главным инженером на производстве высокотехнологичного оборудования для пищевой промышленности. Хобби - охота.
41-летний Иван Голенковский работает главным инженером (пищевая промышленность). Хобби - охота. Фото: Из семейного архива/ Иван Голенковский

Бомбы на поезд

Семья Голенковских жила под Брестом, когда началась Великая Отечественная. Иван Андреевич работал врачом после окончания фельдшерской школы военно-медицинской академии в Ленинграде. Анастасия Михайловна воспитывала четверых детей. Обоим было под 30 лет.

«Мне было 10 лет, когда бабушка рассказала, как их отправили в эвакуацию.  Я помню, как она во время рассказа снимала очки, переносица у которых была перевязана лейкопластырем, и по ее морщинистым щекам тихо текли слезы», - вспоминает Иван Голенковский.

Анастасия Михайловна
Анастасия Михайловна.  Фото: Из семейного архива/ Иван Голенковский

Настасью с детьми отправили на Урал в переполненном людьми товарняке. Ехали медленно. С частыми остановками -  пропускали составы, едущие на запад и эшелоны с ранеными, которых везли на восток.

Бабушке врезалось в память, что была ясная и хорошая погода, когда на их эшелон налетели немецкие самолёты. Первые же бомбы попали в паровоз, и несколько первых вагонов сошло с рельсов.

Анастасия  с детьми находилась в середине поезда.

«Удар, еще удар, люди попадали с ног -  в переполненном вагоне возникла давка. Раскрыли двери. Народ начал выбегать. В это время один из самолётов сбросил серию бомб по всей длине эшелона. От взрывов  вагоны сошли с рельсов и сползли боком по насыпи, придавив несколько человек, - пересказывает  Иван. – Бабушка крикнула 12-летнему Николаю, чтобы он хватал вещи, сама взяла на руки 3-месячного  сына Женю, 3-летняя Алла и 4-летняя Галя семенили за ней, вылезли из вагона и бросились бежать со всеми в сторону леса, до которого было около полукилометра».

В это время самолёты развернулись  над лесом и полетели им навстречу.

«Они стреляли в людей из пулеметов, и она видела, как пули пробивают и разрывают людей на куски, рев двигателей заглушал крики. Ей было ужасно страшно, - рассказывает  Иван Голенковский. - Она бежала, крепко прижимая к груди сына Женю, и волокла Аллу с Галей. Старший Николай с наспех схваченным узелком спешил за ней. Все вещи остались в раскуроченном вагоне. И когда до спасительных крон деревьев оставалось уже совсем чуть-чуть  - снова взрывы. Оглянувшись, бабушка видела, как два ряда фонтанов грязи от пуль приближаются к ним и тогда она крикнула Николаю: «Ложись!» И сама упала прямо в разорванное тело мужчины, который был ещё жив и смотрел на нее и шевелил губами. Самолёт летел так низко, что она даже разглядела летчика в кабине. И слышала удары пуль в землю рядом. Закричал вдруг Николай. И пули дальше полетели в лес, сшибая ветки».

Одна из пуль, как оказалось, угодила прямо в котомку, которую тащил Николай – и разорвала ее. Из рваной котомки мальчик успел лишь выхватить плюшевого зайца и золотой браслет, что подарил Настасье ее любимый муж на рождение ребенка.

Они с другими уцелевшими людьми долго бежали по лесу. У Николая был с собой наручный компас, его подарил его отец, Ванин дед, за успешную учебу, и он умел им пользоваться.

Пока они шли лесами, 4-летняя Галя устала кричать, девочка просто смотрела на маму и молчала. Так они шли три дня, ели ягоды и пили воду из ручья. На  третий день  малышка тихо умерла.

Под рукой ничего не было. Анастасия каким-то суком выкопала ямку и похоронила дочь.

«Они вышли  к аэродрому, где спешно отводили почтовые и транспортные самолёты на восток, - продолжает Иван. -  Их и других людей погрузили в самолёты.  Вылетели  в ночь, но темнота не скрыла -  на них напали немецкие истребители, которые начали расстреливать тихоходный транспорт. Самолет вывели из строя, но ему чудом удалось сесть в поле. Пешком добрались  до узловой станции, которая была забита эшелонами. Но их никуда не сажали. Тогда они пошли пешком. Деньги, вырученные с продажи золотого браслета, пошли на еду. Но чаще их кормили из жалости селяне в тех деревнях, где они проходили. Иногда им удавалось сесть на товарные поезда, которые ехали за военными грузами, и тогда они проезжали по 50, а иногда и больше километров».

К весне добрались до Оренбургской области, где жила родня.

«Родители бабушки были набожные люди, но когда бабушка вошла с двумя детьми домой, первым делом что она сделала, это сняла из красного угла иконы, вытащила их во двор, изрубила топором и кинула в печь. Ее родители пытались протестовать, но посмотрев на нее, промолчали, видимо, понимали, чего она насмотрелась. Она сказала, что повидала то, что этот бог позволил сделать, и не верит, что он есть. А если и есть, то такой бог не заслуживает поклонения. Бабушка до конца жизни мучалась с ногами, потому что она отморозила их, когда шла по лесам в обмотках, практически босая. А плюшевую игрушку, которую Женя отчего-то схватил из узла, они отдали какой-то девочке в семье, где их приютили и накормили».

Иван Голенковский с сыном.
Иван Голенковский с сыном. Фото: Из семейного архива/ Иван Голенковский

Умерли друг для друга

Госпиталь деда, уже осенью, тоже подвергся бомбардировке. Дед выжил по совершенной случайности – вышел в туалет. Выбегал на минутку, накинул попавшийся под руку бушлат своего друга. При бомбежке его все же тяжело контузило, и его, раненного, увезли в другой госпиталь, и записали по документам друга, которые были у него в кармане. А самого посчитали  убитым - его  документы нашли в палате, куда попала бомба.  И отправили похоронку родителям его жены в Оренбургскую область.

После выхода из госпиталя Иван Андреевич восстановил документы и продолжил служить хирургом. Тут его нашла, наконец, полевая почта и вручила ему похоронку на жену и детей.

«Похоронная команда обнаружила  среди кучи убитых взрослых и детей на месте бомбардировки эвакуационного поезда чемодан с документами бабушки и сочла их убитыми, - объясняет внук Иван.  – А, когда бабушка и двое детей правдами и неправдами к весне вернулись в Оренбургскую область, их уже ждала похоронка на моего деда. Они, получается, умерли друг для друга».

Дед  возвращаться в Оренбужье не стал, полагая, что потерял всех. Стал начальником госпиталя, женился на  медсестре, через год у них родился сын. После войны он поехал на родину своей новой жены в Саратов, где возглавил больницу.

Иван Андреевич
Иван Андреевич Фото: Из семейного архива/ Иван Голенковский

Дважды женатый

Все поменялось в 1950 году. В больницу, которой руководил дед Ивана, положили мужчину, командированного из Оренбужья,  у которого в Саратове случился приступ аппендицита.

«Ему попала в руки газета, в которой была огромная фотография деда, и статья про него как о хирурге, который спас множество жизней. Земляк бабушки  почему-то сохранил газету, а так как фамилия у нас весьма редкая, решил при возвращении показать бабушке, что нашел ее однофамильца. Бабушка, увидев фотографию, а также имя-отчество хирурга, немедля поехала  в Саратов. Что самое интересное, в газете было указано, что дед женат, и воспитывает сына. Приехав в Саратов, бабушка разыскала деда и пришла к нему домой. Какой там состоялся разговор, теперь уже никому не известно. Но результатом явилось то, что дед развелся с новой женой, и поехал со старой к ней на родину, где ещё через 6 лет у них родился мой отец», - рассказывает Иван.

Фото: В первом ряду справа - Володя, сын деда от второй жены. Из семейного архива/ Иван Голенковский

Дед, по его словам, был большой и сильный мужчина.

«Настолько авторитетный, что его дети называли по имени-отчеству и на «вы». Он был дворянского воспитания, его родители были польские дворяне, сосланные царем на Урал. Дед Иван был очень строгий и суровый. При этом его все любили за основательность и справедливость», - рассказывает он.

Папа Ивана после школы поехал учиться в Москву. Там познакомился с будущей женой - Альфией. Она татарка, родом из Богатых Сабов. После института молодые приехали в Лениногорск и устроились работать на приборный завод. Так семья младшего сына Ивана Андреевича поселилась в Татарстане.

По словам внука, об этой истории никто никогда не рассказывал, и никто из родственников ничего не знал.  Ровно до тех пор, пока он не нашел ВКонтакте девушку - однофамилицу и не начал с ней переписываться.

«Они жили в Белоруссии, в Могилёве. Так как фамилия у нас очень редкая, мы стали выяснять с ней, кто у кого какие родственники. Выяснилось, наши с ней деды полные тезки. А когда она прислала фотку деда, я ещё и понял, что они близнецы, - улыбается Иван. - Меня пригласили в гости, как раз эта девушка, которая оказалась мне двоюродной сестрой, выходила замуж. И там- то мой новый дядя, о котором я раньше ничего не знал, рассказал эту самую историю. Так у меня появились новые родственники».

Он говорит, что дядя, единственный сын деда от второй жены, нисколько не осуждал своего отца – за то, что тот вернулся к своей первой семье.

«Он считал, что это страшный выбор и дед должен был его сделать», - говорит внук военного хирурга.

Анастасия Михайловна и Иван Андреевич  дожили до восьми десятков лет, ушли из жизни в 90-е.

Настасья умерла раньше своего Ванечки. Второй раз его смерть она бы не перенесла.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах