Примерное время чтения: 11 минут
76

Когда говорят руки. Как помочь глухим людям выйти из вакуума?

Жестовый язык очень выразительный. Этот жест означает
Жестовый язык очень выразительный. Этот жест означает "сердце бьётся". / Татарстанское отделение Всероссийского общества глухих / АиФ

Отчего излишняя опека глухим детям вредит, почему они не приходят на городские праздники в Казани и как решить проблему дефицита переводчиков русского жестового языка (сурдопереводчиков) – об этом интервью в «АиФ-Казань» с председателем Татарского республиканского отделения Всероссийского общества глухих Венерой Гаулстон.

Живут в разных мирах

Венера Вольская, «АиФ-Казань»: Венера Мунировна, сколько в РТ людей с ограничениями слуха и чем им помогает ВОГ?

Венера Гаулстон: Всероссийское общество глухих (ВОГ) – старейшее в России общественное объединение инвалидов по слуху, оно образовано ещё 25 сентября 1926 года. Цель ВОГ – защита прав и интересов граждан с нарушениями слуха, их интеграция в общество. Это  помощь в трудоустройстве, образовании, медицинских услугах, доступности объектов,  предоставление переводчиков жестового языка.

Эти вопросы могут быть масштабными, на уровне законотворческой деятельности, или касаться помощи отдельному человеку, например, где и какую получить профессиональную подготовку, чтобы потом найти работу.

Что касается статистики, в РТ свыше 4 000 граждан имеют нарушения слуха, то есть являются глухими, слабо слышат с рождения либо потеряли слух с возрастом. Из них 1650 татарстанцев, владеющих русским жестовым языком, являются членами регионального отделения ВОГ. Значительная их часть – около тысячи человек – живут в Казани. Остальные относятся к филиалам в Набережных Челнах, Зеленодольске, Нижнекамске и Альметьевске.

К сожалению, не охвачены членством в ВОГ жители других городов и сел, деревень. Открыть там свои филиалы не можем, поскольку ВОГ – общественная организация и живёт за счет небольшой субсидии из федерального бюджета и сдачи своих помещений в аренду. 

Есть  и люди, которым особенно сложно – слепоглухие. Их в РТ около 50 человек, из них 22 человека – члены нашего Общества.

– Часто случается, что в детстве людям с ОВЗ (с ДЦП,  имеющим проблемы со зрением и др.) уделяют много внимания, а когда они вырастают, оказываются предоставлены самим себе.  Наблюдается ли это в среде глухих и слабослышащих? 

– В определённой степени да. Социализация взрослого человека во многом зависит от  профессиональной реализации. Но в сегодняшних реалиях человеку, который говорит только на жестовом языке, очень трудно  трудоустроиться самостоятельно. Руководители не готовы брать на работу даже людей с достойным  профессиональным образованием. И это один из самых сложных вопросов, с которыми сталкиваются глухие и слабослышащие. Проблема в первую очередь психологическая, ведь технические вопросы решаемы – к примеру, можно общаться в мессенджерах. 

 Это отражение того, что глухие и слышащие люди  словно вращаются в разных мирах, мало соприкасаясь друг с другом.

Одна из важных задач татарстанского филиала ВОГ – помочь молодым людям пройти обучение профессии и найти работу. Но заботиться об этом нужно не в 18 лет, а намного раньше. Главное, что должны сделать родители  всерьез подумать об интеграции ребенка в общество, не держать его под стеклянным колпаком своей опеки, давать возможность стать самостоятельным.

Но, увы, нередки случаи, что родители приводят в ВОГ своих детей слишком поздно. Когда они выросли,  успели замкнуться, им сложно присоединиться даже  к ВОГ.

Но мы стремимся их адаптировать к нашему обществу и  привлекаем к нашим культурным и спортивным мероприятиям, которые периодически проводим своими силами или совместно с глухими волонтерами. Это республиканские турниры по волейболу, турслёты, молодежные форумы и семинары для волонтеров. 

Педагоги учат, не зная языка

– Приходилось слышать оценки, что уровень обучения школьной программе в школах-интернатах хромает:  выпускники  не понимают значения многих слов за пределами бытовой речи, не могут выразить сложные  эмоциональные состояния...

– Проблема, безусловно, есть: в регионах России грамотность глухих детей ухудшается, что связано с качеством преподавания. В СССР для педагогов-дефектологов  проводилось обучение для повышения квалификации, они получали знания на различных семинарах, съездах. А главное, практически все педагоги школ-интернатов, работающие с глухими детьми,  знали жестовый язык и преподавали  на нём. Их ему специально учили, и результат  был налицо. Многие их воспитанники, успешно закончив школу, поступали в институты, техникумы. Даже писали грамотнее, чем сейчас.

Сегодня же большинство учителей, преподающих глухим детям, не знают жестовый язык.

– Как же они учат? 

– Хороший вопрос. Обходятся наглядными материалами. В результате многие школьники теряют интерес к учёбе. Правда, некоторые наставники после 10 – 15 лет работы в интернате, учатся  у глухих ребят и немного осваивают жестовый язык.

Но ситуация с качеством преподавания  в РТ отличается в зависимости от учебного заведения. Например, в Нижнекамске, где учатся около 40 человек, большинство педагогов опытные и владеют жестового языком, кроме того, работает переводчик, поэтому уровень обучения хороший. 

А вот бугульминский, елабужский и казанский интернаты дают повод для беспокойства. Руководство казанской школы им. Ласточкиной, где обучается( вместе с дошкольным учреждением) 228 детей и работает 96 педагогов, предлагает выйти из положения за счёт  привлечения переводчиков. 

Министерство образования и науки РТ соглашается с тем, что в каждой коррекционной школе-интернате РТ, где обучаются дети с нарушением слуха, каждый преподаватель должен знать русский жестовый язык, но чтобы их обучить ему нет финансирования.

Один на 114 человек

– В соцсетях видела  жалобы, что  в РТ не хватает переводчиков и взрослым – сходить к врачу, к юристу. Как вообще организована эта помощь?

 – В индивидуальной программе реабилитации инвалидов по слуху предусматривается 84 часа сурдоперевода в год. Выделяется один специалист на группу, и люди между собой договариваются, в какое время они занимают его. ВОГ контролирует качество работы этих переводчиков, они  и обучаются на базе нашего регионального общества, и повышают квалификацию каждые два года. Зарплату получают за счет фонда социального страхования.

Другое дело, что  в республике всего 35 переводчиков на 4 тысячи нуждающихся, то есть один на 114 человек, и это ещё считается неплохой ситуацией по сравнению с  другими регионами. Для сравнения, в Финляндии на одного переводчика  приходится лишь 8 человек.

Но есть и хорошие новости. Нынче при поддержке Президента РТ в КФУ был открыт факультет русского жестового языка (РЖЯ), будет первый набор.

Кроме русского жестового, ребята обучатся и «обычному» английскому языку. До этого переводчиков РЖЯ на базе бакалавра  готовили всего два всего два учебных заведения  в стране – в Москве и Новосибирске.

– Хорошим подспорьем в решении проблем могла бы стать помощь благотворителей. Вам помогают?

 – Да, с некоторыми организациями мы дружим уже очень давно, например, с благотворительным фондом «Ярдэм-Помощь». Они для нас как свет в окошке. В 2021году в Казани с их помощью провели Третий Всероссийский фестиваль жестового языка, посвященный 95-летию со дня образования ВОГ,  где выступали представители 44 регионов – творческие группы, соревновавшиеся в восьми номинациях – «жестовая песня», «художественное слово», «стендап-комедия» и др.

 – В фонде «Ярдэм» проводят программы реабилитации для разных категорий людей с ОВЗ. Члены ВОГ принимают участие?

  – Раньше да,  обучались на  различных мастер-классах, учились каллиграфии, арабскому языку, общались. Но  сейчас, нет переводчика, решаем этот вопрос.

– В последние годы активно применяется кохлеарная имплантация – особый вид высокотехнологичного слухопротезирования, когда специальное устройство преобразует звуковые волны в сигналы, понятные мозгу. Как в нашем регионе она развивается?

В основном за такую имплантацию выступают слышащие родители, у которых родился ребёнок с глухотой.  Многие думают, что сделают операцию – и на этом все, ребёнок будет слышать и говорить, но в реальности нужна долгая реабилитация, ведь малыша надо учить пользоваться имплантом. Если сама операция делается за счёт государства ( насколько я знаю, все желающие могут получить такую помощь), то реабилитация и немалые затраты при использовании импланта  целиком ложатся на плечи родителей. Нередко это тоже становится неожиданностью

В РТ реабилитацией занимается практически один центр – «Говорушки» в Казани, а вот в Москве и Санкт-Петербурге накоплен положительный опыт, дети хорошо развиваются, поскольку есть есть бесплатные центры и в целом работа хорошо организована. 

– Как можно помочь людям с нарушениями слуха выйти из вакуума? 

– Казанцам не хватает участия в городских праздниках, ведь дело не должно ограничиваться только мероприятия ми нашего общества. Хорошо было бы на таких праздниках, к примеру,  организовать площадку для глухих. Нужен и сурдоперевод. Обращались в мэрию Казани, там обещали подумать, но пока результата нет. 

– Будет ли в Казани театр для глухих?

– В других городах есть успешные примеры. Например, Театр мимики и жеста в Москве, ведущий свою историю ещё с 60-х, когда он был открыт при Щукинском училище. Его постановки смотрят и глухие и слышащие: интересные темы, выразительная эмоциональная передача, котоой позавидовали бы многие театры. Ставят и для детей – моему слышащему сыну очень нравилось. А играют там глухие актеры, слова которых переводит диктор.

Скоро должна состояться премьера первого спектакля в Барнауле. Там председатель регионального отделения общества глухих нашла театр, который заинтересовался идеей совместного проекта. Слышащие актеры учат глухих актерскому мастерству, а те слышащих – жестовому языку, и на деле достигается такая нужная нам интеграция.

Что касается Казани, у нас есть инклюзивный театр, но глухим пока не получилось влиться в проект, ведь если инвалиды-колясочники общаются и самовыражаются на сцене без проблем, то людям с нарушениями слуха нужно создать особые условия. Нужно продумать все детали. Ждём энтузиастов!

ДОСЬЕ

Венера Гаулстон. Родилась в п. Камское Устье в семье учительницы и  ветеринарного врача. Закончила московский Институт экономики и предпринимательства, учится в магистратуре в Институте филологии и межкультурных коммуникаций КФУ по направлению «Филология и прикладное языкознание». Сын учится в аспирантуре «Сколтеха» (Сколково), дочь – школьница, 12 лет. Муж – Кен Гаулстон, эксперт по международному жестовому языку при ВОГ. Хобби – йога, туризм, кулинария (коронное блюдо  – губадия).

КСТАТИ

В Татарстане глухие имеют возможность получить  техническое образование: с 2011 года такая возможность предоставляется в КНИТУ-КАИ. Раньше им для этого приходилось уезжать в Москву или Новосибирск.

СПРАВКА

В члены ВОГ принимают с 18 лет. Но если дети принимают активное участие в деятельности ТРО ВОГ, то членами организации могут стать их родители до того момента, пока ребята не достигнут 18 лет. 

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах