aif.ru counter
323

Диагноз – коррупция. Психолог о том, как вылечить болезнь чиновников

Фильм о лечении чиновников-взяткоманов показали на фестивале мусульманского кино. Автор ленты «Режиссёр мозга» психолог Рамиль Гарифуллин рассказал «АиФ-Казань», почему становятся взяточниками и какие санкции нужны мозгу, «отравленному» коррупцией

Александра Горбунова / АиФ

Кнопочное сознание

АиФ-Казань: -  Рамиль Рамзиевич, в сфере ваших научных интересов проблемы наркомании, игромании, психологии манипуляций. Почему стали заниматься кинематографом и  сняли фильм о взяткомании?

-  Основа у всех этих пороков одна – маниакальность. Сейчас во всём мире есть такая проблема, как вхождение в зависимость, аддиктивность (аддикция - зависимость, пагубная привычка). «Благодаря» Интернету, кнопочному сознанию, хочется получить всё быстро, как это происходит на мониторе. Всё меньше условий для эмоционально-волевого развития.

Кино, для меня как психолога – только инструмент,  несмотря на то, что я был режиссёром-постановщиком и сыграл главную роль в этом фильме (мало кто знает, что я артист, аттестованный в 1990 г.  Минкультом РТ ).  Мой фильм о тайнах судебной психиатрии и мозге в эпоху финансовых извращений,  главные из которых коррупция  и взяткомания.  К аддикциям могут приводить не только алкоголь, наркотики, Интернет, но и взятка. У некоторых  людей возникает депрессия, если они не получают взятки. Для них взятка – тот же наркотик. Мне приходилось работать с пациентами, страдающими невротическими расстройствами. И если удавалось найти ценности, замещающие для них ценность получения взятки, невротические проблемы исчезали.

Я сейчас изучаю проблему финансовых аддикций, в частности,  взяткомании  членов Международной федерации футбола. У  них  произошла замена спортомании на   взяткоманию, ведь многие сошли с чемпионских высот, купались в славе. Видимо, теперь они компенсируют её недостаток гигантскими взятками, получая от этого адреналин.  Аддикция и маниакальность возникают, когда человек получает какую-либо ценность без преодоления, не приложив для этого никаких усилий, и входит в экстаз. Например, если человек, ничего особенного не сделав, вдруг попадает на экран, может появиться мания величия, «звёздная болезнь».

- Как восприняли ваш фильм?

- В целом позитивно. Кинолента получила прокатное удостоверение минкультуры РФ, оценку Госфильмофонда РФ. Но многие, кого я приглашал на показ, не пришли. Кому-то эта тема неинтересна, но кто-то, допускаю такую мысль, на всякий случай не пошёл потому, что сам является коррупционером. Дескать, вот соберёт нас и будет лечить…

Считаю, что я вправе говорить о проблеме коррупции. 8 лет изучал её скрытым образом среди высокопоставленных чиновников РТ. В итоге опубликовал серию объёмных статей о проблеме взяткомании в академических журналах. В изучении этой темы меня поддержал аппарат президента РТ. Сейчас пишу докторскую диссертацию по аддикциям, в том числе и по взяткомании.

Коррупция в умах

- Какие методы борьбы с коррупцией предлагаете?

– Существуют внешние причины взяточничества и внутренние. Мало убрать социальные причины, надо вырезать и сердцевину проблемы, я считаю, она – в умах. Громких «посадок» за взятки мало. Поэтому создавать стрессотерапию методом правового давления, объясняя, что взяточников могут посадить, - не слишком эффективно. По-моему, это даже создает для них определённый экстрим, даёт дополнительный стимул.

На мой взгляд, у нас борьба с коррупцией пока затрагивает лишь нижний уровень – врачей, учителей. Вся работа направлена в основном на них. Тратят деньги на профилактику в школах, чтобы дети не выросли коррупционерами. Это, конечно, эффективно, но, думаю, не совсем правильно. Я разработал специальную антикоррупционную программу, направленную на проблему взяткомании у высокопоставленных чиновников. Считаю, надо учитывать составляющую, лежащую в плоскости психического здоровья, а не сводить этот вопрос лишь к проблемам личности – это слишком узко. Главная задача моей программы – самодиагностика и эффективный тренинг.  Человек может сам понять, есть ли у него проблема взяткомании.

- Но взяткоман сам к психологу не придёт.

- Люди всё меньше читают – значит, проблемы надо раскрывать с помощью художественных образов. Мой фильм «Режиссёр мозга» – один из этапов тренинга. Я планирую своего рода гастроли по России – в Москве, Санкт-Петербурге, других городах. Буду выступать в аудиториях со своей антикоррупционной программой, демонстрировать фильм, устраивать обсуждение. Считаю, надо действовать директивно. На мой взгляд, все высокопоставленные чиновники по указанию президента должны проходить психологические тренинги, смотреть такие фильмы.

Опасные ловушки

- Каков, на ваш взгляд, психологический портрет татарстанца?

- Это работяга, труженик, непривередливый, оптимистично настроенный. Он не просит многого у властей – выживает сам. Адекватно оценивает свои силы, При этом доверяет власти, и руководство не должно его подводить, обижать…

Конечно, у нас есть определённое самолюбование: «Без булдырабыз!» («Мы можем!»), и тут случаются крайности. На мой взгляд, слишком много говорят о величии татарского языка, но реально ничего не меняется, его развитие пока идёт по кругу. Ведь язык «поднимается» на основе творческих продуктов, интересных всему миру.

Досье
Рамиль ГАРИФУЛЛИН. Родился в Казани в 1962 г. Окончил КГУ, Психоневрологический институт им. Бехтерева. Кандидат психологических наук, доцент кафедры кино и ТВ Казанского университета культуры и искусств. Заслуженный работник культуры РТ. Дочь Эндже, экономист, психолог, сыграла одну из главных ролей в фильме «Режиссёр мозга».
А ещё образ среднестатистического татарстанца – это уникальная порода русских, которые уважительно относятся к татарам, представителям других национальностей. Таких русских ещё поискать в других регионах! Они прекрасно знают татарскую культуру, и эти симпатии взаимны. Моя мама – татарочка, хоть и говорит по-русски с акцентом, очень любит русские народные песни.

- Какие психологические проблемы вы видите у большинства жителей РТ?

- Подрастает поколение детей с деформированной эмоционально-волевой сферой. Аддиктивность уже становится частью культуры. Но это беда всей России. Татарстан – регион трудовой, поэтому проблема аддиктивности, когда все блага хочется получить волшебным путём, у нас проявляется в меньшей степени. Труд излечивает все виды аддиктивного поведения. Это деятельность, при которой работает воля – ты не хочешь что-то делать, а надо.

Маниакальность и аддиктивность  начинается с эмоциональной тупости. Поэтому меня очень тревожит то, что мы сегодня теряем способность чувствовать боль другого, как свою. Да, существует метод снятия  проблемы аддикций через шок. Но не дай бог, чтобы от эмоциональной тупости нас лечили войны или катастрофы – эта мысль также звучит в моём фильме «Режиссёр мозга».   

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество