aif.ru counter
265

История советского моряка и вьетнамской девушки. Казанец нашел возлюбленную спустя 22 года

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. АиФ-Татарстан 02/10/2012

Когда к торгующим на Вьетнамском рынке Казани предпринимателям подходит европеец и начинает говорить на их языке, они удивляются: «За тысячи километров от нашей родины кто-то знает вьетнамский?!»

Любовь vs политика

Вьетнамский он выучил благодаря хрупкой, миниатюрной девушке со звонким голоском. Таким же мелодичным, как и её имя Чан-н-нг, звучащее словно серебряный колокольчик.

«Советский Союз был великой морской державой, - вспоминает Шамиль Талгатович. - И присутствие в какой-либо части света наших кораблей и самолётов не было чем-то особенным, и СМИ не трубили о каждом полёте наших стратегических бомбардировщиков или о заходе наших кораблей в тот или иной порт, как это делается сейчас».

В Союзе ещё не произошла «перестройка», а во Вьетнаме ещё не начались реформы «дой мой» (обновление). Отношения на уровне политического руководства между СССР и Вьетнамом были достаточно прохладными. Эта атмосфера недоверия в отношениях между двумя странами не могла не повлиять на судьбы советского моряка и вьетнамской девушки, которые встретились на Камрани и полюбили друг друга.

«Нам было по 19 лет, чистота, искренность, бескорыстие наших чувств до сих пор остались для меня какой-то невиданной экзотикой», - вспоминает Шамиль.

Сказка длилась 9 месяцев, как один вздох. В последних числах марта 1985 года, случайно встретив Чанг на улице, Шамиль неожиданно натолкнулся на её враз потемневший взгляд, наполненный презрением и ненавистью. Она перешла на другую сторону... «Этот взгляд будет жечь мне душу все 22 года. Эта была наша последняя встреча в той жизни…»

Очень скоро Шамиль выяснил причину произошедшего. Чанг вызвал и отругал её начальник Лан. Сказал, что вьетнамская девушка не должна встречаться с «тей» (иностранцем). К тому же замполит советской военной части сообщил Лану, что будто бы сам Шамиль обратился к нему с просьбой оградить его от Чанг. Девушке объяснили, что её любимый - подлец, не стоит с ним встречаться, и отправили с базы на юг страны.

 

Юная Чанг и её дочь Камту с мужем.

 

Один день

22 года прожил Шамиль с наветом несовершённого предательства, тяжёлым грузом горечи невыясненных отношений. А летом 2007 года всё-таки решился поехать во Вьетнам.

«К тому времени никаких чувств к Чанг у меня не осталось, - объясняет он. – Но я не могу вычеркнуть из памяти всё то, что произошло. Мечтал вновь побывать в местах, где я служил, там, где когда-то располагалась советская военно-морская база».

Конечно же, хотелось объясниться с Чанг. Но шансы на встречу равнялись нулю. Численность населения Вьетнама в то время приблизилась к 100 млн человек. Однако судьба распорядилась так, что их встреча состоялась.

Как только Шамиль оказался на территории закрытого объекта - бывшей военно-морской базы в Камрани, его задержал патруль. Во время допроса россиянин стал называть вьетнамских военных, служивших с ним на базе в то время. Вместе с офицером, возглавлявшим патруль, они вспомнили общих знакомых. Шамиль заговорил о Чанг, показал её фотографию. И узнал, что она вышла замуж за знакомого ему паренька по имени Фам, также служившего на базе, после чего они уехали далеко на юг.

Этот офицер помог Шамилю отыскать родителей Чанг. Когда переводчик набрал номер её телефона и сказал, что её разыскивает Шамиль из России, Чанг не могла в это поверить. «Этого не может быть. Это провокация!» - сказала она, а потом добавила, что хотела бы его увидеть, если это возможно. И Шамиль отправился в непростой путь на встречу с ней: 10 часов пробирался по джунглям, переправлялся на пароме через многочис­ленные реки. Чанг он нашёл в прямом смысле слова на краю света: провинция, в которой она живёт, является крайней юго-восточной оконечностью евразийского континента.

Встречать гостя из далёкой России вышла вся семья Чанг, их соседи, знакомые. Ради Шамиля накрыли богатый, по местным меркам, стол. «Здесь зарезать курицу для гостя это всё равно как у вас в России барана», - объяснил проводник.

Увидев Шамиля, Чанг лишилась чувств. Потом, сидя рядом, время от времени притрагивалась к Шамилю, как будто боялась, что он сейчас растворится в воздухе… Шамиль пробыл в гостях у Чанг всего один день, поговорить наедине им так и не удалось. Когда пришло время отправляться в обратный путь, Шамиль заговорил о несовершённом им предательстве.

- Сначала у меня было чувство обиды, но со временем я осознала, что мой любимый не мог так поступить, - ответила Чанг.

Он сказал ей, что до сих пор хранит её подарки, помнит, как она приходила на свидания в «нарядно-выходной» зелёной жилеточке… Она заплакала. Слёзы на глазах были у всех, включая переводчика. Когда все отошли в сторону, Шамиль шепнул Чанг слова, которым она когда-то его научила «Той ньо» (я скучать). Она улыбнулась и прижалась щекой к его руке.

Продолжение следует?

Во время встречи родные и соседи говорили, что дочь Чанг – Камту - очень похожа на Шамиля… И хотя Чанг сказала, что это не его ребёнок, через год Шамилю написал муж бывшей возлюбленной и сообщил, что Камту - дочь казанца.

Шамилю и по сей день трудно в это поверить, но тем не менее он предложил Камту приехать учиться в Россию. Не получилось: она вышла замуж, готовилась стать матерью…

Эта история пока не имеет финала. Последние три года у Шамиля нет никакой связи с семьёй Чанг: они не отвечают на письма и звонки. Он снова собирается приехать во Вьетнам и даже снять по своим воспоминаниям документальный фильм.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 7 читаемых

Самое интересное в регионах