aif.ru counter
1464

Без вести погибшие. Почему, тех кто пропал, не признают героями?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ-Татарстан 09/05/2012

Заниматься этим будет вновь созданный в столице РТ фонд «Долг памяти», который возглавляет поисковик, заведующий музеем-мемориалом ВОВ Михаил ЧЕРЕПАНОВ.

«Я борюсь за дань памяти тем, кто до сих пор числится пропавшим без вести. Меня возмущает, что тех, кто погиб, называют героями, а тех, кто пропал, – предателями. Ведь пропавшие не виноваты, что их тела не нашли или не опознали», - говорит он.

Дань памяти

– Михаил Валерьевич, с тех пор, как вы рассказали жителям РТ о солдатских вкладах, интерес к теме поиска сведений о потерянных в годы войны родственниках резко возрос. Как вы оцениваете реакцию властей и военных структур на возникший ажиотаж?

– Они просто отстранились от этих вопросов. Когда люди толпами пошли в музей ВОВ со своими документами, я обратился за помощью в республиканское правительство, Госсовет и военкомат с просьбой помочь организовать приёмную, которая искала бы факты гибели на фронте конкретных людей. Каждый день на сайт музея (www.kremnik.ru), где размещены карточки 420 тысяч бойцов из Татарстана, заходят около 7 тысяч человек. Некоторые пользователи стали волонтёрами, которые помогают искать сведения о родственниках, пополняют картотеку. С февраля я выдал детям и внукам солдат около 2 тысяч подтверждений о том, где и как погибли их отцы и деды. Сейчас этой работой плотно займётся фонд «Долг памяти». А ведь такие «свидетельства о смерти» должен выдавать военкомат. Но те, кто приходит ко мне, объясняют, что у этой структуры ответ один: «Такого распоряжения не поступало».

Михаил Черепанов ведет поисковые работы с 1980 года.

(фото из личного архива)

 – Речь идёт о простой архивной справке?

– Вот именно. Для райвоенкоматов повальные обращения за ними стали настоящей неожиданностью! Ведь раньше хотели найти могилу отца, а теперь многие мечтают получить солдатский вклад. А это уже связано с деньгами. Хотя напомню, что и поездку семьи на могилу погибшего в ВОВ, по постановлению Правительства РФ №388, обязаны оплатить органы Минобороны РФ. Это, кстати, одна из немногих даней памяти погибшим в тяжёлые годы войны. А я борюсь за дань памяти тем, кто до сих пор числится пропавшим без вести. Меня возмущает, что тех, кто погиб, называют героями, а тех, кто пропал, – предателями. Ведь пропавшие не виноваты, что их тела не нашли или не опознали, что писарь неправильно указал адрес семьи бойца… Ушли, например, два бойца на фронт из одной деревни и погибли вместе. Но первый не вернулся и стал героем, а второй – дезертиром. Жена героя получала две пенсии, как вдова погибшего, а жена «предателя» – лишилась всего, её дети стали сиротами второго сорта и всю жизнь стыдились своего отца.

А был ли солдат?

– Прошло почти 70 лет. Неужели дети всё ещё верят, что отцы перебрались на сторону врага?

– Могу привести десятки примеров. Звонит мне сын батальонного комиссара из Чистополя, который до сих пор считает, что его отец пропал без вести. Я себе так и представляю, как убеждённый коммунист, батальонный комиссар вот уже 70 лет (!) прячется в лесу и не возвращается домой. Это же бред! Уверяю, что он погиб в первом же бою. А иначе сведения о нём за это время всплыли бы, если не в наших базах данных, то в картотеке военнопленных из немецких лагерей. Кстати, таких пленных дети тоже стыдятся. Открещиваются: «Нет, мой отец не мог погибнуть в плену». Да какая разница – в плену, в госпитале или в бою? Ясно одно – он погиб героем.

– Почему вы так уверены в их невиновности?

– Я убеждаюсь в ней каждый день. Парадоксально, но сведения о многих пропавших без вести хранятся в архивах и книгах памяти. И я всё чаще задумываюсь о том, что просто никто не посчитал нужным сообщить родным о смерти героя. Поисковые работы я начал в студенческом отряде «Снежный десант» в 1980 году. Мы с ребятами ездили в экспедиции, находили тела погибших солдат и медсестёр. Государство эту работу не поддерживало. Принято было считать, что все бойцы давно в могилах. Поэтому хоронили мы их там же, где нашли – в лесах и на полянах. Это теперь в «Долине смерти» в Новгородской области есть штаб, который координирует действия волонтёров и хоронит останки в братской могиле. А когда я в 1988 году впервые поднял проблему планомерного захоронения останков советских солдат на уровне страны, выслушал немало упрёков и даже обвинений в свой адрес.

Тогда я точно понял, что не брошу поисковую работу. В 1990 году возглавил рабочую группу редакции «Книга памяти» и начал создавать компьютерную базу данных о солдатах из Татарстана. Сегодня продолжаю ездить в экспедиции, хоронить останки бойцов, расшифровывать сведения из их медальонов, искать родственников погибших. Та самая электронная база данных в 2009 году легла в основу сайта www.kremnik.ru. За годы поисковой работы я убедился, что многие пропавшие без вести на самом деле погибли. Неслучайно уже несколько лет я предлагаю на государственном уровне за давностью лет приравнять пропавших без вести к погибшим. В конце концов, сколько можно ждать, что солдаты вернутся? Где могут прятаться, куда могут незаметно дезертировать из Красной Армии 4,4 млн человек?!

 

Имена неизвестны

 

Досье
Михаил ЧЕРЕПАНОВ родился 12 декабря 1960 г. в г. Ишим Тюменской области. Окончил историко-филологический факультет КГУ. Более 30 лет организует поисковые экспедиции в Мясной Бор и на Невский пятачок. 17 лет возглавляет рабочую группу редакции «Книга памяти» и остаётся членом её редколлегии. С 2007 г. заведует музеем-мемориалом ВОВ. Лауреат Госпремии РТ, Заслуженный работник культуры РТ, член-корреспондент Академии военно-исторических наук РФ. Трое детей, трое внуков.

– Существует ли такая практика признания пропавших погибшими в других странах?

– Конечно, в Англии и США солдат Второй мировой войны считали погибшими практически со времени окончания боёв, в Германии они тоже получили такой статус. Даже Туркменистан в 2000 году признал своих бойцов «Национальными Героями». В России тоже есть закон о признании «безвестно отсутствующего военнослужащего» умершим (статья 45 Гражданского кодекса РФ). Но реализовать его родственник может только через суд, причём не без препятствий. Так в Вахитовском райсуде Казани обратившемуся с таким иском гражданину пришлось в течение года доказывать сначала своё родство, а потом факт того, что солдат не вернулся с войны и мог там погибнуть (!), что он не получал пенсию, что вся семья согласна считать его погибшим и другое. По-моему, это просто издевательство…

  – Я так понимаю, желание получить информацию о солдатском вкладе повлечёт за собой волну таких исков...

– Я не вижу другого выхода. Только такой ажиотаж может заставить государство создать упрощённый механизм признания пропавших без вести солдат ВОВ погибшими. На могиле неизвестного солдата у кремлёвской стены написано: «Имя твоё неизвестно, подвиг твой бессмертен». Я с каждым годом убеждаюсь, что имена солдат неизвестны только потому, что их даже не попытались узнать…

Читайте так же: Родственники могут вернуть деньги тех, кто погиб на войне

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 10 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество