aif.ru counter
49

В кабинете Путина оппозиционеров не бывает

Одно из немногих политических развлечений, оставшихся ныне, это, безусловно, встречи президента/премьера с лидерами думских фракций. Это когда, например, к Путину приходит Жириновский и они о чем-то вместе беседуют. С одной стороны, вообще забавно видеть героя многочисленных телевизионных шоу, знатного балагура в гостях у «самого». С другой — интересно наблюдать за переменами, происходящими у харизматичнейшего политика. Вот он еще вчера валял дурака с трибуны Госдумы, поражая всех неординарными затеями. А вот этот же человек сидит в кабинете премьер-министра, обсуждает серьезные вещи. И тут вроде как понимаешь, что Владимир Вольфович-таки государственный муж, занимающий довольно высокий пост, а вовсе не паяц из телевизора.

И так со всеми. Оппозиционные или псевдооппозиционные партии до поры прихода во власть выделяются яркими лозунгами. Правильными, справедливыми и понятными массам. Однако случись так, что они возьмут большинство голосов, лозунги тут же потускнеют, а то и вовсе забудутся. И это понятно. Одно дело — требовать повышений пенсий и обещать непременно это сделать, придя во власть. И совершенно другое дело — реализовать эти обещания на деле.

Знаете, чем отличаются левые и правые партии от ультралевых и ультраправых? Это как в одном анекдоте: есть просто пьяные, а есть просто больные на голову. Вот человек еще вчера за бутылкой строил смелые и отчаянные планы на будущее, а с утра, протрезвев, отменил свою вчерашнюю лихость, притих и даже стал излишне адекватен, подавленный чувством вины. А другой псих таким и останется, что на следующее утро, что потом. Так и партии, первые, придя к власти, способны скорректировать свои взгляды, привести их в соответствие с действительностью. Вторые — вряд ли.

Впрочем, такие допущения как «приход к власти оппозиции» не относятся к нашим российским реалиям. Это уж я так, фантазирую. Но опять же не на пустом месте. Просто, видя эти встречи с оппозицией, пытаюсь представить: а вдруг? Вдруг тот же Владимир Вольфович станет президентом России? Что тогда будет, как он себя поведет? Интересно же…

А вот приход к власти такой «оппозиционной» партии, как «Справедливая Россия» ни к каким переменам точно не приведет. Потому как это и есть сама власть и придти в саму себя нельзя. И лозунги этой партии, претендующие на левые взгляды, кажутся какими-то странными, особенно из уст ее лидера Сергея Миронова. Вот в предыдущую выборную кампанию в Госдуму Сергей Михайлович обещал: «если мы придем к власти, то внесем закон…» Не помню, что он обещал, но нелепость ситуации смешила. Председатель Совета Федерации, третье лицо в государстве, вправе внести любой закон на рассмотрение. Что обещать-то? Возьми, да внеси, ничто ведь не мешает.

Все, конечно же, не так просто. Для чего вообще нужна «Справедливая Россия», знают только ее создатели. А нам остается только гадать, зачем, да и кто ее придумал. Запутано там, намудрено так, что и вылезают наружу всякие недоразумения.

Вот приходит намедни Сергей Миронов к Владимиру Путину в кабинет. Показывают их по новостям. А звук в телевизоре, к примеру, выключен. И мы с вами и не знаем, в чьем обличии явился сей Янус: то ли это спикер верхней палаты, то ли оппозиционный лидер? Вот хоть тресни, а не угадаешь!

Ну, это ладно, мы с вами. Включил звук и все понятно. А каково приходится самому Сергею Михайловичу? Ему-то намного тяжелее. Ладно бы комедию ломал, как прочие, так ведь, мне кажется, он искренен в обоих своих обличиях, ему тяжело притворяться. Не знаю, почему, но мне так кажется. Может, потому, что глаза у него такие честные, без притворства?

Так вот, приходит он и предлагает премьер-министру свои радикальные меры по борьбе с коррупцией. Говорит, надо ввести конфискацию имущества у провинившихся чиновников и членов их семей. Погорел чиновник — забирают его коттедж, пусть даже оформленный на жену. Докажет его супруга, что дом действительно ее и не куплен на неправедные доходы мужа — отдадут. Т. е. бремя доказательства должно лечь на обвиняемую сторону. Это называется «презумпция виновности», штука, недопустимая по Конституции России. Вину должен доказывать обвинитель, не смог доказать — вроде как честный человек выходит. Хотя все и знают, что он вор и взяточник.

Не буду вдаваться в последствия такого юридического переворота, скажу лишь: мысль очень дельная. Как бы ее ни критиковали впоследствии кремлевские чиновники. Нет тут никакого покушения на нормы основного закона. Любой государственный служака работает по договору найма, прописать в который можно что угодно, в т. ч. и презумпцию виновности. Хочешь стать чиновником — урежь свои гражданские права взамен на сладкие привилегии. Вполне справедливый обмен. Живи большим начальником, властвуй, но в случае чего готовься расстаться со всем скарбом. Попадешься на воровстве — не тебя будут ловить, а самому выкручиваться придется. Не нравится? Живи простым человеком.

И вот эта самая инициатива Миронова наделала столько шума, что буквально через день ему пришлось практически полностью дезавуировать свое предложение: «Как законодатель и как гражданин я не предлагаю отменять презумпцию невиновности для чиновников». Он пояснил, что когда Путин «в шутку спросил, не хочу ли я ввести «презумпцию виновности» для чиновников, я в тон ему ответил, что с учетом масштабов коррупции это возможно».

Т. е., видите, что произошло на самом деле? Пока он был на приеме у Путина в качестве лидера оппозиционной партии, он предлагал радикальные левые идеи. И это было понятно. А когда он вышел из кабинета, он сразу же стал «законодателем», которому просто неприемлема мысль о покушении на гражданские права. А все, что происходило в кабинете, это обмен шутками, не более.

Вот какие удивительные преображения происходят в кабинете у Путина. Всегда интересно посмотреть!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах