aif.ru counter
134

Где найти соавторов? Чем берут татарстанские мастера слова?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ-Татарстан 24/05/2017
Ильдара Абузярова / Из личного архива

Для чего прозаик Ильдар Абузяров предлагает предоставлять писателям  на месяц квартиру в Казани?

Он родился в Нижнем Новгороде и пишет на русском, но с Татарстаном его связывают прочные связи: родители-татары, творческие проекты, а теперь и работа над арт-резиденцией для мастеров слова. Почему нарастает терроризм и откуда берутся чудаки - в интервью писателя Ильдара Абузярова «Аиф Казань». 

Почему развлечения во главе угла?

- Ильдар, мэр Казани Ильсур Метшин презентовал проект по вашей идее: писателям предоставят квартиру в Казани на месяц и грант, на который они напишут произведение о городе…

-  Я удивлён и очень рад, что в Казани так быстро откликнулись. Меня вдохновила мысль, что есть города, которые именно благодаря писателям стали легендами. Например, Париж, воспетый Гюго и Дюма. 

- Как вы думаете, российская литература в последние годы упростилась или, наоборот, стала интереснее?

- На мой взгляд, упростилась. Слишком стремится подстроиться под потребителя. И не только литература, но и театр, кино. Лента, созданная по голливудским лекалам, делает кассу в кинотеатре, серьёзный же фильм не собирает в прокате. Для развития человека ничего хорошего нет. Воспитывают сложные произведения.

Писатели стремительно теряют соавторов - подготовленных читателей. Ведь что люди сейчас читают? Короткие твиты. Знаю по своим страницам в соцсетях. Под коротким постом, да ещё со значками эмоций - множество «лайков» (значок одобрения), а вот желающих прочитать четыре абзаца немного.
То, что мы не хотим включать мозг во время чтения, очень опас­но. Всё разжёвано, ничего не вызывает вопросов. 

Фото: Из личного архива/ Ильдара Абузярова

- Но ведь это больше характерно для телевидения, а его смотрят всё меньше.

- Боюсь, что эти люди пойдут в Интернет и будут там искать то же, что и в ТВ: меньше рассуждений, больше развлечений. Вот вроде бы благие идеи - предлагают заняться фитнесом, социальными танцами, кулинарией. Но  это всё игрушки, средство, а не цель. Не может быть, чтобы человеческая жизнь исчерпывалась такими вещами.

- Может, проблема в том, у нас нет идей, которым мы служим, кроме утилитарных – построить дом, накормить детей. 

- Это опасная фаза в жизни народа. Государству удобен такой человек - инфантильный, нарциссический. Он цепляется за комфорт. Из-за этого страха им очень легко манипулировать.

Кому принесут права на блюдечке?

- Зато теперь мы больше знаем о своих правах, чем предыдущие поколения. А значит, в состоянии влиять на какие-то решения.

- Да, с одной стороны так. Но лишь бы информированность не ушла в обслуживание своих узких интересов. Надо понимать, что никто не принесёт тебе твои права на блюдечке. За них придётся бороться, перешагивать через свой болевой порог. А иначе граждане своей страны так и будут серой массой для власти. 

- Если бы вы писали произведение о современной России, какой бы это был жанр?

- Точно не трагедия с шекспировскими переживаниями. Нашего человека ничего сейчас особенно не волнует. Так что это была бы комедия, а иногда и комедия абсурда. Но не все равнодушны к происходящему. Не зря молодёжь вдруг появилась на политической арене - юноши и девушки очень живые, они не хотят жить по циничным законам взрослых. 

- В соцсетях общаетесь?

- Нечасто, предпочитаю вживую. Читаю лекции. Когда видишь горящие глаза, это задаёт настроение. Потому что есть определённая сложность в том, что по году пишешь в стол, не зная, будут ли читать книгу, что поймут из неё. Многие мои друзья, умнейшие люди, которым есть что сказать, перестали писать именно потому, что они не чувствуют отклика.

- Будучи автором журнала «Октябрь», вы на несколько лет стали его коммерческим директором. Как коммерсанту не задавить художника?

- Сложный вопрос, и он касается, наверное, всех, не только творческих людей. И я тоже шёл на поводу  желания стать более коммерчески успешным. Правда, при этом старался выполнить художественные задачи. Например, стремился построить многоуровневый текст, со многими слоями смыслов. 

Но в идеале художник вообще не должен идти на компромисс. За это высшие силы очень серьезно наказывают. Ведь когда пишешь, ты же не с читателем разговариваешь, а с ними. А когда стремишься понравиться читателю, они от тебя отворачиваются.

Откуда берутся чудаки?

- Есть ли у татарстанской литературы своё лицо?

Фото: Из личного архива/ Ильдара Абузярова

- Безусловно, есть. Наши писатели (речь о русскоязычной прозе) - они в хорошем смысле немного с прибабахом. И не только писатели, татарстанцы вообще. Храм всех религий не зря же именно здесь появился. Я часто езжу по маршруту «Москва - Казань», разговариваю в поезде с пассажирами, и каждый раз поражаюсь тому, сколько у нас чудаков. Видимо, это следствие смешения культур: татарская культура, имеющая степные корни, формировалась под сильным влиянием арабской и персидской, потом наложилась русская, дальневосточная, советская и много других. Мы вообще очень восприимчивы. Но хотя у татарстанских писателей есть изюминка, им не хватает основательности, возможно, из-за оторванности от глубинных традиций. Вот Габриэль Гарсиа Маркес – противоположный пример погружения в корни. А тут все зачастую держится на поверхностных мифах, которые нещадно эксплуатируются.

- Я слышала, что за одну из ваших книг о террористах вас вызывали в ФСБ. Что спрашивали?

- Это «Хуш» - хроника разрушения мира за 7 дней, написанная  ещё в 2008-м. Это роман-предупреждение - что терроризм будет нарастать, потому что вопиющее социальное неравенство никуда не делось, что он будет молодеть. Так и получается, к сожалению. Но кто-то из читателей решил, что  я занимаюсь пропагандой, и ФСБ всполошилась. Спрашивали,  в какой подпольной ячейке я состою, кого из террористов я знаю, просили сигнализировать. А сейчас я бы вообще не стал писать об этом. Потому что теперь можешь сесть не только за книгу о теракте, но и, кажется, за мысли о нём. Хотя…

Меня очень беспокоит наступление на наши гражданские права и свободы. Отсутствие свободы граждан ослабляет государство. Ведь без свободы нет конкуренции, которая воспитывает силу. То, что происходит сейчас - симулякр какой-то (псевдовещь, замещающая реальность. - Прим. авт.). Симулякр всего - свободы, внешней и внутренней политики, социальной защиты. Хочется, чтобы этот тренд изменился. На молодёжь только и надежда.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах