aif.ru counter
53

Курбан Бердыев: «Этот год был кошмарным»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. АиФ-Татарстан 13/06/2012

8 июня, одновременно со стартом чемпионата Европы, казанский «Рубин» начал первый предсезонный сбор в Австрии. А за два дня до этого главный тренер клуба Курбан Бердыев встретился с казанскими журналистами.

«Какой стимул у Чори?»

Беседа длилась 50 минут, и за это время Курбан Бекиевич ответил на все вопросы, которые ему были заданы. Такова черта главного тренера «Рубина»: если соглашается на встречу, то никогда не уходит от ответа. Ну а начался разговор с официальных новостей о новичках. Точнее, новичке: Бердыев подтвердил, что испанский защитник Иван Маркано – без пяти минут игрок «Рубина»:

- Полчаса назад президент клуба (Валерий Сорокин. – Прим. авт.) принял решение, что мы берём Маркано. Поговорю с вами и будем подписывать контракт: поставлю печати, подпись и начну факсами обмениваться.

Затем главный тренер «Рубина» опроверг все «осведомленные источники», «сватавшие» в Казань Пабона, Матри, Бони и других известных и не очень футболистов, заявил, что конкретных предложений по переходу Боккетти в «Ювентус», а Ансалди в «Бенфику» в «Рубин» не поступало. И что казанский клуб может отпустить лидеров, но при условии, что это, во-первых, будет выгодно клубу и игроку, а во-вторых, не скажется на качестве игры «Рубина».

Отдельно Бердыев остановился на теме возвращения в Казань Алехандро Домингеса:

- Надо понимать Чори (прозвище Домингеса. – Прим. авт.). Если у него есть стимул – это один Домингес, без стимула – другой. В 2009 году он у нас, с одной стороны, «Зениту» хотел доказать что-то, с другой – уйти в хороший клуб. Когда он вернётся, какой у него будет стимул? По нему я ещё не принял решение, но надо уже принимать, потому что сам Чори не против вернуться.

Также Курбан Бекиевич заявил, что Карлос Эдуардо в полном порядке и будет работать в общей группе, и что к началу чемпионата в «Рубине», возможно, появятся ещё центральный полузащитник и игрок группы атаки.

О Самаренкине

- И всё-таки, какие разногласия у вас были с экс-президентом клуба Дмитрием Самаренкиным? Было бы странно, если бы на встрече не прозвучал этот вопрос.

- То, что у нас разные взгляды на футбол, как сказал сам Самаренкин – это естественно. Взгляд профессионального тренера – это одно, а производителя майонеза – другое. Я около 40 лет в футболе, из них 25 лет в качестве тренера, и только два года назад для себя выстроил то, к чему шёл. Теперь я точно знаю, чего я хочу. Но к этому пониманию - чего я хочу, как развивать футбол, каким будет его завтрашний день и как выстраивать клуб, я шёл долго. Думаю, Самаренкин говорил с позиции любителя. Чтобы претендовать на большее, надо больше знать. В этом и были стратегические разногласия. Ну и по направлению развития детско-юношеского футбола. Для того, чтобы выбрать то направление, в котором мы сейчас работаем, я посмотрел, как работают школы в Испании, Германии, Голландии, Латинской Америке – а это большой объём работы. («Рубин» выбрал испанскую модель. – Прим. авт.)

- С новым президентом вы уже говорили?

- Да, говорили. Радует, что не будет необдуманных решений, я это чувствую. Каждое решение будет взвешенным. Президент понимает, что у нас здесь профессионалы, поэтому приоритет будет отдаваться той работе, которую мы здесь уже вели, но, безусловно, при жёстком финансовом контроле.

- Вернёмся к игрокам: прежний президент говорил, что «Рубин» работает с Чельстремом. Работа продолжается?

- До зимней заявки Чельстрем шёл по списку третьим на эту позицию (опорного хава. – Прим. авт.). Когда у нас не получилось с первым и вторым номерами этого списка, я сказал, что на флажке можно и Чельстрема. После того, как и его не успели взять, я сказал, что Чельстрем не нужен, но он (Самаренкин. – Прим. авт.) все равно им занимался, все время говорил об игроке. И когда мне позвонили агенты и сказали, что договорились о переходе игрока, я сказал, что со мной никто не договаривался.

Нечто подобное, по словам Бердыева, происходило и в футбольной школе «Рубина», когда по решению Дмитрия Самаренкина вместо Ивана Данильянца её возглавил Нияз Акбаров.

- Акбаров как пришёл, сразу начал делать перестроения, противоречащие нашему принципу работы, причём в приказном порядке, даже не советуясь со мной, хотя прекрасно понимал, что я руковожу интернатом. Я приезжаю – всё перевернуто, внесены несколько серьёзных кардинальных изменений. Как же так?!

- Идут разговоры о том, что в интернате неоправданно много приезжих ребят, едва ли не больше, чем казанских.

- Это неправда. У меня сейчас нет под рукой точных цифр, но соотношение татарстанских ребят и приезжих примерно девять к одному или восемь к одному (по данным пресс-службы клуба, из 520 ребят 2 -из Грузии, один - из Средней Азии, остальные - россияне).

Об атакующем футболе

- Минувший сезон прошёл под знаком решения серьёзных турнирных задач и глобальной перестройки всей системы игры «Рубина». Как вы оцениваете этот период в плане результата?

- В плане результата от 6-го места нет удовлетворения: «Рубин» ставит максимальные задачи. В плане построения игры у нас очень многое зависит от поля: на хороших полях мы выдаём один футбол, на кочковатых, медленных – другой. Но понимание того, что всё идёт по нарастающей, накатывается, есть. Потому-то и ведём речь о трёх осевых позициях, которые требуют усиления. Но удовлетворение есть, особенно от последних матчей, даже независимо от результата.

- То есть ориентир на атакующую модель игры «Рубина» сохранится?

- Да. Более того, модель может быть даже более агрессивной. Но это зависит от кадров.

- И всё-таки, почему с ЦСКА сыграли лучше, чем другие домашние матчи?

- Я же говорю: многое зависит от поля. И потом, мы и в последних матчах перед ЦСКА – с «Динамо» и «Зенитом» - создавали немало моментов. Мы накатывали. Уже по тренировкам это было видно. Весь принцип тренировки построен на быстром принятии решения. Когда мы здесь на «огороде» тренируемся, Бердыев показывает рукой в сторону многострадального главного поля стадиона «Рубин», которое натерпелось этой весной, очень сложно заставить ребят всё делать на раз-два. А ведь сама система игры, которую мы приняли, предполагает принимать несколько решений за долю секунды: оценить позицию партнёра, мяча, свою и так далее… И когда на плохом поле тренируешься, многие из решений выпадают. Ну а поля стали лучше – и у нас пошло. Мы напрямую зависим от качества поля.

- Но ведь решения принимает не один игрок, а одиннадцать. И появление того же Немова на поле вызывало возмущение болельщиков.

- Если говорить о Немове, то виноват я, не смог его раскрыть. Тот же матч с «Анжи» показал потенциал этого парня – он с листа сыграл центрального хава, выдав огромный объем работы, и смотрелся очень прилично. Все, что касается Немова – моя тренерская ошибка. И я Петру сказал, когда он думал, уезжать ли в Самару: «Я не смог тебя раскрыть, если хочешь – оставайся, попробуем ещё раз». Он думал, но в итоге решил уехать, посчитав, что ему нужна игровая практика. Видно было, что Немов не крайний хав, а центральный. Почему я так уверенно говорю о его потенциале? Потому что знаю его ещё с тех времён, когда он, Сычёв и другие из этой плеяды играли в юношеской сборной у Стукашова.

- Сколько лет жизни отнял у вас этот сезон?

- Сезон был сложный во всех отношениях. Иногда нет спортивного результата, но есть удовлетворение от работы в чём-то другом, и ты понимаешь, что отсутствие результата – временное явление. Но этот год был кошмарным, не знаю, сколько лет у меня он отобрал.

- И многому научил?

- Бог просто так ничего не делает. Сложившаяся ситуация показала, кто есть кто. Те, кто много лет был рядом, на поверку оказались совсем другими людьми. И это тоже жизненный опыт.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 7 читаемых

Самое интересное в регионах