Примерное время чтения: 9 минут
175

Следует шить! Особенная мама о детях, бизнесе и счастье на потом

Далия Гайнанова и её сын Тимур.
Далия Гайнанова и её сын Тимур. / Далия Гайнанова / Из личного архива

«Если дело нацелено на то, чтобы облегчить жизнь людей, снять боль, оно всегда будет процветающим», – уверена предпринимательница из Казани Далия Гайнанова.

Почему мама, одна воспитывающая ребёнка с ДЦП, никогда не жалуется на судьбу и как она добилась успеха в бизнесе, предприниматель рассказала «АиФ-Казань».

По лекалам доброты

Ольга Любимова, «АиФ-Казань»: – Далия Ильгизовна, хмурой, раздражённой вас представить невозможно. Как удаётся всегда быть позитивной?

Далия Гайнанова: – Меня часто спрашивают: это ваша защитная маска или настрой от природы? Наверное, просто гены, такой характер я унаследовала от мамы – она неунывающий человек. Мама в 17 лет уехала из Васильева в Казань, начала работать на скорой помощи. Я брала с неё пример. Мне тоже очень хотелось быть самостоятельной.

Первой разработкой ателье стали слюнявчики, то есть нагрудные платки с плащевой тканью внутри, а потом боди, которые облегчают уход, фиксируют памперсы.
Первой разработкой ателье стали слюнявчики, то есть нагрудные платки с плащевой тканью внутри, а потом боди, которые облегчают уход, фиксируют памперсы. Фото: Мэрия Казани

Студенткой я работала официанткой в боулинг-клубе, в магазине – ночами, потому что днём надо было учиться. Заканчивала смену в шесть утра, приезжала домой, заходила на кухню, ставила чайник и просыпалась на столе под его свист. Пила чай и ехала на занятия.

Юрфак КФУ окончила на «отлично» и «хорошо», устроилась на работу в суд. Но зарплата была небольшой, и я начала параллельно работать – убирать квартиры, коттеджи. Вскоре вместе с подругой открыли небольшую клининговую компанию. Я была одновременно и уборщицей, и директором.

– Ваш сын Тимур родился с тяжёлой формой ДЦП. Что было после того, как вам объявили диагноз?

– Врачи предложили отключить Тимура от аппаратов, которые поддерживали его жизнь. В этом случае наш мальчик сразу бы умер, ведь у него тогда только сердце билось, все остальные функции отсутствовали. Это сейчас он дышит, может кричать. Тогда ничего этого не было.

Подписывать согласие на отключение Тимура я категорически отказалась. Но шок был настолько сильным, что даже слёз не было. Жизнь как будто остановилась, я перестала общаться с друзьями, родными, уехала к маме. Мама мало-помалу внушила, что нельзя быть эгоисткой, надо поднимать ребёнка.

Тимур не умеет плакать. Поэтому все ночи я проводила у его кроватки, следила, чтобы он не захлебнулся и не умер. Он и сейчас плохо спит, не умеет сидеть, ходить... Очень любит нас. Когда видит меня или бабушку, громко вздыхает: «А – ах!», готов выпрыгнуть нам навстречу.

Было время, когда моим единственным источником дохода была пенсия Тимура. Порой даже ему на колготки не хватало денег. Просить, даже у мамы, было стыдно. Старалась заработать сама.

Когда мальчик стал подрастать, оказалось, что выйти погулять на улицу невозможно: с него штаны падают, а в магазинах одежды для особенных детей нет. Поэтому я решила создать такую одежду сама. Первой разработкой стали слюнявчики, то есть нагрудные платки с плащевой тканью внутри, а потом боди, которые облегчают уход, фиксируют памперсы. 

Вся одежда, которую мы шьём в нашем ателье, создана по особым лекалам, по конкретным пожеланиям родителей. Сейчас работаем ещё и с домами престарелых, потому что люди с деменцией – фактически те же самые дети. Есть индивидуальные заказы, вот недавно обратился мужчина-колясочник 1 м 80 см ростом. Мы ему отшивали боди размером почти как скатерть. В этом году выиграли гранты на пошив непромокаемых наволочек и наматрасников для Казанского хосписа и Дербышинского детского дома. Я безумно рада, что мы можем помочь стольким людям.

Подставлять плечо

– То есть легко получилось организовать бизнес?

– Легко не было никогда. Работаем с 2015 г., а на прибыль вышли только год назад. Чтобы купить первые ткани (100-процентный хлопок) пришлось продать инвалидную коляску Тимура. После этого гулять на улицу я его выносила на руках.

Фабрикам маленькие партии отшивать невыгодно. Наши небольшие заказы постоянно отодвигали, и стоила такая работа дорого. В итоге одно боди обходилось чуть ли не в две тысячи рублей. Я понимала, что мои покупатели – такие же родители, как и я, приобретать дорогую одежду не в состоянии. Стало легче, в том числе и регулировать цены, когда появилось своё ателье.

Вначале по неопытности помещения под него мы арендовали самые неудобные – на третьем этаже в доме без лифта. А ведь туда нужно было носить швейные машинки, и ткани огромными рулонами! Всё приходилось делать самим – быть и бухгалтерами, и конструкторами, и чуть ли не швеями. Много времени уходило на изучение тканей, общение с их производителями.

К счастью, я нашла удивительно доброго человека Ларису Вознесенскую, которая начала бесплатно развивать мой проект в соцсетях. Она стала моим партнёром. Общается с родителями, выявляет их проблемы, потребности, занимается закупкой тканей.

– Как удалось получить гос­поддержку?

– Обратившись в минэкономики республики, я объяснила, что проект очень нужный, ведь в других регионах России одежду для особенных детей не шьют. Нашим ателье заинтересовались в Турции. После этого в Фонде поддержки предпринимательства нам дали кредиты на швейные машины, помогли со средствами на сертификацию продукции, её популяризацию.

У нас побывали представители мэрии, посмотрели, как мы работаем. По решению мэра Казани Ильсура Метшина нашей некоммерческой организации бесплатно предоставили помещение на пять лет. Там мы занимаемся производством и проводим занятия с детьми. Моя сестра – певица, она выступает на всех наших благотворительных обедах. Дети от неё в восторге. Многие приходят только для того, чтобы послушать Дилю.

Стать доступнее

– Дейл Карнеги предлагал любую неудачу рассматривать как новую возможность: «Если вам достался лимон, делайте лимонад». У вас есть свой рецепт?

– Не надо разбираться, за что тебе дано испытание. Никто никогда не получит ответа на этот вопрос. Если всё время жаловаться, окружающих это будет только раздражать, ведь у каждого есть свои проблемы. Позиция просящего не приносит счастья, надо начинать делать что-то самому. И неважно, какая вокруг обстановка, откуда ты приехал, сколько тебе лет – если есть настрой, можно многого добиться.

Да, дети с ограниченными возможностями здоровья есть, и они будут рождаться. Думаю, они помогают нам не терять милосердия. Помогают задуматься о своей жизни и родителям здоровых детей.

Во всём можно найти позитивный опыт. Я благодаря сыну нашла дело своей жизни, помогаю людям. Если дело нацелено на решение проблем людей, на то, чтобы облегчить их жизнь, снять их боль, оно будет процветать.

– Ваша продукция продаётся на маркетплейсах. Какие вы видите в этом плюсы, минусы? Как боретесь с интернет-мошенничеством?

– Плюсы очевидны: не надо ходить за товарами на почту, платить за их доставку. У покупок на маркетплейсах доставка бесплатная, все покупки можно забрать в пункте рядом со своим домом. Бывает, что курьеры доносят товар до квартиры.

На мой взгляд, на маркетплейсах есть проблемы с навигацией. Почему бы там не открыть отдельные разделы товаров для людей с особенностями? Мы ведём переговоры об этом с несколькими торговыми интернет-площадками, чтобы было проще найти нас и других производителей. Ведь сейчас появляется всё больше продукции для людей с ограниченными возможностями здоровья – для них создают и обувь, и более удобные коляски.

Интернет-мошенничества, к сожалению, случаются. Поэтому мы даём покупателям подробную инструкцию по оформлению платежей. Вплоть до того, как зовут администраторов, которые занимаются оформлением.

– В Казани создают виртуальную карту с объектами, доступными для людей с ограниченными возможностями. Как ещё можно облегчить их жизнь?

– Уже принято решение, что дети с ОВЗ могут бесплатно заниматься во всех дворцах культуры – в кружках, которые им подходят. Хотелось бы, чтобы такие дети, как в Москве, могли бесплатно ходить в театры и цирк. У нас же с них, к сожалению, пока берут деньги.

Мы проверяем, обсуждаем с предпринимателями доступность для инвалидов аптек, магазинов. Если нет технической возможности оборудовать вход комфортным пандусом, то предлагаем установить звонок, чтобы человек мог выйти и обслужить инвалида на улице, либо разместить номера телефонов, чтобы можно было организовать доставку на дом.

Во многих квартирах санузлы не приспособлены для колясочников. Поэтому я предложила создавать доступную среду ещё на стадии проектирования многоэтажных жилых домов. На первом этаже должно быть хотя бы по одной квартире, приспособленной для потребностей людей с ОВЗ.

– Скоро 8 Марта. Что пожелаете женщинам в этот праздник?

– Жить сегодняшним днём! Мы часто откладываем счастье на потом – думаем: вот через неделю, через месяц, когда что-нибудь случится, вот тогда я и заживу по-настоящему. Но ведь каждый новый день – это уже событие и большой подарок! Проживать его надо с ощущением счастья.

ДОСЬЕ

Далия Гайнанова родилась в пос. Васильево Зеленодольского района в 1984 г. Окончила юрфак КФУ. С 2003 г. по 2017 г. работала в Верховном суде РТ. В 2017 г. учредила автономную некоммерческую благо­т­ворительную организацию гармоничного развития детей и подростков с ограниченными возможностями «Всё для детей». Депутат Казгордумы с 2020 г. Есть сын и дочь.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах