Примерное время чтения: 8 минут
272

Помочь изгоям. Юлия Хакимова – о том, как побороть рабство попрошаек

Бизнес на попрошайках выгодный – доход с одного человека может составлять до 300 тыс. руб. в месяц.
Бизнес на попрошайках выгодный – доход с одного человека может составлять до 300 тыс. руб. в месяц. pixabay.com

Руководитель казанского волонтёрского движения «Душа России» Юлия Хакимова знает, что нужно для возвращения к нормальной жизни тем, кому, кажется, невозможно помочь, – спившимся людям, бомжам, попрошайкам. О том, что стоит за этой поддержкой, – в интервью «АиФ-Казань».

Должен же кто-то помочь!

Венера Вольская, «АиФ-Казань»: Юлия Камилевна, в вашем волонтёрском портфолио истории людей одна страшнее другой. Женщина, месяцами жившая в холодном тамбуре многоэтажки, куда её выгнала дочь, почти ослепшая бабушка, в доме которой отключили отопление, водопровод, и растапливавшая снег, чтобы попить... А вас какая история потрясла?

– Столько диких случаев было, все не вспомнить. Но в своё время меня поразила история дедушки Владимира Алексеевича, с которой началась моя работа по вызволению попрошаек от их «хозяев». Когда он её рассказал, я подумала: как такое может быть?..

Он бывший военный, позже – преподаватель в вузе. Родился в Курске, но жил в Казахстане. И вот после смерти жены, уже в пожилом возрасте, решил переехать на родину. Продал жильё, но вырученных денег лишился при переезде. Его избили, ещё и изуродовали, а потом бросили возле дороги. Обнаружили случайно: трактор убирал снег и поднял его, полуживого. У дедушки оказались проткнуты барабанные перепонки, не видел один глаз, а в больнице отрезали ступни. Когда его выписали, ему некуда было идти. Сидел на лавочке возле здания, ну и привлёк внимание цыган. Те заставили его попрошайничать, но в Москве он смог сбежать и оказался в приюте в Казани.

Когда в 2016 году мне рассказали, мол, старика вынуждали просить милостыню, я поехала к нему, увидела, насколько ему тяжело, он ведь образованный, начитанный. Забрала его домой. Лечили дедушке глаза – сделали операцию по пересадке роговицы, занимались восстановлением гражданства. Он по-прежнему у нас, уже член нашей семьи.

– А как сейчас дела у Дмитрия, мужчины без ног, попрошайничавшего под видом афганца на дороге у ТЦ «Мега» в Казани? До сих пор снятые вами видео о его спасении из рабства ходят по Сети.

– Да, его насильно держали в доме, избивали, держали без еды, отнимали все деньги. Но благодаря резонансу в СМИ и в Сети к нам прислушались и МВД, и СК, так что удалось «рабовладельцев», граждан Молдовы, отдать под суд, а позже ещё несколько человек по другим потерпевшим. Прошёл год, как мы вытащили Диму. Он живёт пока в интернате, но мы мечтаем, что он создаст семью.

Кстати, этот бизнес очень выгодный – Дима за 12–13-часовую смену зарабатывал порядка 10 тыс. руб. – 300 тыс. в месяц! Дело процветает ещё с 90-х, охватывает и Россию, и страны СНГ.

– Но у гидры бизнеса на попрошайках снова отросли головы – сейчас в Казань завезли новых жертв...

– Только наказав организаторов, добьёшься того, чтобы они перестали этим заниматься. И если вы хотите помочь попрошайке, вызовите полицию, обязательно дождитесь её, чтобы нельзя было заявить, что человека не нашли. Полицейские должны доставить его в отделение для установления личности, и там, возможно, выяснится, что он в розыске. Тогда надо попробовать выйти на реальных родственников, ведь лжеродственники уже ждут у отделения, чтобы его забрать, а сами несчастные запуганы и правду не скажут.

Я обращаюсь и к сотрудникам полиции: пожалуйста, свяжитесь с нами – мы поможем разыскать семью нищего, купим билеты. Люди ведь годами скитаются, не в состоянии вылезти из этого ужаса.

Арестовывают последнее

– Кому ещё вы помогаете?

– Очень беспокоит категория малоимущих пенсионеров. Как прожить одинокому на 8 тыс. (а бывает и 7200)? И вот растут долги по квартплате, приставы арестовывают банковскую карту… А ведь сколько раз поднимали проблему – нужно запретить арест счёта, если у гражданина не остаётся прожиточного минимума! Мы помогаем таким бабушкам и дедушкам продуктами. Несколько лет назад наше движение начало сотрудничать с Центром социального обслуживания Казани, и мы вместе каждый месяц развозим продуктовые наборы. В них крупа, макароны, чай, сахар, мясные консервы и др. Кстати, часто у этих пожилых есть дети, но те не задумываются, как живут родители.

– Среди ваших подопечных много одиноких матерей…

– В целом сегодня государство больше поддерживает семьи с детьми. У меня четверо детей, и я помню, какая ситуация была пару десятилетий назад. Но мамам мы тоже помогаем, например, тем, кто не смог оформить  пособия  в основном это из-за отсутствия прописки.

– Что в своей работе могли бы улучшить «помогающие» ведомства, например, Минсоцзащиты?

– Часто нужно не просто выдавать пособия, а сопровождать семью в повседневной жизни. Возьмём женщину, которая пила, но смогла завязать. Она не приспособлена к жизни – ей сложно организовать день, быт, а пособие тратит не на детей, а на накладные ногти. Ей нужно помочь на первых порах. Спрашивать отчёт, куда были потрачены деньги. Но, к сожалению, сейчас ни сотрудники отделов опеки, ни соцработники не имеют такого права.

– Как часто пьющие люди выбираются из болота?

– У 90% тех, кто хочет вернуться к нормальной жизни, это получается. У нас позиция такая: неважно, как человек жил до того, как обратился к нам, важно, что делает после. Обычно помогаем отправиться на лечение от алкоголизма в больницу. Знаю много матерей, которые уже по 10 лет живут трезвой жизнью.

–А как решать проблему бомжей? Приходится слышать жалобы, что их невозможно «выкурить» из подъезда.

– Есть брешь в законах: полиция может наказать за мелкое хулиганство, распитие спирт­ного, и всё на этом. Статьи за бродяжничество, как в советское время, уже нет. Нет и такого наказания, как обязательные работы. Раньше ведь часть асоциальных граждан после этого начинали сами работать.

Правда, некоторым и это не помогло бы. Помню, привезли на инвалидной коляске женщину – засижена мухами, в ранах завелись черви. Так вот, в больнице, а потом за полгода в приюте ей вернули человеческий вид. Плюс отсутствие алкоголя – даже ходить самостоятельно начала. А теперь снова хочет вольной жизни.

– Вы помогаете людям, живущим порой по колено в грязи. Как наводите порядок?

– Приезжаем по сигналу, на месте оцениваем, что за ситуация. Скажем, нужна прописка для получения гражданства – занимаемся пропиской. Параллельно приводим в нормальный вид жильё. Кстати, при некоторых психических болезнях склонность складировать мусор входит в картину заболевания.

Иногда приходится клининговую компанию нанимать, а дезинфекционную службу – ту постоянно вызываем. Порой ведь из-за собранных отходов дверь невозможно открыть. Но в основном убираем сами – совместно с соцработниками.

Индекс доброты

– Как оцениваете «коэффициент доброты» в РТ?

– По своему опыту могу сказать, что Татарстан более-менее благополучен в плане соцпомощи по сравнению с другими регионами, особенно с глубинкой: совсем уж вопиющих случаев немного. Когда возникают проблемы, то оперативно решаются теми же приютами. В РТ, если человек не закрывается со своей бедой дома, то хотя бы голодным не останется.

В Казани социальное волонтёрство особенно активно стало развиваться с 2014 года, когда начались военные действия в Украине, появились беженцы.

– Знаю, вы тоже занимались помощью беженцам, и однажды в вашей квартире и доме жили аж 13 семей.

– Да, помогала вывозить детей из мест военных действий – передавала мамам деньги на билеты до Казани, давала крышу над головой. Самая чудес­ная для меня история, как мы смогли двоим ребятишкам из приюта вернуть родных. Мать вывезла их из-под обстрелов в Луганске, но позже погибла. Искали родственников, как иголку в стоге сена, потому что дети не могли назвать место, где жили. Но получилось – нашли их отца в Питере (родители были в разводе), а потом и бабушку. Ребята жили у меня, папа рядом снимал квартиру, а потом они все вместе вернулись в Украину.

– Что вы советуете, когда спрашивают, как помогать людям?

– Нуждающиеся, может быть, живут в одном доме с вами. Будьте внимательнее, и увидите, кому нужна поддержка. Если не можете помочь – сообщите о попавшем в трудную ситуацию в социальные или благотворительные организации.

ДОСЬЕ

Юлия Хакимова. Родилась в Казани. Название образованной ею в 2015 году волонтёрской организации – «Душа России» – дали её подопечные. Образование неоконченное высшее, занимается бизнесом в сфере ритуальных услуг. Имеет сына и троих дочерей.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах