aif.ru counter
343

16 шрамов и синяков. Что стало причиной гибели девочки в приемной семье

Погибшая девочка Женя была веселым, жизнерадостным ребенком.
Погибшая девочка Женя была веселым, жизнерадостным ребенком. © / Ольга Любимова / АиФ

Громкий процесс об убийстве 9-летнего ребёнка и об истязании ещё трёх приёмных детей рассматривает Верховный суд Татарстана. Дело слушается с участием присяжных заседателей. Все подробности – в материале «АиФ - Казань».

Эта история потрясла весь Татарстан. 4 августа 2018 года в доме фермеров Гр-ых – 41-летнего Романа и 39-летней Эллы врачи скорой и следователи обнаружили тело 9-летней девочки Жени (имя изменено. Ред.) с множеством травм и ожогов. Следователи пришли к заключению, что причиной смерти ребёнка стала черепно-мозговая травма. На её теле судмедэксперты обнаружили 16 следов от ударов, часть которых появилась не в день смерти, а раньше.

«В убийстве девочки обвиняется приёмный отец, – говорит старший советник юстиции Прокуратуры РТ Андрей Кропотов. – Приёмной матери вменяется причинение тяжкого вреда здоровью девочки, на теле которой обнаружены ожоги. Кроме того, они оба обвиняются в истязании ещё трёх детей – двух сестёр и брата убитой».

«Мечтала о большой семье»

Когда в марте 2016 года фермеры Гр-вы решили взять из приюта четырёх приёмных детей, у них уже были родная дочь и приёмный сын. «Всегда мечтала о большой семье, поэтому решила взять приёмных, – объясняла Элла Гр-ва. – Познакомилась с младшими детьми и тут же захотела их взять. А когда увидела старших, возникли сомнения. Но тут подбежала младшая девочка: «Мама, забери меня!», и мы решились».

 Элла Гр-ва решила взять четверых приемных детей, потому что мечтала о большой семье.
Элла Гр-ва решила взять четверых приемных детей, потому что мечтала о большой семье. Фото: предоставлено изданием "Реальное время"

Нина, Женя, Катя и Ваня (имена всех детей изменены. – Ред.) попали в приют, потому что в 2016 году суд лишил их родителей прав. Нина и Катя сейчас учатся в 4-м и 3-м классе. Иван – первоклассник.

Почему её лишили родительских прав, родная мать детей 30-летняя Анастасия на вопрос корреспондента «АиФ - Казань» отвечать не стала. По данным одного из адвокатов обвиняемых, она и муж не занимались воспитанием ребят. «Есть заключение педагогов приюта об отставании детей в социальном развитии», – пояснил он.

Уже после гибели Жени, 7 марта 2019 года, суд восстановил родных отца и мать детей в правах. С тех пор они живут все вместе. 

«Голодные, худые, как будто это совсем не наши дети, – вспоминает встречу после разлуки Анастасия. – Девочки были похожи на пугал затюканных. Головы, руки – все в шрамах. До 2015 года, когда дети жили с нами, этих шрамов у них не было. У меня ни один ребёнок даже с простудой не лежал в больнице».

Дети рассказали, что их наказывали за невыполнение работ по дому. Били палкой, кнутом, плетью. Однажды за то, что выпили без разрешения сок, заставили съесть коробки из-под него. Но больше всего, как рассказывали родным родителям дети, доставалось Жене.

«Она была в этой приёмной семье как проклятая, – едва сдерживая слёзы, говорила в суде Анастасия. – Её категорически ненавидели. Элла палки привязывала девочке так, что та руки не могла сгибать. Какое сердце для этого нужно иметь?!».

Элла шрамы детей на суде объяснила по-своему. Мол, Ваню покусала собака. А девочки очень подвижные, и у них от ушибов во время игр сразу выскакивали синяки.

Цепью она никого не привязывала, жевать коробки от сока не заставляла. 

«Просто после того, как дети без разрешения выпили весь сок, я сказала: «Нужно было ещё и коробки съесть», – заявила Элла Гр-ва. 

Учителя в один голос твердят, что приёмные дети жили в хороших условиях: в доме чисто, полный достаток. Дети приносили в школу сладости, угощали ими одноклассников.

На приёмных маму и папу никогда не жаловались. Гр-вы не пропускали родительских собраний.

 «Младшая Катя пришла в 1-й класс хорошо подготовленной, знала много сказок, которые выучила с мамой Эллой, – рассказывала на суде одна из учительниц. – Девочка молилась, чтобы мама Элла быстрее поправилась после ДТП, в которое она попала».

Грубости к приёмным детям не замечали ни соседи, ни близкие люди фермеров. 

Вот только две родственницы вспомнили, как за два дня до гибели Жени Элла рыдала у них в гостях, жалуясь на детей: «Я, наверное, скоро убью эту Женю!». «Бог с тобой! – обомлели женщины. – Не справляешься – так верни ребёнка в приют!».

Кстати, в 2018 году в Татарстане приёмные семьи вернули в приюты почти 100 детей. В 2019 году такая судьба постигла 110 ребят.

Учителя запомнили Женю весёлым, жизнерадостным ребёнком. Она хорошо пела, выступала на школьных концертах. Но однажды пришла в класс с синяком на лице. Учителю объяснила, что ушиблась, помогая маме. Ведь та после аварии долго была в инвалидной коляске. Учителей успокоило то, что и мать точно так же объяснила происхождение синяка.

Откуда ожоги и раны?

Завуч Елена Михайлова забила тревогу, когда с синяками на руках и лице увидели старшую Нину. Сообщила о ЧП в отдел опеки (см. «Кстати»). «А начальник отдела меня отчитала, – вспоминает завуч. – Мол, не мешайте воспитывать ребят. Этой семье и так трудно! Да и приёмная мать уверяла меня, что ни в коем случае не била ребёнка».

Откуда же тогда ожоги и раны у погибшей Жени? Как рассказали дети, моясь в бане с приёмной мамой, девочка случайно плеснула ей горячую воду на больную руку. Элла же обварила ребёнка кипятком. Женя лежала, не могла встать, но её не лечили, а заставляли работать.

На суде родственницы рассказывали:
«За два дня до гибели Жени Элла рыдала у них в гостях, жалуясь на детей: «Я, наверное, скоро убью эту Женю!». «Бог с тобой! – обомлели женщины. – Не справляешься – так верни ребёнка в приют!».

На суде Гр-ва заявила, что в бане с Женей не была. Ожоги девочка получила, когда мылась вместе с сёстрами.

В день трагедии дети играли в песочнице. Позже они сказали родной маме, что Роман (приёмный отец. – Ред.) начал Женю ругать за то, что она якобы испачкала платье. Стал её бить. Брал и подкидывал её. Женя падала на землю, а он пинал её ногами. Когда понял, что девочка не дышит, крикнул, чтобы принесли нашатырный спирт, пытался сделать искусственное дыхание. Позже дети признались, что их заставляли говорить, якобы Женя подавилась яблоком.

«Мужа в момент смерти Жени дома не было», - сказала на суде Элла.  сказали, что
«Мужа в момент смерти Жени дома не было», - сказала на суде Элла. сказали, что Фото: скриншот c "Одноклассники"

Приёмная мать, так же, как и родная, говорила о смерти Жени с болью и слезами. Но гибель ребёнка на суде объясняла совсем иначе. Уверяла, что не била приёмных детей. Разве что шлёпнула пару раз по мягкому месту. Да и мужа Романа (обвиняемого в убийстве девочки. – Ред.) дома в тот день якобы не было. По её словам, он уехал на рыбалку и вернулся только после звонка о несчастье в доме.

Право на снисхождение

По версии Эллы, в день трагедии дети играли в вышибалы тяжёлым футбольным мячом, а потом ушли в сад. Через какое-то время в глубине сада громко вскрикнула Женя. Домой пришла с царапинами, в слезах. Мол, сёстры избили палкой. После ужина дети пошли играть в песочницу, но вскоре в дом вбежала испуганная Катя: «Женя легла спать на песке и не просыпается! Не можем разбудить». Элла вспоминает, что девочка открывала глаза и тут же их закатывала. Она кричала: «Женечка, что с тобой? Вызывайте скорую!». Но врачи ребёнку помочь уже не могли: пульса не было, ребёнок не дышал…

«Сейчас мы все вместе и пытаемся сделать так, чтобы дети обо всём забыли, – делится родная мать Анастасия. – Трудностей много. Знания, по словам учителей, у детей нулевые. Старшая девочка осталась в 4-м классе на второй год. Даже за 1-й класс не может решить задачу. И у второй девочки тоже есть проблемы с учёбой. Непросто и с дисциплиной. Хотя педагоги считают, что дети очень способные – могут учиться. Мы стараемся всё упущенное наверстать.

Вопрос о виновности или невиновности Гр-ых решат присяжные.
Вопрос о виновности или невиновности Гр-ых решат присяжные. Фото: АиФ/ Ольга Любимова

Девочки начали заниматься танцами, пением. Ваня хочет в спортсекцию записаться. Пусть для этого в районный центр придётся его возить – мы готовы. Лишь бы ребёнок развивался.

По словам гособвинителя Андрея Кропотова, вопрос о виновности или невиновности Гр-ых решат присяжные. У них есть ещё и право признать подсудимых нуждающимися в снисхождении. Исходя из этого будет определена мера наказания. Но пока процесс не окончен, об этом говорить преждевременно. Сами приёмные родители Гр-вы виновными себя не признают. «АиФ – Казань» будет следить за развитием событий.

Кстати

В 2018 году Алексеевский районный суд вынес приговор экс-начальнику отдела опеки и попечительства после смерти Жени. Женщину признали виновной в халатности (ч. 2 ст. 293 уК рФ). Её приговорили к 1 году и 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год. Суд установил, что подсудимая получала сигналы из школы о том, что у девочки есть синяки и раны. Однако чиновница не проверила эту информацию.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах