aif.ru counter
271

Юбиляр Геннадий Прытков: «Актер - несвободная профессия»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. АиФ-Татарстан 22/01/2013

Один из самых известных актёров Казани 45 лет работает в одном и том же театре - Качаловском. 25 января он отметит своё 65-летие на родной сцене, где сыграл десятки заглавных ролей.

«Их количество – не основное в нашей профессии, - убеждён Геннадий ПРЫТКОВ. – Главное - иметь возможность говорить со сцены о том, что тебя волнует. Масса людей не могут определиться в этом мире, потому что находятся с ним в конфликте - удачные мои работы именно об этом. Человеку постоянно приходится согласовывать свой внутренний мир с тем, что его окружает, искать контакты, зацепки…».

А где душа?

- Геннадий Николаевич, как вы выбирали профессию?

- Это педагог по литературе виноват! Лидия Сергеевна Анитулина ещё в 6-м классе мне сказала: «Ты – артист, Прытков! Больше ничем в своей жизни не пытайся заниматься». Лет 15 назад она специально пришла в наш театр, чтобы посмотреть на меня, и сказала, что была права. Так что после школы я поступил в театральное училище, днём работал на заводе, а вечером учился у замечательных актёров-качаловцев Ефима Каменецкого и Веры Улик.

- Почему для вашего юбилейного вечера выбран «Дядюшкин сон» Достоевского?

- Роль князя интересна мне не только возрастной категорией. Её современность в том, что сегодня стариков грубо используют в каких-то своих целях, они становятся предметом торга. Но для меня главное в этой работе - человеческая душа, которая уже ушла, но пытается возродиться, однако повернуть время вспять невозможно. Сегодня многие, в том числе и молодые люди, не согласны с тем, что душа их хочет одного, а общество предоставляет совершенно другие возможности. Чтобы реализоваться, приходится тратить себя на пустяки - иначе не состояться. Человеческая душа сегодня не востребована, ничего не значит для современного мира, где всё движется в сторону денег. Люди, сверх­чувстви­тельные к миру, становятся изгоями.

- Выходит, актёры - счастливые люди? У них есть возможность выразить себя на сцене.

- У нас несвободная профессия. Если режиссёр и актёр слышат друг друга, это счастье. Появляется возможность высказаться, что, на мой взгляд, основное в нашей профессии. Мне повезло: Александр Славутский - режиссёр довольно-таки жёсткий, но умеет слышать актёра, доверять, даёт право сказать то, о чём я хочу говорить. Меня всю жизнь интересуют люди, которые не умеют определиться в мире, находятся с ним во внутреннем конфликте. Общество отталкивает тех, кто не похож на большинство, удачные мои работы именно об этом: Базаров в «Отцах и детях», Кинг в «Смотрите, кто пришёл»… У меня даже Глумов («На всякого мудреца довольно простоты») был такой: вынужден был продать себя, свою душу, чтобы приспособиться к миру. Это стало его трагедией.

- Как лично вам удаётся обрести мир внутри и вокруг себя?

- Найти точки соприкосновения помогают семья, друзья. У меня замечательная жена, потрясающие друзья, которые идут рядом почти все 45 лет моей сознательной жизни в театре. Вот мои ученики, занимавшиеся в школьном любительском театре, которых я вёл с 8-го класса, выросли, на какое-то время ушли и вновь появились, зная, что мне сейчас они нужны.

- Ваши друзья - из театральной среды?

- У них другие профессии: судья, руководитель фирмы, инженер… У меня всю жизнь не было привязанностей к театральным людям. Да и сам я, наверное, к этому не очень стремился. Театр - это ведь особое заведение.

- Настолько особое, что борьба идёт не на жизнь, а на смерть? Я о покушении на главного балетмейстера Большого театра говорю.

- То, что произошло с Сергеем Филиным, - дикость. Наверное, это связано с денежными интересами, с руководящим постом... В нашем театре это просто невозможно. Пусть конфликты такого рода останутся в столице - в провинции подобной «борьбы за жизнь» в театре нет.

Большое видится на расстоянии

- Что изменилось в театре, в обществе за 45 лет?

- Я начинал в 1968 году, и вся моя активная молодая жизнь прошла в идеологической скорлупе, когда на первый план выходили спектакли, прославляющие определённую структуру. Так сложилось, что в те годы я работал с режиссёрами, у которых закрывали спектакли. И в частности, закрывали из-за меня. Вызывали главного режиссёра и говорили: «Ты зачем дал еврею главную роль?», хотя я никакого отношения к этой нации не имею. Видимо, кто-то обратил внимание на мой нос или ещё что… Главный режиссёр стучал кулаком по столу: «Почему не сказал, что ты еврей?!» В общем мы жили в театре абсурда… Сейчас этого нет: появилось великое слово «свобода». Художник может делать то, что он хочет, и так, как он хочет. Над ним нет указующего перста.

 

Досье
Геннадий ПРЫТКОВ родился в 1948 г. в с. Левашово Алексеевского района. Закончил Казанское театральное училище. Народный артист РФ и РТ, лауреат Госпремии РТ им. Тукая. Доцент КазГУКИ. Супруга – заслуженная артистка РТ И. Чернавина, есть сын, двое внуков.

- Нет препятствий – значит, нет и ярких достижений? Не привела ли эта свобода к обратному эффекту?

- Я не согласен с тем, что за последние десятилетия Россия не создала ничего яркого. «Театр Европы» Додина, например, – мощнейший театр нашего времени. Свобода родила и новый Качаловский театр. В нём сочетаются мюзикл, психологическая драма, другие жанры. Раньше такое было невозможно.

Активно развивается изо­бразительное искусство. Мы перестали преклоняться перед реализмом, как перед святыней, стали спокойно запускать к себе концептуалистов, минималистов. Мне интересно находиться среди абстрактных форм... А великое всё это или нет – оценит время. Заявлять сегодня, что свобода не дала обществу никаких плодов, по-моему, неправильно. Сейчас это невозможно оценить.

 

Пробить кокон

- Вы преподаёте в Университете культуры и искусств. Что думаете о современной молодёжи?

- У меня уже третий выпуск, разница с предыдущим - пять лет. А люди совершенно другие. Если раньше ребята были эмоциональные, открытые, то сейчас они находятся в каком-то коконе. Когда ты поймёшь, что это кокон, они начинают к тебе хорошо относиться. Через ребят я вижу, что сейчас так устроена жизнь. Так устроила она их! И они к этому приспособились.

Это не значит, что утрачиваются человеческие качества. Просто люди уже в 19, 20 лет знают: в этой жизни нельзя ни перед кем раскрываться, а рассчитывать можно только на себя. Наша задача - «пробить» это, найти материал, на который у них отзовётся душа. К счастью, это удаётся: зомби среди наших студентов нет. Хотя в жизни я вижу много ребят, закрытых, не способных воспринимать жизнь. Представляю, сколько людей проходит мимо хорошей литературы, других интересных открытий. Но если человек выбрал для себя такой путь, пусть идёт… Всё равно жизнь его ударит, и он в душу себе обязательно посмотрит. Не сейчас, так позже.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах