aif.ru counter
613

Переоценка. Может ли Татарстан заработать на историческом наследии?

В Казани прошел IV съезд хранителей наследия, приуроченный 50-летию Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. 100 гражданских активистов представляли 30 городов и 23 региона России.

Фарида Забирова, председатель Тро ВООПИиК.
Фарида Забирова, председатель Тро ВООПИиК. © / Ольга Юхновская / АиФ

Градозащитники обсудили десятки вопросов. Едва ли не самая топовая тема сегодня – защита территории зон охраны и достопримечательных мест.

Часто объект культурного наследия (ОКН) становится жертвой лишь потому, что власть не видит, каким образом он может приносить прибыль. Вопрос упирается в необходимость создания стратегии развития туристических маршрутов, на пути которых должно находиться как можно больше ОКН. Параллельно возникает проблема тех домов, которые памятниками не являются, но без них города теряют свою индивидуальность. О необходимости сохранения фоновой средовой застройки высказался член Совета Федерации Сергей Рыбаков: «Тревогу вызывает именно средовая застройка, которую по всей стране уничтожают стремительными темпами и в городах, и в селах. Картина катастрофическая».

Зампредседателя татарстанского отделения ВООПИиК, авторитетный архитектор и реставратор Фарида Забирова представила на съезде доклад «Исторические поселения и достопримечательные места: плюсы и минусы». В интервью «АиФ-Казань» Фарида Мухамедовна рассказала, что в Татарстане уже разрабатывается вопрос конвертируемости объектов культурного наследия.

Не руина, а антиквариат!

- Мы разрабатываем собственный проект экономического развития исторической среды в РТ, пытаемся алгеброй измерить нематериальный фактор объектов культурного наследия. Экономический аспект важен для понимания того, что сохранение наследия – это фактор национальной безопасности. Рынок оценки ОКН в России пока еще не развит, но экспертизы уже делают. В Казани есть покупатели, понимающие ценность исторических зданий. Владельцы знают, каким сокровищем обладают.

Реальная стоимость этого здания на ул. Карла Маркса, 17 - полмиллиарда рублей. Фото: АиФ/ Ольга Юхновская

На стоимость объекта напрямую влияют такие факторы, как расположение (близость к историческому центру), развитие территории вокруг и, конечно, история самого здания. Раньше всем домам, построенным до 1917 года, автоматически присваивалась степень износа 60%, что в корне неверно. Ценность памятника должна только возрастать, как антиквариат. За каждый век, за имя архитектора по определенной шкале присваивается свой коэффициент, из этих и других факторов складывается оценочная стоимость. Возьмём дом, расположенный в Казани по адресу улица К. Маркса, 17. Здание XVIII века, построено по проекту первого профессионального казанского архитектора Василия Кафтырева, присланного из Москвы в 1763 году. Невероятно, но в 1991 году балансовую стоимость этого здания записали в… 98 тысяч рублей. Все равно, что барак какой, то есть по принципу - чем старее, тем хуже. Меня это просто возмутило.

С экспертом Ларисой Желновой в 2012 году мы провели по собственной методике его аудит, получилось вот что: материальная часть – 50 миллионов рублей, а нематериальный фактор – 120 миллионов! Но и эта оценка не итоговая, после реставрации цена дома в 2015-м выросла втрое - до 458 миллионов. Почти полмиллиарда, понимаете? На съезде мы рассказали об этой методике. Смысл презентации: показать обществу, что нематериальная составляющая начинает работать! Исторические здания – тот же антиквариат, а не бесполезная руина, стоимость исторической недвижимости будет только возрастать. Теперь, после окончания реставрационных работ, дом надо запустить в оборот, вдохнуть в него жизнь. А для нас, хранителей, важно то, что здание XVIII века сохраняется в комплексе. Сейчас мы в этом районе оформляем дорогу к храму, к монастырю.

Несмотря на правительственное постановление 1998 года, страховая оценка исторических строений в стране пока не востребована. В нее входят, в том числе, страхование от рисков (пожар, утрата от плохой эксплуатации или проекта, вплоть до некачественной реставрации). Я уверена, эта система вскоре заработает.

Герб Казани на здании ул. К. Маркса, 17. Фото: АиФ/ Ольга Юхновская

Казань как матрешка

Сейчас в Татарстане статус исторических поселений имеют 13 городов, в том числе Казань, Свияжск, Болгар, Буинск, Биляр, Бугульма, Мамадыш, Тетюши, Мензелинск, Елабуга и Чистополь... Любопытно, что Казань долго сопротивлялась, не хотела принимать этот статус. Почему-то администрация боялась, что придется спрашивать разрешение у Москвы, условно говоря, чуть ли не на каждую лопату. В зону исторического поселения Казани входят не только 700 памятников (а это все здания до 1959 года), но и средовая застройка. Например, одноэтажный деревянный дом на улице Гоголя мы сохранили, хотя он и не является памятником.

Статус исторического поселения - это гарантия сохранности нашего наследия, иначе будет гуманитарная катастрофа. Перед нами стоят задачи: утвердить границы, определить самое ценное, то есть места, где сконцентрированы памятники, затем оценить предмет охраны. В это понятие входят не только конкретные строения и архитектурные комплексы, но также ландшафт и панорама. Надо найти элементы дорегулярной застройки. В Казани они зафиксированы в районе улиц Нагорной и Тельмана, по которым проходила трасса деревянной посадской стены. Она огораживала русский город. Все, что за ней – это слободы. Адмиралтейская, Суконная, Козья, Татарская, Ягодная, Козья… А вы знаете, что слобода происходит от слова свобода?

Наша группа подробно обследует каждый градообразующий объект, фиксируем, вносим в реестр. Титаническая работа. Мы уже обследовали Свияжск, Лаишево, Елабугу, Чистополь и Тетюши. Очень сложная процедура утверждения, три года прошло – начинай сначала…

Центр Казани мы рассматриваем как некую матрешку: сначала идет зона Казанского кремля, затем охранная зона между улицами Карла Маркса, Кремлевской, Баумана, Пушкина и Островского, но только до новой застройки. Следующая «матрешка» - охранная зона, в которую входят Закабанье, Забулачье, Старо-Татарская и Ново-Татарская слободы, которые решено объединить в единую.

Кстати, участники съезда градозащитников проявили большой интерес к зданиям советского периода. Расспрашивали о судьбе знаменитого Мергасовского дома на улице Дзержинского.

Дом Мергасова
Дом Мергасова находится в ужасном состоянии. Фото: АиФ/ Руслан Ишмухаметов

Это такой же памятник, как и здание гостиницы «Ногай», бывший типографско-издательский комплекс в стиле конструктивизма на улице Баумана. Только в ужасном состоянии. Когда-то он возводился как дом нового быта, в квартирах не было кухонь, предполагалось, что жильцы будут питаться в столовой на первом этаже, там были прачечная, детский сад. Дома такого типа после реставрации очень востребованы, в Москве модно селиться в них. Попутно замечу, что все довоенные дома Казани («зеленый» дом на Московской, здание на ул.Татарстан, где когда-то был ресторан «Афродита», дом на Островского, в котором во время войны жил Маршак, а также здание почты на ул. К.Маркса, на перекрестке Эсперанто-Павлюхина и другие) стоят на месте взорванных церквей.



Оставить комментарий
Вход
Лучшие комментарии
  1. Рашит ханнанов
    |
    22:13
    27.04.2016
    1
    +
    -
    Конечно, может заработать. Мы забываем даже о том ( а порой многие даже не знают совсем), что в древности у татар была своя руническая письменность, были обширные научные знания. И это дело нужно и можно восстановить. Мы часто рассуждаем о культуре ацтеков и инков, но ничего не знаем о своем богатом прошлом.
  2. Gustaf Odin
    |
    15:02
    09.07.2016
    1
    +
    -
    1. Исследователи в Европе порой больше чем мы знают о наследнице улуса распавшейся Золотой Орды, Татарии – так именовали в Средние века в Европе все наши пространства, славянские княжества и булгарские ханства, сообщества угро-финнов и орды калмыков, казахов и других кочевников. Сохраняют ХРОНИКИ – они у них не сгорели, хранились в каменных монастырях, ане в деревянных церквях и строениях. 2. Почему мы не можем изучать летописи? Почему наши историки не изучают языки и документы? 3. Когда туристам несут современную прокремлёвскую околоисторическую шовинистическую ахинею, они смотрят на наших гидов с почти нескрываемой жалостью. 4. История Татарии – почти не изучена.
Комментарии (3)
  1. Рашит ханнанов
    |
    22:13
    27.04.2016
    1
    +
    -
    Конечно, может заработать. Мы забываем даже о том ( а порой многие даже не знают совсем), что в древности у татар была своя руническая письменность, были обширные научные знания. И это дело нужно и можно восстановить. Мы часто рассуждаем о культуре ацтеков и инков, но ничего не знаем о своем богатом прошлом.
  2. Gustaf Odin
    |
    15:02
    09.07.2016
    1
    +
    -
    1. Исследователи в Европе порой больше чем мы знают о наследнице улуса распавшейся Золотой Орды, Татарии – так именовали в Средние века в Европе все наши пространства, славянские княжества и булгарские ханства, сообщества угро-финнов и орды калмыков, казахов и других кочевников. Сохраняют ХРОНИКИ – они у них не сгорели, хранились в каменных монастырях, ане в деревянных церквях и строениях. 2. Почему мы не можем изучать летописи? Почему наши историки не изучают языки и документы? 3. Когда туристам несут современную прокремлёвскую околоисторическую шовинистическую ахинею, они смотрят на наших гидов с почти нескрываемой жалостью. 4. История Татарии – почти не изучена.
  3. Gustaf Odin
    |
    15:37
    09.07.2016
    1
    +
    -
    Точно также во времена СССР (особенно после выхода «исторических» трудов Сталина, вроде «труда» «Марксизм и вопросы языкознания») было почти невозможно правильно изучать и трактовать историю армян, греков, болгар, румын, немцев, евреев, поляков,даже украинцев и белорусов, балтийские народы и даже чукчей (которых вообще превратили в анекдотических персонажей). Но ведь ЭТО ВСЁ ВСЕГДА БЫЛО БЕСЦЕННЫМ КУЛЬТУРНЫМ БОГАТСТВОМ всей Российской Федерации, всего пространства СССР. Надо возрождать всё. Без шовинистической дури. БЕЗ ДУРИ и ПОДЛОСТИ.
Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество