288

Запретить или заменить? Как защитить ребёнка от опасности в соцсетях

Сюжет Стрельба в школе в Казани
Поколению Z проще общаться в виртуальной реальности.
Поколению Z проще общаться в виртуальной реальности. pixabay.com

После вооруженного нападения на казанскую гимназию готовят проект по ограничению оборота оружия. Вновь заговорили и об ограничениях по доступу в соцсети в интернете. Насколько эффективны запреты, как вычислить подписчика деструктивных сообществ,  «АиФ - Казань»  рассказал Игорь Сундиев, главный научный сотрудник ВНИИ МВД России, вице-президент Российской криминологической ассоциации, профессор, доктор философских наук.

Новые слова и смена гардероба

Ольга Любимова, «АиФ – Казань»: Игорь Юрьевич, в колледже, где учился Ильназ Галявиев, устроивший кровавую бойню 11 мая в гимназии, заявили, что он предлагал  сокурснику вступить в секту. Так ли это, выяснит следствие. По каким признакам родителям понять, что ребёнок стал подписчиком деструктивного сообщества?

Игорь Сундиев: Все деструктивные сообщества строятся по единым и очень простым законам. Первый – закрытость, никто не должен знать, что происходит в этом сообществе. В итоге подросток перестаёт делиться с родителями тем, что с ним происходит.

Во-вторых, в речи подростка появляются новые слова, сленговые выражения: «биомусор», «ненависть», «власть», «смерть». Третий признак – молодой человек рвёт связи со старыми друзьями, потому что у него появились новые друзья, виртуальные. Но их подросток, как правило, родителям не представляет. Четвёртый признак – смена внешнего облика. Например, подросток начинает носить одежду, ботинки в стиле милитари, тёмные очки, чёрный плащ, меняет причёску. Каждая деструктивная группа старается создать собственный имидж.

–  Что меняется в поведении?

– Основной принцип вербовки в деструктивные группы – это слом психики. Поэтому обязательно происходит невротизация подростка. Она может проявляться ярко: он становится агрессивным по отношению к родным. Невротизация может быть и скрытой: подросток замыкается в себе. Есть или нет такое состояние, может определить психолог. Он же скажет, необходимо ли обратиться к психотерапевту. Но, многие родители, к сожалению, воспринимают обращение к психологу как некую чёрную метку для ребёнка.

Мать одного из учеников колледжа, где учился Галявиев, рассказала, что её сын год назад покончил жизнь самоубийством. Причём это была не первая попытка. Думаю, если бы родители сказали о первых случаях психологу и молодого человека взяли бы под медицинскую опеку, трагедия, возможно, не произошла бы.

Родители должны понимать, что, обращаясь к специалисту, они не дискредитируют ребёнка. Наоборот, – они спасают его.

– Почему в соцсетях возникает негатив, откуда он берётся?

– Сами по себе сетевые структуры, мессенджеры не являются ни плохими, ни хорошими, это просто инструмент. Вопрос, как и для чего он используется. Но в каждой соцсети есть свои сообщества. И они могут приобретать негативную окраску.

– Какие наиболее опасны?

– Деструктивных сообществ достаточно много. Говорить, что какие-то из них менее опасны, а другие более опасны, неправильно. Они опасны все потому, что, как любая тоталитарная структура, предлагают подростку свой вариант решения жизненных проблем. Причём, как правило, очень жёсткий.

К примеру, у учеников, которые подвергались травле, - тихих, незаметных хорошистов, как о них отзываются учителя, накапливалось желание отомстить за свою слабость, за свои унижения. 

Вся модерация (контроль за исполнением требований в интернет-группе) сообществ с асоциальным контентом идёт из зарубежных стран. К примеру, в одной из самых популярных соцсетей такой контент появился после того, как этот сервис перешёл под прямое управление одной из американских компаний и сейчас модерируется на нашей территории американской компанией. Практически все соцсети модерируются не на нашей территории. То есть идёт борьба против молодого поколения на территории России. Стараются, прежде всего, уничтожить, трансформировать нашу молодёжь. И нам нужно искать свои оригинальные способы, чтобы противодействовать этой модерации.

–  В Татарстане предлагают ограничить доступ детей к компьютерным «стрелялкам». Есть ли связь между увлечением компьютерными играми и деструктивным поведением? Когда увлечение играми становится опасным?

–  Игромания – типичное явление для подростков во всём мире. И нигде в мире не выявили прямой зависимости между деструктивным поведением и компьютерными играми. В то же время любая игра – сложный инструмент, в который может быть заложена дополнительная программа.

Родителей должно насторожить, если у ребёнка исчезают, вытесняются все потребности и мотивации - кроме игры. Он перестаёт гулять, общаться со сверстниками, с родителями. Игра из увлечения превращается в образ жизни. Это очень тревожный фактор, говорящий о том, что у ребёнка сузилось восприятие окружающей действительности.

«Хорошими делами прославиться нельзя»?

–  В интернете много хорошего. Почему молодых привлекает негатив? После трагедии 11 мая в Казани эвакуировали несколько школ из-за сообщений о минировании. К счастью, ложных.

–  Сообщения о минировании во всём мире идут, как правило, в течение двух-трёх недель после каждого подобного преступления. Это очень примитивный способ привлечь к себе внимание, даже если задержат за ложное сообщение (кстати, таких задержаний довольно много), и тем самым повысить свой статус в глазах окружающих. Для подростка важно отличаться и тем самым привлечь к себе внимание. Используя позитивный контент, это сделать сложнее. Как говорила старуха Шапокляк в известном мультфильме «Хорошими делами прославиться нельзя».

На мой взгляд, позитивный контент для современных подростков, к большому сожалению, более сложен в восприятии, чем негативный. Он направлен на тех ребят, которые способны думать больше, чем на два шага вперёд. Это более сложные переживания - чисто психологически, для них требуется больше усилий.

Во многих странах одна из особенностей поколения Z (людей, родившихся с 1997 по 2012 годы) в том, что общаться в виртуальной реальности им гораздо легче, чем любому взрослому.

Многие представители этого поколения испытывают большие сложности в непосредственном общении друг с другом. Им гораздо проще общаться через посредник – коммуникатор, который есть у каждого из них. Это поколение очень легко поддаётся манипулированию, потому что соцсети, в которых они находятся, тоже являются объектом модерации.

Современный подросток, по моим наблюдениям, ещё не научился ценить жизнь потому, что привыкает к компьютерным вариантам развития событий. Ведь у главного героя игр, квестов несколько жизней, и всегда можно вернуться к исходному варианту.

–  Вы отметили, что у многих из поколения Z почти полностью отсутствует эмпатия – способность сопереживать другому человеку. Как её повысить?

– Эмпатия зачастую заменяется виртуальными средствами выражения взаимоотношений... Заставить проявлять сострадание невозможно. Так, очень хорошим выходом для энергии наших ребят является волонтёрство. Но надо не заставлять им заниматься, а раскрывать возможности того, что даёт это движение. Работа в поисковых отрядах по поиску потерявшихся для многих ребят интересна потому, что напоминает компьютерные квесты. Но, с другой стороны, многие из них привыкли, что все приключения происходят на экране компьютера. В любой момент можно нажать клавишу и выйти из игры. В реальной жизни так не получается. Невозможно по собственному желанию выйти из ситуации, когда, например, ты находишься в условиях стихийного бедствия. То есть ребёнок должен понимать, что в реальной жизни есть такие возможности для развития, которых нет в виртуальном пространстве.

- В деструктивных сообществах очень жёсткие правила. Почему подросток им подчиняется?

- Для многих подростков требования дисциплины дома неприятны, а жёсткое подчинение в группе сверстников они считают абсолютно нормальным. Хотя своего собеседника в соцсети они живьём не видят. Человек там может представляться кем угодно. И подросток может быть абсолютно уверен, что общается с точно такими же подростками, как и он, не понимая, кто на самом деле осуществляет модерацию. К тому же модерировать сообщество можно явно, а можно и скрытно.

Практически во всех крупных, особенно международных сетевых сообществах используются приёмы, алгоритмы скрытого психологического тестирования – для создания психопрофиля человека. И на основе этого профиля создаются рекомендации, как работать с каждым конкретным человеком, для чего его можно использовать.

Выпутаться из паутины

- Надо ли говорить с ребёнком о деструктивных сообществах? 

- Это можно сравнить с разговором о начале половой жизни: если об этом не расскажут родители, об этом расскажут сверстники.

Родителям, прежде чем говорить о таких сообществах с подростками, надо самим понять, что это такое. Просто сказать, что «это плохо, тебе это не надо», будет не аргументированно.

Насколько успешен будет разговор, зависит и от того, насколько доверительные отношения в семье. Такие отношения будут, если ребёнок чувствует, что дома его действительно любят. Если же поддержки в семье не будет, ребёнок будет искать её в другом месте. И обязательно найдёт.

По статистике, на общение с подростками родители выделяют не более получаса в день. Этого явно недостаточно ведь окружающую действительность подросток и его родители воспринимают по-разному. Так, сегодня даже ученик младшего класса легко обращается с компьютером, общается в соцсетях, в то время как для его родителей это проблема. Умные родители в таком случае просят ребёнка научить его чему-то в интернете. При этом они аккуратно расставляют акценты, когда вместе с ребёнком выходят на тот или иной контент: «Это тебе поможет, а это, наоборот, навредит».

А глупые родители будут и сами бояться  компьютера и пытаться ребёнка от него оттащить. Но сейчас оградить детей от компьютеров, гаджетов уже невозможно. Их стоимость резко упала, перестала быть запредельной для многих семей.

- А может быть, соцсети запретить совсем? Или закрыть их до какого-то возраста?

- Запретить соцсети, во-первых, нереально: при желании любой ребёнок может найти выход в сеть. Во-вторых, такой запрет не даст необходимого результата. Речь не о том, как запрещать, а о том, как противодействовать негативу.

Когда Китай 20 лет назад создавал свою «Великую огненную стену» - систему контроля интернет-пространства на своей территории, которую иногда называют ещё и «Золотой стеной», – над ним смеялись.

А в итоге получилось, что на какое-то время в Китае проблему контроля интернета решили. Но решили комплексно: не только создали «забор», но и предложили своей молодёжи контент взамен. Есть китайские аналоги соцсетей, которые модерируются с территории Поднебесной.

Не хочу сказать, что китайский опыт - это единственный путь. Но он более эффективен, чем любые запреты.

Чтобы что-то запретить, надо дать альтернативу. Взамен негатива, который идёт из соцсетей, мы должны предложить что-то своё – то, что соответствует вкусам, потребностям именно нашей отечественной молодёжи.

Деструкция, разрушение – это всегда очень легко. Но этот негатив полностью лишает человека будущего. На мой взгляд, со многими подростками сегодня сложно построить взаимодействие потому, что о будущем они не задумываются. «Заработать много денег», - вот что можно часто услышать в ответ на вопрос о том, каким они видят своё завтра. Думаю, в первую очередь надо прививать молодёжи созидательный образ будущего.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

                     
        Самое интересное в регионах