4497

Не спасли ни маму, ни ребёнка. Певица с COVID умерла в роддоме в Казани

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. АиФ-Татарстан №47 18/11/2020
Певица, виртуозно играющая на гармони, лауреат международных конкурсов, королева на сцене в обычной жизни оказалась очень скромным, застенчивым и даже стеснительным человеком.
Певица, виртуозно играющая на гармони, лауреат международных конкурсов, королева на сцене в обычной жизни оказалась очень скромным, застенчивым и даже стеснительным человеком. © / Гадель Галимзянов / Из личного архива

Казанская певица Лилия Сабирова во время беременности заразилась коронавирусом и умерла во время родов. Как могло такое случиться с молодой, цветущей женщиной, выяснил корреспондент «АиФ – Казань».

 «Мамочка, заберите меня отсюда!»

Гадель, муж казанской певицы Лилии Сабировой, каждый день ездит к могиле жены и сына. 6 ноября 30-летнюю Лилию похоронили на Самосыровском кладбище Казани вместе с ребёнком, который родился мёртвым.

«Я её очень любил, и она меня очень любила, – говорит Гадель. – Она научила меня быть мягким и добрым. Сама была очень доброй и мягкой, таких людей в наше время мало. Я пытался дать ей всё, чтобы она была счастливой».

Певица, музыкант, сотрудник культурного центра «Залесный» Лилия Сабирова и реставратор исторических зданий Гадель Галимзянов познакомились пять лет назад в соцсети в группе знакомств мусульман.

Певица, виртуозно играющая на гармони, лауреат международных и республиканских конкурсов, королева на сцене оказалась очень скромным, застенчивым и даже стеснительным человеком в обычной жизни.

«Лилия всегда улыбалась, излучала доброту, – вспоминают родители Гаделя, которые, как и он, полюбили девушку с первой встречи. – Водила нас на концерты, приглашала на все свои выступления. О проблемах она никому не рассказывала. Как ухаживает за больными родителями, успевая и учиться в консерватории, и работать, чтобы её мама и отец ни в чём не нуждались. Все трудности переносила молча».

 «Лилия научила быть меня мягким и добрым», - говорит ее муж Гадель.
«Лилия научила быть меня мягким и добрым», - говорит ее муж Гадель. Фото: Из личного архива/ Гадель Галимзянов

Лилия и Гадель поженились в 2016 году. В Казань девушка приехала 10 лет назад из Республики Коми, где родилась и выросла. Поступила учиться в Казанскую консерваторию. Следом за Лилией перебрались в Казань и ее родители. К сожалению, мама до свадьбы дочери не дожила. Отец был на никахе в инвалидной коляске. Его не стало через полгода после смерти матери. В тяжёлые моменты Лилию поддержал Гадель, его родители. Стали самыми близкими ей людьми.

Когда Лилия забеременела, семья ликовала. Молодые мечтали назвать сына Джамилем. Купили для малыша коляску, кроватку, оборудовали детскую.

Но на сроке 7,5 месяца возникла угроза преждевременных родов,  Лилию положили на сохранение в 1-й роддом Казани. «Там ей делали тест на COVID-19, и результат был отрицательный, – вспоминает Гадель. – Лилия чувствовала себя хорошо, была абсолютно здорова. Мы с родителями приходили к ней каждый день, разговаривали через стекло. Думали, что она вот-вот вернётся домой».

Но у будущей мамы внезапно начали отходить околоплодные воды. На скорой помощи её отвезли в Перинатальный центр Республиканской клинической больницы, где принимают преждевременные роды.

«Лилия звонила мне из РКБ: «Мамочка, здесь очень холодно, я мёрзну, заберите меня!», – вспоминает свекровь Анжелика. – Оказалось, наша девочка четыре часа просидела в коридоре, прежде чем её положили в палату, ждала результатов анализов. Мы считаем, что она заразилась или простудилась именно в этот момент».

Родные пытались забрать Лилию домой, но врачи настояли: раз отходят воды, нужна госпитализация. Два дня Лилия провела в обычной палате для беременных и чувствовала себя хорошо. А потом вдруг стала задыхаться, поднялась температура, её положили в реанимацию. Но она ходила, разговаривала с родными через стекло. А потом написала, что ей подключили другой аппарат ИВЛ и не разрешают говорить по телефону.

Лилия виртуозно играла на гармони.
Лилия виртуозно играла на гармони. Фото: Из личного архива/ Гадель Галимзянов

За день до смерти Лилия позвонила свекрови: «Мамочка, заберите меня, пожалуйста, отсюда! Я не хочу здесь оставаться».

Анжелика удивилась: «Как же? Ведь тебе нужен аппарат ИВЛ».  Лилия объяснила, что его можно купить, мол, недорого стоит, и пользоваться дома.

«Мы не знали, что делать, – вспоминает свекровь. – На все вопросы о нашей дочери не получали никакой информации. Насилу дозвонились до реанимации. Нам сказали, что у Лилии начались роды. Мы примчались, четыре часа ждали у дверей реанимации. Гадель подошёл к окнам: «Мам, там почему-то все бегают». Я не стала его пугать, но у меня появилось плохое предчувствие».

А затем вышли врачи и сообщили, что Лилия умерла.

«Я просто онемела, – продолжает  свекровь. – Мой муж кричал: «Как же так?! Почему не спасли хотя бы кого-то одного: ребёнка или маму? Почему не сделали ей кесарево сечение?». Но врачи отвечали, что весь мир болеет, умирают президенты, множество известных людей. Что этой инфекции все подвержены, мы все каждый день рискуем. Я не могла это слушать, так было обидно и горько». 

В справке, которую выдали Галимзяновым, сказано, что Лилия скончалась от тромбоэмболии (острого нарушения кровообращения. – Ред.) в лёгочной артерии, двусторонней пневмонии, неуточнённой коронавирусной инфекции.

Родные недоумевают: Как такое могло произойти с женщиной, у которой все анализы во время беременности были в норме? Ведь Лилия попала в роддом здоровой. Они же каждый день навещали её. Если она болела, почему же они не заразились? Они считают, что она заразилась в больнице.

«Нужно оберегать себя от инфекций»

В минздраве РТ на запрос «АиФ – Казань» ответили, что не имеют права разглашать детали истории болезни Лилии Сабировой. И пояснили, что  отношение к беременным всегда более внимательное ввиду их положения.

Известно, что с начала пандемии в РКБ у матерей с диагнозом COVID-19 родилось 80 здоровых малышей. На учёте стоят 100 беременных с таким  диагнозом, и пока ни одного случая передачи коронавируса от матери к новорожденному не было.

Ряд российских учёных считают, что вирус не отягощает течение беременности, а беременность не вызывает тяжелое течение заболевания.

У профессора кафедры акушерства и гинекологии КГМУ Албира Хасанова другое мнение. «Инфекция попадает в организм и организм на неё обязательно реагирует, начинает бороться, – объясняет Албир Хасанов. –  Возникает воспалительный процесс. Это чревато тем, что к беременности могут присоединиться осложнения: может подняться давление, появиться угроза прерывания беременности, кровь густеет, из-за чего может нарушиться кровообращение у матери и ребёнка».

По его словам, если беременная женщина якобы здорова, это не говорит о том, что нет обсеменения (попадания микроорганизмов в ткани, органы. – Ред.).

«Обсеменение может продолжаться целый месяц, а активация вируса – в последние две недели. То есть COVID-19 у Лилии уже мог быть, просто клинических проявлений не было. В этом и коварство этого вируса, что человек вначале нормально себя чувствует, он на ногах, а потом резко возникает пневмония, тромбоэмболия – из-за того, что густеет кровь», – предупреждает врач.  

Албир Хасанов считает, что организм беременной женщины реагирует на любую инфекцию иначе, чем организм обычного человека. При беременности, по его словам, иммунологическая агрессивная защита организма всегда настороже. Если организм обычного человека на инфекцию может никак не отреагировать, у беременной она может вызвать взрыв иммунной системы.

«У будущих мам очень большая восприимчивость к любому проявлению инфекции, она может вызвать лавинообразную реакцию, – отмечает профессор. – Поэтому при беременности необходимо очень строго соблюдать социальную дистанцию,  оберегать себя от инфекций. Другой защиты, к сожалению, нет».  

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах