aif.ru counter
1719

Плата за контакт. В Татарстане работники скорой требуют выплат за COVID-19

Сотрудники скорой требуют выплат за работу с коронавирусными.
Сотрудники скорой требуют выплат за работу с коронавирусными. © / Игорь Киселев / Из личного архива

Медики Татарстана до сих пор не получили всех выплат за риск при контакте с коронавирусными больными. По признанию врачей и водителей скорой, перечисления поступили лишь части персонала.

Многим из них приходилось доказывать, что они были в контакте с коронавирусными больными, хотя очевидно, что соприкосновения с зараженными COVID-19 не избежать ни одному работнику скорой. Учет контактов с особыми больными ведется несовершенно и медперсоналу до сих пор не совсем понятно, по какому принципу им начисляют средства поддержки.

По мнению сотрудников скорой и врачей, работающих на приеме больных, рискует гораздо большая часть медперсонала, чем та, которая официально подпадает под дополнительное финансирование. Отсутствие же специальной одежды и недостаточная обработка помещений увеличивают риск заражения и распространения инфекции многократно, считают работники скорой.
Об этом – в материале «АиФ-Казань».

«В маске ходят целый день, потом их стирают»

скорая помощь
Фото: Из личного архива/ Предоставлено сотрудниками скорой помощи

«Нам дают костюмы обыкновенные, хирургические. Из синей тоненькой ткани, похожей на стекловату. Халатик и шапочку, маску тоненькую - от пыли, а не от микробов, - рассказывает водитель скорой помощи Игорь Киселев. - А фельдшерам и врачам выдают такие же костюмы, только заставляют надевать два. Полностью это их не защищает. Дают им очки-маску, а у очков по бокам дырочки. Плюс маску с клапаном. Они ходят в этой маске целый день, потом сдают на обработку в мойку на Чехова. Маски полоскают в каком-то растворе, потом снова выдают. А они ведь одноразовые. Однажды фельдшер мне говорит: «Надеваю маску, а там… сопля. Меня чуть не стошнило». Это же издевательство».

Короновирусных, по его словам, он нечасто, но возит.

«Позавчера дежурил - отвез человек семь таких. Сначала троих, потом еще четверых. Вызывая, так и говорят: перевезти «коронавирус» в такую-то больницу. Едем, к примеру, в общежитие, забрать парня, у которого подтвердился тест на COVID-19. Везём его не в инфекционную, а в седьмую горбольницу. Пока «сдаем» его, стоим часа три. Машин перед больницей полно – очередь. Он все это время сидит в машине. Девчонки  в хирургических костюмчиках (медики. - Ред), от него сбежали, пересели ко мне в кабину, а что толку – успели и с ним посидеть».

За весь период эпидемии Киселев ни разу не получил доплаты за коронавирусных больных, и никак не может понять, каким образом их начисляют.

«Сначала высчитывали по минутам, потом - сколько человек возил. А потом говорят: вы якобы возили коронавирус, а он не подтвердился. Но мы-то его возили как коронавирусного, со всеми сложностями», - рассказывает водитель.

Между тем, главврач станции скорой помощи Казани Фарид Галяутдинов заявил ИА «Татар-информ», что все врачи, фельдшеры и водители Станции скорой помощи Казани получили положенные выплаты за работу с коронавирусными больными, причем, еще в воскресенье, 17 мая.

Поиски истины завели водителя в бухгалтерию.

«В бухгалтерию скорой позвонил, почему у меня не учтены короновирусные больные. Мне говорят: по этим вопросам обращайся к начальнику гаража. А причем тут начальник гаража? У нас гараж при скорой помощи, начислением зарплат завгар не занимается. Скорая начисляет фельдшерам, врачам, а заодно и нам. Фельдшерам и врачам тоже кому-то заплатили, а кому-то нет. На днях позвонил один из водителей, говорит: мне частями 25 тысяч выдали. Но у них весь филиал скорой (всего в Казани этих филиалов одиннадцать) оборудовали под коронавирус, чтобы они не контактировали с нами. Всего же водителей на скорой помощи работает около 400 человек. Заплатили не всем. Как начисляют – совершенно непонятно. Кто-то был в отпуске, а ему выдали. Другой работал, а ему не перечислили. Я с марта вожу коронавирусных, ни копейки за это не получил».

Автомобиль скорой моют водители. Фото: Из личного архива/ Предоставлено сотрудниками скорой помощи

«Если он всплыл позже – оплатят позже»

Процесс получения выплат непрост. Это «приятное дополнение» к круглосуточной работе в «зоне поражения» вируса. Работникам станции скорой помощи Казани, оставшимся без выплат, все же удалось получить некоторые разъяснения от руководства, из которых очевидно: каждую копейку доплат придётся отвоевать.

Вот они: «Признаки ковид пневмонии не являются доказанным ковидом, так же как и низкая сатурация и дыхательная недостаточность. Первый характерен для любой вирусной пневмонии, другие – определяют степень тяжести любой пневмонии. Помимо того, что вы написали в карте, а мы прогнали вас в мониторинге, сдали ксерокопию карты, оплата произойдет только после нахождения вашего больного в реестре инфицированных. Если его там нет, все аннулируется. Если он всплыл там позже, вам оплатят позже. Даже если такой пациент у вас прошел как обычный больной, а в реестре появился как инфицированный, вам тоже это оплатят. Данные реестра есть у начмеда. Все, кто получил сразу деньги за апрель, прошел по оплате как раз по реестру».

20 мая Киселев сообщил «АиФ-Казань» в телефонном разговоре: «Половине персонала все-таки перечислили выплаты за апрель в два захода (12500 и 12500). Второй заход – нехотя, после выступления прокурора». Сам же Киселев, так же как и его сменщик, выплат так и не получили. При этом опасность заражения они испытывают постоянно, хотя бы потому, что санитарных мер предпринимается недостаточно.

«Мы съездили к короновирусному больному, - рассказывает еще один водитель скорой помощи на условиях анонимности. - Машину специальными средствами не обрабатывают. Вместо автомойки у нас так называемая «комната влажной уборки». Что это такое – никому непонятно. Нет такого выражения в толковом словаре. Обрабатывать машину должны специальные люди спецрастворами, а не устраивать «влажную уборку». После короновирусного больного мы едем к человеку, который повредил руку, или шею, и он едет в той же машине. Безопасно ли это? Как мы можем победить серьезное заболевание, если в здравоохранении у нас не понимают, с чем мы боремся, и не соблюдают элементарных санитарных мер? Салон автомобиля скорой помощи – процедурный кабинет на колесах, в нем должно быть все стерильно, обработку должен проводить там специальный санитар, а не водитель. Мы возим и больных СПИДом, и сифилисом, другими венерическими заболеваниями. Кого там только не бывает – мы не выбираем, возим и богатых, и бедных, но, извините, машина должна обрабатываться. Валовый внутренний продукт Татарстана – на втором месте в России, деньги в республике есть. Мы можем обеспечить всем необходимым. И уж точно можно нанять 2-3 санитаров, чтобы они все это обрабатывали, и гигиена соблюдалась».

Фото: Из личного архива/ Предоставлено сотрудниками скорой помощи

«Шестеро держат, чтоб температуру померить»

По мнению врачей, фиксация контактов с короновирусными больными – не выход. На самом деле, с ними контактирует, по сути, любой действующий в период эпидемии медработник, на «передовой» в буквальном смысле находятся работники инфекционных отделений, участковые врачи, все бригады скорой, а не только те, которые «профилированы» на коронавирус. Медперсоналу непонятно, почему они должны что-то доказывать, когда ситуация, вроде бы, очевидна.

скорая помощь
Фото: Из личного архива/ Предоставлено сотрудниками скорой помощи

Врач психиатрической бригады подстанции скорой помощи (Казань) рассказывает: «Мы - психбригада, а значит, больных берем самых разных – бомжи, наркоманы, психически больные. Таких клиентов очень много, где они бродят, чем болеют, неизвестно. Каждого везем в инфекционную больницу, прежде чем положить на койку в психиатрию или наркологию. Я не знаю, заражен больной коронавирусом или нет, но вынужден везти его без средств защиты: больной возбужден. Приезжаем в наркологию, его шестеро держат, чтобы температуру померить, параллельно вызываем полицию. Выясняем: температура 38,5. Везем в инфекционную, там берут мазки и отправляют назад в наркологию. Везем назад, «сдаем». Все это время мы с ним в непосредственном контакте. Никаких доплат ни разу не получали».

Врач отмечает, что даже если бы бригада не контактировала непосредственно с больными коронавирусом (что невозможно при столь плотной работе с огромным числом больных), контакт с вирусом все равно есть, поскольку сотрудники разных бригад скорой постоянно пересекаются в бытовых помещениях.

«Люди, которые непосредственно возят коронавирусных больных, сидят с нами в одном кабинете, все мы едим в одной столовой. Бригада съездила на четыре вызова, в том числе, с подтвержденным коронавирусом, вернулась, сидит с нами рядом, пьет чай. Все мы в контакте, но им платят, а нам нет. Дошло до того, что врачи просят сами дать им вызов на коронавирус, чтобы получить доплату. Это же глупость, нездоровая ситуация. В Москве платят всем врачам, кто работает. А у нас только тем, кто непосредственно возил подтвержденных зараженных».

Как оказалось, никакие разъяснения правительства не дают полной ясности о том, как будут начисляться деньги. А в больницах продолжают не только требовать от сотрудников доказательств, что был контакт с коронавирусным больным, но и спрашивают, сколько времени длился этот контакт.

20 мая корреспонденту «АиФ-Казань» позвонила мать девушки, работающей медсестрой в инфекционном отделении одной из казанских больниц. 

скорая помощь
Фото: Из личного архива/ Предоставлено сотрудниками скорой помощи

«Выплатили только за отработанные часы с короновирусными больными, а не полностью сумму. При этом требуют доказательств, заставляют собирать справки, что это был ковидный больной. Водителям скорой помощи, фельдшерам, медсестрам, тоже половине выплатили, половине – нет. Со всех требуют справки и доказательства, что больной был коронавирусный. Хотя очевидно, что в таком отделении контакт с коронавирусными есть. Так и должно быть? Мы ничего не понимаем», - недоумевает женщина.

Как стало известно «АиФ-Казань», в минувшую субботу (после пятничного заседания правительства РФ) станцию скорой помощи Казани посетил министр здравоохранения Татарстана. Встреча была для узкого круга, однако, рядовые сотрудники скорой помощи получили толику информации: министр пояснил, что выплаты будут производиться только тем, кто был в контакте с коронавирусными больными. Получить комментарий руководства Станции скорой помощи города Казани о том, как начисляются выплаты, не удалось. На отправленный 18 марта запрос на момент публикации материала мы не получили ответа. 

В пресс-службе Минздрава РТ в телефонном разговоре с «АиФ-Казань» заявили: «Все выплаты у нас идут согласно постановлению правительства, мы ничего не меняем. В качестве разъяснений мы получили письмо Минздрава России, которое размещено у них на сайте – о том, что выплаты даются за риск».

Некоторую ясность внесло очередное сообщение «на высшем уровне»: 19 мая на совещании правительства РФ министр здравоохранения РФ Михаил Мурашко заявил: «По итогам совещания в пятницу правительство уточнило принципы начисления президентских стимулирующих выплат медицинским работникам и водителям автомобилей скорой помощи… по постановлению правительства № 484. Во избежание злоупотреблений, основанием для назначения выплат служит сам факт такой работы, а не количество часов, смен, фактически отработанных с пациентами».

Поясним: чтобы не стать фигурантами уголовных дел о злоупотреблении полномочиями, главврачи должны собрать доказательства того, что медработник контактировал с короновирусным больным.

Также министр напомнил размеры выплат: врачи, работающие в стационарах, получат по 80 тысяч, фельдшеры и медсестры – по 50 тысяч, младший медперсонал -  по 25 тыс рублей в месяц. Врачи скорой помощи в составе бригад, оказывающих помощь короновирусным больным, получат по 50 тысяч рублей, а фельдшера, медсестры, водители, работающие в составе бригад – по 25 тысяч. Важная оговорка: сотрудники транспортных организаций, работающих на аутсорсинге, но перевозящие короновирусных больных, также получат эти деньги.

Выплаты предусмотрены на три месяца: апрель, май и июнь. За апрель их должны получить 125 тысяч медработников и 24 тысячи водителей скорой помощи в РФ. На данный момент 124,6 тысячи работников (на заседании прозвучали цифры: 30,2 тыс врачей, 77,6 тысяч сотрудников среднего медзвена, 17 тысяч младших медработников) и 21 тысяч водителей скорой деньги уже получили.

Глава ОНФ Михаил Кузнецов добавил, что в мае был дважды проведен мониторинг выплат врачам. Если 13-14 мая были подтверждены выплаты лишь 19% медработников, то по итогам второго этапа  (18 мая) о том, что выплаты перечислены, сообщили уже 79% опрошенных медиков.

Также на совещании прозвучало, что виноваты в сложившейся в конфликтной ситуации не главврачи. Причина коллапса – недостаточно ясные формулировки постановления № 484.  

«Если бы в постановлении были ясные, понятные, прозрачные, контролируемые принципы и способы доведения президентских выплат, тогда было бы меньше вопросов к главврачам, которые итак до ночи работают», - заявил Владимир Путин.  

Один из опрошенных нами врачей скорой, не получивший выплат, заявил: «Были повторные разъяснения Путина. Сейчас будут считать по-новому и все пересчитают».

Сотрудники скорой рискуют жизнью наравне с врачами. Фото: Из личного архива/ Предоставлено сотрудниками скорой помощи

Справка «АиФ»

По информации министерства здравоохранения РТ, на данный момент в Татарстане коронавирусом заболели пять врачей, умер один из них – челюстно-лицевой хирург горбольницы № 5 Набережных Челнов Дмитрий Смородинов (51 год).

По данным на 18 мая, генпрокуратура РФ нашла нарушения по выплатам медикам в 12-ти регионах России, а следственный комитет  РФ сообщил о том, что доследственные проверки ведутся в 19-ти регионах России. Как стало известно 20 мая, прокурор Татарстана Илдус Нафиков инициировал прокурорскую проверку по поводу невыплаты надбавок за лечение больных врачу из Зеленодольска.

За апрель по поручению Президента РФ дополнительные выплаты получили 6048 медработников Татарстана на общую сумму 179 млн рублей. Данные были озвучены сегодня в рамках встречи Владимира Путина с главой Татарстана Рустамом Миннихановым. По данным Информационного центра по мониторингу ситуации с коронавирусом, в мае на поддержку медработников, работающих с COVID-19 в Татарстане будет потрачено более 755,66 млн рублей. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах