89

В деле о крушении «Булгарии» появились еще двое обвиняемых

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. АиФ-Татарстан 24/08/2011

 Кто ответит?

Речь идет о главном инспекторе Казанского линейного отдела Волжского управления Госморречнадзора Владиславе Семенове и его непосредственном руководителе – начальнике Казанского линейного отдела Иреке Тимергазееве. Следствие предъявило им обвинение по статье 293 ч.3 («Халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе повлекшая по неосторожности смерть двух и более лиц»).

Дела инспекторов были выделены в отдельное производство, поэтому их в Вахитовском райсуде рассматривали разные судьи. Однако итог был одинаков – до 10 октября они пробудут в изоляторе (именно о таком сроке сегодня ходатайствовал руководитель следственной группы СК РФ Рустам Габдуллин).

Сплошная липа

43-летний Владислав Семенов в зал заседаний прошёл, закрывая лицо листами бумаги. В качестве главного судового инспектора он проработал в Казанском линейном отделе 5 лет. 18 июля, спустя 8 дней после трагедии, был уволен. Именно он подписал акт предлицензионной проверки ООО «Аргоречтур», свидетельствовавший о готовности судна к осуществлению перевозок пассажиров водным транспортом. По данным следствия, именно к нему арендатор «Булгарии» и глава «Аргоречтур» Светлана Инякина не позднее 27 мая обратилась за получением акта предлицензионной проверки. На основании его в Нижнем Новгороде должны были при наличии остальных документов выдать лицензию на право осуществления пассажирских перевозок. 1 июня акт был готов.

По версии следствия, Семенов небрежно отнесся к своим должностным обязанностям и не перепроверил документы, представленные Инякиной. А зря - следователи выяснили, что та предъявила фальшивый диплом на имя некоего Начкаева, выданный Казанским речным техникумом, и трудовой договор с ним же. В нем он назначался замдиректора, ответственным за безопасную эксплуатацию судов. При этом договор с Начкаевым в реальности не заключался. Также среди документов, представленных в судоходную инспекцию, значился недействительный акт ежегодного освидетельствования судна, выданный на другого арендатора, и проект договора по информационному и навигационному обслуживанию судов, который Инякина должна была заключить с Волжским государственным бассейновым управлением. Несмотря на отсутствие документов, Семенов подписал акт предлицензионной проверки, где сделал вывод о готовности судна к соблюдению лицензионных требований и наличии всех документов. Далее эти оригиналы документов должны были поступить в Нижний Новгород для получения лицензии, но так туда и не дошли. То есть Инякина возила людей незаконно, без лицензии.

После этого Семенов дал подписать акт специалисту отдела Фарафоновой и своему начальнику – Иреку Тимергазееву (дело в том, что по распоряжению Ространснадзора на Казанский линейный отдел были возложены функции проверки лицензиатов на соответствие всем требованиям и подобные документы должны были подписываться комиссией, куда все трое и входили). Подписавшая документ Фарафонова проходит по делу свидетелем. Как пояснил в ходе судебного заседания следователь, в ее должностные обязанности не входила проверка лицензиатов.

Что касается Тимергазеева, то он подписал документы практически не глядя.

Сам он позже на суде сообщит, что в тот момент у него был посетитель и вообще он не в состоянии проверить каждый документ, так как людей у них не хватает.

Свою вину Семенов не признал и сообщил, что не собирается скрываться от следствия, у него больная мать и двое маленьких детей (сын 97-го года рождения и дочь 2002-го), имеющих порок сердца. По первому требованию он являлся к следователям для дачи показаний и оказывал всю необходимую помощь. И уж тем более не собирался оказывать давления на других свидетелей или мешать ходу расследования. Однако его доводы судью не убедили, и он постановил заключить обвиняемого под стражу до 10 октября.

«Не наша бумажка утопила «Булгарию»! Этот акт не имеет никакой юридической силы» 

Процесс над вторым обвиняемым – 52-летним начальником Казанского линейного отдела Иреком Тимергазеевым - проходил как под копирку. В своем обращении к суду он сообщил, что вину не признает и просил оставить его под подпиской о невыезде в том числе и по состоянию здоровья. Согласно представленной справке, с 11 по 18 августа Тимергазеев находится на больничном. «Врач мне сказал, что у меня предынфарктное состояние».

На что следователь Габдуллин пояснил, что он уже пообщался с начальником по медицинской части СИЗО и у них имеются все необходимые условия для оказания помощи в случае необходимости.

- Суда свыше 30 лет не должны вообще эксплуатироваться, Регистр не должен был давать на него разрешения, - сказал в ходе судебного заседания Тимергазиев. – Ведь это не наша бумажка утопила («Булгарию»)! Этот акт не имеет никакой юридической силы. Это инициатива нашего Управления, которое в перечень необходимых документов внесли акт предлицензионной проверки, чтобы облегчить себе работу. Все эти документы должен был готовить и проверять отдел лицензирования в Нижнем Новгороде. А Семенов должен был только консультировать. А дальше соискатель должен везти все документы в Нижний Новгород. Почему он этого не сделал – вопрос не к нам. Каждое судно, выходящее с ремонта, должно быть осмотрено. Но в прошлом году этот пункт отменили. Сейчас это хорошая лазейка для недобросовестных судовладельцев. Вы знаете, что наши патрульные катера без топлива оставались, а в моем отделе после сокращений всего один инспектор? Я не могу за каждого проверить, людей не хватает.

Адвокат Тимергазиева сообщил, что подписанный акт предлицензионной проверки – не более чем формальность, ибо реальных полномочий у казанского отделения Госморречнадзора нет. Они должны были только готовить документы, а последнее слово оставалось за управлением.

Однако судью эмоциональное обращение Ирека Тимергазиева оставило равнодушным – ведь оно к сути рассматриваемого вопроса дела не имеет. Не внял судья и доводам адвоката о том, что его подзащитный днями и ночами помогал следствию, участвовал в подъеме «Булгарии» и от следствия не скрывался. Он счел причастность Тимергазеева доказанной как и то, что тот может скрыться от следствия (у него имеется действующий загранпаспорт).

Как и Семенов, Тимергазеев проведет в СИЗО один месяц и 24 дня. Именно столько нужно следствию. Адвокат подзащитного сообщил, что будет обжаловать это решение.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах