aif.ru counter
121

На языке циников. Куда ведет нас новое русское слово?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. АиФ-Татарстан 17/06/2014

«Потребность мыслить никогда не исчезнет ни в условиях высокой, ни в условиях примитивной культуры. Люди мыслящие всегда останутся в цене. Ведь, как говорил Блез Паскаль: «Величие человека состоит в его мысли», - размышляет Михаил Щелкунов, декан философского факультета КФУ, доктор философских наук, профессор, отмечающий в июне своё 60-летие.

досье
Михаил Щелкунов родился в 1954 г. в Казани. Окончил физфак КГУ. Член-корреспондент Академии наук РТ, заслуженный деятель науки РТ. Лауреат Премии Правительства РФ в области образования. Член президиума Российского философского общества. Есть взрослая дочь.

Бег за новым

– Михаил Дмитриевич, около 20 последних лет ваши научные интересы связаны с философией образования. Какие проблемы вы видите в сфере образования в РТ?

– Философский подход к образованию – это попытка посмотреть на него со стороны. Начиная с последней четверти XX в. эта сфера в Татарстане, как и в России, испытывает системный кризис. Суть его в том, что образование теряет функцию социализации. Основная задача вуза – чтобы его выпускник мог сам стоять на ногах как личность. Но чем дальше, тем больше высшая школа работает вхолостую. Вузы уже не гарантируют выпускнику «твёрдой походки», а куют кадры для биржи труда. То же происходит и со школьниками, которые оказываются не готовыми к получению высшего образования.

– Всё потому, что образовательные программы отстают от современных требований?

– Это один из корней проблемы. Ведь наше общество развивается по принципам технологизма, прагматизма и востребованности профессионала «здесь и сейчас», а образование из-за своей консервативности и обращения к опыту прошлого не даёт знаний «с колёс». Такое отставание создаёт дистанцию между потребностями общества и новоиспечённым специалистом. Вузовские «пятилетки» не успевают за невиданно стремительным изменением жизни. Сколько бы мы не наполняли студента, как кувшин, знаниями, пусть даже современными, выпускник всё равно ощутит, что это - вчерашний день. Потому что раньше экономика топталась на месте, а сейчас она рвётся от нового к суперновому, а затем к гиперновому. Мы скоро «свихнёмся» на этом новаторстве. Ведь по статистике из каждого нового устройства мы уже не успеваем выжать и 30% его ресурса, тут же сбрасывая его в «лавку древностей».

Недостатка знаний сегодня нет, ведь интернет стал «мировым университетом». Так что гордиться багажом знаний в голове неактуально. Но высшая школа помогает найти в интернет-контенте, часто напоминающем свалку, адекватное знание. Так что сегодня образованным можно назвать того, кто способен выбрать в сети верный ответ, усвоить и применить такое знание.

С привкусом экономики

– Интернет влияет как на систему образования, так и на русский язык, меняя его до неузнаваемости. Особенно это касается молодёжного сленга - «чекиниться» (от англ. check-in - «регистрация в»), «лайкать» (от англ. like – «нравиться»)…

– Некоторые учёные считают, что скоро мы будем говорить на интернет-сленге олбани… Нам, конечно, легко встать в позу и сказать, что для нас это неприемлемо. Но с исторической точки зрения язык не деградирует, а обновляется. Так же, как на смену античной когда-то пришла христианская культура, которая была не хуже и не лучше, а просто другая. В русском языке всё больше английских заимствований, и многие из них с экономическим привкусом. Так, креативность отличается от творчества тем, что творчество ценно само по себе, а креативность выдаёт продукт, который можно успешно продать. Тем же и инновация отличается от новаторства. Но меня больше раздражают не заимствования, а сорные слова, особенно частица «как бы». Она отражает реалии постмодерна – современной культуры неподлинного, виртуального мира. Противоположностью этого призрачного «как бы» стало слово-паразит «реально» в значении «на самом деле».

Я предпочитаю оставаться ревнителем правильного русского языка. Ведь его не смогут похоронить под новым языком так же, как бумажные книги не похоронят под электронными. Говорят, что скоро появятся электронные книги с кнопкой, нажав на которую, можно почувствовать запах древней рукописи или новенького тома. По-моему, это подмена понятий…

– Насколько изменился язык можно судить по классическим произведениям со сложными конструкциями фраз, которых мы уже не встретим в разговоре. Чем грозит такое упрощение языка?

– Язык и мышление – две стороны медали. Всякий, кто полагает, что можно сложно мыслить и просто излагать, ошибается. Корень зла в технологизме жизни. Ведь технология диктует штампы, а если можно поступить стандартно, зачем мыслить сложно? Технологизм мысли стал нормой. Но простой язык и примитивные мысли дают неэффективные решения. К примеру, в Высшей школе государственного и муниципального управления КФУ татарстанским чиновникам всех уровней преподают юристы, экономисты, менеджеры. Недавно слушатели курсов посетовали, что им трудно объединить эти узкие дисциплины в своих головах. Пришлось помочь им, разработав курс системного мышления.

– К слову, в РТ даже чиновники от образования не всегда правильно формулируют мысли…

– Госслужащие – это в первую очередь управленцы, задача которых не красиво выражаться, а заботиться о развитии доверенной отрасли. Есть, конечно, и исключения. Так, депутат Госсовета РТ И. Аминов и член Общественной палаты РТ Ю. Алаев, оба профессиональные журналисты, публично выступают очень хорошо. Красноречиво выражают мысли И. Метшин, мэр Казани, и Ф. Мухаметшин, председатель Госсовета РТ. Кстати, красивую и убедительную речь всегда воспринимают на ура.

Дорваться до грубости

– С 1 июля введут штрафы за мат. Как вы отнеслись к этому?

– В чём-то такие меры помогут, но язык нельзя изменить указом президента. В 1960-е  предлагали писать, как слышится: «жи», «ши» – через «ы», а «заяц» через «е». Но фокус не удался… Не зря Карл Маркс говорил, что самая крепкая крепость – это человеческая голова. Когда на неё давят запретами, то реакция обратная. Если у человека нет внутренней установки – ругаться публично матом нельзя, вряд ли указы помогут.

Раньше бранились шёпотом, наедине на кухне или в курилке, выражая сокровенное. Сейчас матом говорят открыто, что выражает культурную, нравственную и языковую деградацию общества. Поведение большинства стало брутальным, потому и язык огрубел. Он отражает наш цинизм и агрессию. Публичное надругательство над моральными устоями стало нормой. Такой цинизм появляется там, где из денег сделали фетиш. Ведь капитал и мораль несовместимы.

– Выходит, бизнесмены должны ругаться больше всех?

– Как бы не так: язык может и маскировать цинизм. Можно высокими словами кидать гневные филиппики или петь дифирамбы, но делать это цинично.

– Вы верите в силу слова?

– Да, неслучайно слово – главное оружие прессы, которую называют четвёртой властью. Правда, власти уже не реагируют на выпады в СМИ так, как в советские годы, считая, что бумага всё стерпит, а на каждый роток не накинешь платок. Но я знаю, что аналитики во властных структурах изучают материалы прессы, чтобы учесть их, принимая политические решения.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах