7458

Утонувшая справедливость. 10 лет назад теплоход «Булгария» унёс 122 жизни

Во время крушения теплохода погибло 22 мужчины, 72 женщины и 28 детей.
Во время крушения теплохода погибло 22 мужчины, 72 женщины и 28 детей. / Руслан Ишмухаметов / АиФ-Казань

10 июля — печальная дата: 10 лет со дня крушения двухпалубного дизель-электрохода «Булгария». Это самое крупное ЧП на воде в стране за последнее десятилетие. Судно с 201 человеком на борту затонуло в 2011 году в Куйбышевском водохранилище в Камско-Устьинском районе РТ  в 2,5 километра от берега. Выжили лишь 79 человек из 201, при этом спаслось большинство членов экипажа, а большинство пассажиров стали жертвами воды.

10 июля у мемориала недалеко от села Сюкеево на траурный митинг снова соберутся мамы, папы, дети и внуки 122 погибших. 

«АиФ-Казань» вспоминает о трагических событиях с родными погибших и выясняет у экспертов, улучшилась ли безопасность речных перевозок в Татарстане, где проходят две крупные водные артерии – Кама и  Волга.

Хотели купить путёвки родителям

36-летняя Ильмира Аглиева отправилась  в поездку  с мужем, братом Айнуром и его женой. Из них четверых домой вернулись только двое... Она с мужем.

«У нас с невесткой Раилей Хайретдиновой отпуск оказался  в одно и то же же время, и мы уговорили мужей отправиться в двухдневную поездку. Мужья работали посменно, подменились. Отпуска уже заканчивались, так что выбора, на чем поехать, особо не было, по времени подходила только «Булгария». 

Помню, когда  проходили по  причалу к нашему теплоходу, рядом стояла «Арабелла». И вот по контрасту наша «Булгария» была такой  старой, изношенной...»

Но путешествие проходило хорошо, понравилась развлекательная программа, рассказывает Ильмира: 

«На второй день поездки (всего за полчаса до того, как корабль начал тонуть) мы сидели  в ожидании обеда вчетвером в каюте брата Айнура и его жены, и обменивались  впечатлениями – ведь  только что отплыли из города Болгара, где мы ходили на экскурсии.  Говорили ещё: здорово, надо родителям купить билеты в такое путешествие. Помню, было объявление по радио о празднике для детей, их собирали в музыкальном салоне».

В это время началась гроза – с сильным дождём и ветром.  В один момент пароход сильно накренился, но потом обратно выровнялся. Затем снова накренился и больше уже не выправлялся.

«Кто-то бежал по коридору и кричал, чтобы надевали спасательные жилеты и прыгали. Я плавать не умею, в панике схватила тот, который был в каюте Айнура и Раили, вспоминает Ильмира. – Но Альберт мне крикнул – это не наш! – и мы бросились к своей каюте, которая была рядом. Муж не мог попасть ключом в замок. Наконец забрали жилеты, я  успела только накинуть свой на шею, и мы выскочили в коридор. Айнура и Раили  в их каюте уже не было». 

Ничто не заменит родных, которые никогда не вернутся домой.
Ничто не заменит родных, которые никогда больше не вернутся домой. Фото: АиФ-Казань/ Руслан Ишмухаметов

По коридорам бежали бесконечно долго. Спасательные жилеты старого образца, набитые пенопластом,  на лестницах застревали, Альберту приходилось буквально вытаскивать жену.

«Когда выбрались на палубу, судно уже было на боку и быстро уходило под воду. Мы залезли на барьерную сетку, которая в нормальном положении теплохода вертикальная. Прыгнули в воду, когда от воды до сетки оставался метр. Плавать я не умею, меня спас жилет. И то, что муж держал за руку – и когда прыгали, и в воде». 

Большая часть пассажиров погибли

Судно затонуло буквально за три минуты. Роковую роль сыграло то, что  в шторм под порывом ветра судно накренилось на правый борт, и забортная вода хлынула в открытые иллюминаторы, в том числе окна машинного отделения. Судно и до грозы шло с креном, установила в августе 2011-го Комиссия Федеральной службы по надзору в сфере транспорта. 

Возможно, крен от ветра был бы не критичным, если бы градусов не добавили действия экипажа – спасаясь от шквала, стремившегося опрокинуть судно с высокой парусностью, капитан решил поставить «Булгарию» носом к ветру. Но резкий поворот судна усугубил ситуацию, вызвал завал опять же на правый борт и новую порцию воды, отметила комиссия.

Раиля и Айнур не дожили до 30 - их сгубила «Булгария».
Раиля и Айнур не дожили до 30 - их сгубила «Булгария». Фото: Из личного архива

Если в первый раз в судно попало 50 тонн воды в минуту, во вторую уже 125 тонн. Эта бездна черной в грозу воды и обрекла корабль на гибель.

 Из 36 членов команды спаслось 23.  Из 165 пассажиров выжили лишь 56, а большинство – 109 – погибли.

По соцсетям до сих пор ходит фото 10-летней давности – на трёх спасательных плотах сидят только мужчины. 

Почему команда не помогла спастись детям, которых собрали в музыкальном зале, где были  во время крушения аниматоры, проводившие праздник, и почему их не призвали к ответственности? Уже 10 лет родные погибших ребятишек задаются этими вопросами.

Из детей, находившихся в музыкальном салоне, самостоятельно выбрался через окно только один. Остальные ушли на дно, многие без мамы и папы рядом.

«Поехала мебель, огромный рояль, – рассказывал психологу 10-летний Динар Абдурахманов о происходившем. – Все закричали, стало очень страшно. К нам влетел мужчина, который сказал, что корабль тонет, и надо срочно всем прыгать за борт. Он разбил иллюминатор рядом со мной, и я полез туда. Плавать я умел. Папа научил». В этот день на судне погибла его мама.

Другие дети, не такие смелые, кинулись в дверь. В поисках выхода они метались по коридорам.  Их потом водолазы нашли в разных помещениях судна – многие просто не смогли найти выход в узких перестроенных помещениях «Булгарии». Кстати, часть переборок судна были демонтированы владельцами, и это стало одной из причин его быстрой гибели. 

Оповещения о ЧП не было

«Никакого оповещения о ЧП по радио не было», – качает головой Ильмира Аглиева. Судно не успело подать и сигнал бедствия.  Часть  надувных плотов сбросила команда, часть сами поднялись из бездны, куда их увлекло судно. 

Ильмира с мужем забрались на плот с течью, и им пришлось сидеть по пояс в воде.  На плоте были члены команды и супружеская пара в годах.

У парня из экипажа толчками шла кровь из ран, он слабел на глазах. Альберт занимался спортом, его учили, как оказывать первую помощь, и он перевязал раненого. Чтобы сделать жгут, ему пришлось зубами отгрызть ручку плота. 

 А после оказания помощи Альберт заметил женщину, которая плыла, держа перед собой руками  головку младенца. Сзади из последних сил держался муж. Семью подняли на плот. Так маленькая Дина родилась второй раз.

Геннадий Игнарин ыл на всех 144 заседаниях судов, надеясь докопаться до правды.
Геннадий Игнарин был на всех 144 заседаниях судов, надеясь докопаться до правды. Фото: АиФ/ Из личного архива

«Возникают вопросы: зачем нужно было выходить из Болгара, зная, что по прогнозу  -шторм? Это раз. Второе  почему накануне ненастья  в одной комнате собрали столько  детей – без спасжилетов рядом, многие – без взрослых?» – спрашивает  Геннадий Иванович Игнарин,  25 лет отработавший педиатром, ветеран труда и отличник здравоохранения.  Во время крушения «Булгарии» он потерял 36-летнего сына.

Все эти вопросы он задавал на многочисленных судах. Всего он посетил 144 заседания. Единственный, кто не пропустил ни одного. 

«Сын Иван закончил мединститут, стал фармацевтом-провизором. За пару месяцев до той поездки его повысили, он стал работать уже не по Татарстану, а по России, зарплата стала выше. Он так радовался, говорил: «всё наладится, папа». Ведь двое детей, старшей 6 лет, младшему три года».

Геннадий Иванович читал около сотни томов дела, но недоумения только  прибавлялось.

 «Почему команда не закрыла иллюминаторы? Халатность, да. Но еще и потому, что некоторые иллюминаторы даже не закрывались. Как  вообще судно в таком состоянии вышло на воду? Один двигатель не работал, и  это, возможно, сыграло роковую роль: судну не хватило  скорости, чтобы выйти из первого крена. В 50 метрах от места крушения была мель. Капитан о ней знал, он хотел довести тонущее судно до нее. Тогда бы часть судна осталось над водой».

И снова не хватило мощности того самых неработающего двигателя, считает Игнарин. Тело капитана Александра Островского потом нашли в капитанской рубке.

Иван Игнарин погиб в 36 лет, оставив двух малышей 3 и 6 лет.
Иван Игнарин погиб в 36 лет, оставив двух малышей 3 и 6 лет. Фото: АиФ/ Из личного архива Геннадия Игнарина

После  трагедии  журналисты обратились на судостроительное предприятие, где сделали судно в 1955 году (тогда чехословацкое). Там сказали: оно рассчитано на 25 лет работы. «Булгарии» же в июле 2011-го было более чем в два раза больше –56 лет.

 Кстати, прежнее название судна – «Украина». В 1986 году оно являлось плавучей гостиницей для ликвидаторов аварии в Чернобыле и тоже приняло дозу радиации, но ее не затопили, а отправили ходить по рекам.

«Думаю, всё, что произошло – стечение обстоятельств. Были неисправности, но из-за них судно не могло затонуть. На остойчивость «Булгарии» это не влияло. Не было на теплоходе ничего такого критичного. Всё неудачно сошлось. Изначально суда такого проекта были не слишком удачно сконструированы – им свойственен крен на правую сторону. И был крен на правую сторону из-за того, что правый борт оказался более перегружен, чем левый. На левом должно было перевешивать топливо, но его почти не было. Гроза и сильный ветер, еще и повернули направо, и волна ударила с огромной силой…», – и тогда, 10 лет назад, и  сейчас считает пермяк Василий Байрашев, бывший электромеханик «Булгарии».

На момент трагедии ему было 20 лет. Для Василия это была третья навигация, но на «Булгарии» он был в первый раз. Присоединился к экипажу Василий в Перми. На судне работал чуть больше недели. Устроился туда практически сразу же после сдачи последних экзаменов в речном училище.

 «Я был в трюме, возле топливных систем. Топлива не было, приходилось чуть ли не вручную качать. Перед тем, как судно пошло ко дну, отказал насос, и я поднялся наверх. А потом началось… Сам толком не понимаю, как мне удалось спастись. Я ударился об ограждение и потерял сознание, пришёл в чувство только уже в воде, позже меня подобрала команда «Арабеллы». Сваливают вину на команду. Говорят, что на корабле не было дисциплины, что якобы многие были пьяными. Не было такого. Лишь когда нас взяли на «Арабеллу», дали выпить водки, чтоб согреться. То, что многие выжили из экипажа, это тоже стечение обстоятельств, некоторые из команды не умели плавать. Коллектив был дружный, слаженный», – вспоминает спасённый пермяк.

После  трагедии Василий не стал больше работать на речном флоте. Ушел в сферу торговли. Женился, воспитывает сына.

«Много лет боялся воды, – рассказывает он. – Даже не купался, не говоря уже о том, чтобы идти на речном транспорте по реке. Был животный страх воды. Лет пять  назад только сел на речной трамвайчик в Перми, а в воду залез года три назад только».

Фото: Из личного архива/ Василий Байрашёв

Когда произошла трагедия, мы говорили с Евгением Конаковым, главным инженером судоремонтного завода, при котором «Булгария», в то время она называлась «Украиной», проходила капремонт в последний раз (умер в 2013 году).

«В конце 80-х – начале 90-х при мне все дизель-электроходы, имеющие прописку в пермском порту, – «Армения», «Скрябин», «Глазунов», «Шишкин», в том числе и «Украина», – проходили капитально-восстановительный ремонты, – рассказывал сразу после крушения теплохода Евгений Конаков, главный инженер судоремонтного завода с 1978 по 1990 годы, бывший работник Камского речного пароходства со стажем работы в судоходстве 57 лет. – Полностью переделывались камбуз, кают-компании, каюты из шестиместных переоборудовались в четырёхместные. Менялись системы отопления, водоснабжения… Возросла мощность на двести лошадиных сил. Затопление судна стало возможным из-за того, что вода попала в открытые иллюминаторы. Теплоход, насколько известно, как раз пытался выполнить манёвр. Крен направо, свойственный для судов этого проекта, увеличился за счёт ветровой и волновой нагрузки, из-за чего судно и опрокинулось».

Он уже тогда отрицал версии, что судно было перегружено.

«Украина» прежде была грузопассажирским судном. Кроме 220 человек она могла провозить грузы в 30 тонн весом. Возила она и арбузы, и автомобильную резину, и говорить о том, что она могла затонуть из-за того, что на ней находилось больше двухсот человек, тем более что одна треть из них – дети, это нелепо, – утверждал Евгений Иванович. – Что касается износа судна. Я не думаю, что оно было в слишком ужасном состоянии. Да, может быть, не было капремонтов, но явно проводились так называемые средние ремонты. Каждый год перед навигацией суда проходят техническое освидетельствование в речном регистре».

Кого признали виновным

«Странно, что «Булгария» не затонула раньше», – горько шутят родственники погибших. Столько было нарушений – и мелких  и крупных, что не сразу определили круг виновных. 

В июле 2014 года Московский суд Казани приговорил директора ООО «АргоРечТур» Светлану Инякину, субарендатора теплохода «Булгария», к 11 годам заключения в колонии общего режима. Она признана виновной по ст. 238 УК РФ («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности») и 143 ч. 3 УК РФ (нарушение требований охраны труда, повлекшее за собой смерть двух и более лиц). 

Светлана Инякина вину не признала.
Светлана Инякина вину не признала. Фото: АиФ-Казань/ Мария Зверева

Как установил суд, субарендатор не обеспечила подготовку судна к плаванию, не провела обучение экипажа и нарушила правила эксплуатации речного судна. В результате безопасность судна не была обеспечена.  Теплоход по своему техническому состоянию не мог быть признан годным к плаванию, подчеркнул суд, а документы на него были просрочены и не имели юридической силы. Тем не менее субарендатор Инякина получила свидетельство о годности к плаванию.

Уголовное наказание получили начальник отдела Ространснадзора Ирек Тимергазеев и инспектор этого ведомства Владислав Семёнов. Первого признали виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 285 ч. 3 УК РФ («злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия») и дали 6 лет колонии общего режима, Семёнову по этой же статье  на 5 лет.

Рамиль Хаметов, старший помощник капитана, получил 6,5 лет колонии по статье 263 УК РФ («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта и метрополитена») . Во время рейсов «Булгария» неоднократно ломалась, и об этом Хаметов знал, отметил суд, но не сообщил и сам не принял мер к прекращению эксплуатации теплохода.

На скамье подсудимых оказался и Яков Ивашов, старший эксперт камского филиала Российского речного регистра, выдавший фирме «Аргоречтур» положительное заключение на эксплуатацию теплохода «Булгария» в 2011 году. Признан виновным в злоупотреблении должностными полномочиями (ст.285 УК РФ) и  был осуждён на 5 лет колонии.

В 2015 году в Казани Верховный суд РТ пересмотрел наказание двух фигурантов по делу о гибели судна: Инякиной уменьшили срок заключения с 11 лет до 9,5, а Ивашову увеличили - с 5 до 5, 5 лет.

В феврале 2018 года  трое фигурантов дела «Булгарии» вышли на свободу: Владислав Семенов, Ирек Тимергазеев (им зачли срок пребывания в СИЗО), а также Яков Ивашов. В сентябре 2018  года освободилась и Светлана Инякина, отбывавшая  наказание в женской исправительной колонии №2 города Алатырь (Чувашия). Оказалась на воле она раньше благодаря  пересмотру приговора по закону о пересчете сроков (ФЗ от 03.07.2018 №186-ФЗ «О внесении изменений в статью 72 УК РФ»). Согласно ему, 1 день в СИЗО засчитывается за 1,5 дня в воспитательной колонии или исправительной колонии общего режима.

Светлана Инякина, говорят, выйдя из заключения, сменила фамилию на Плотникову. Изменила и внешность.  Рамиль Хаметов скрывается в одной из республик бывшего СССР.  Яков Ивашов живёт жизнью пенсионера. А злосчастный теплоход в 2016 году утилизировали.

Раскаялись ли виновные?

«Извинения мне принёс только Яков Ивашов, написал мне письмо из колонии,  – рассказывает Геннадий Игнарин. – Я не стал ему отвечать. Почему-то в суде он молчал».

За 10-то лет виновные выплатили потерпевшему значительную сумму, наверное? «Какое там! – машет рукой Игнарин. – У меня всё записано. Трое перечислили по 3 с небольшим тысячи рублей, а потом перестали платить. Это Семенов, Тимергазеев и Инякина».

Рамиль Хаметов же, по его словам, выплатил всего 1 копейку (!). 

 В такую сумму, видимо, он оценивает свою вину.

 «С приставов взятки гладки – мол, имущества у должников нет, а где находится Хаметов, вообще не знаем, дело закрываем», – отмечает  Игнарин.

Казалось бы, раз произошла чудовищная трагедия, произошла в том силе по недосмотру государства, и власть должна была подключиться к тому, чтобы виновные компенсировали ущерб родным погибших? Но факты – вот они.

«Перечисляет деньги лишь пермяк Яков Ивашов, то 20 рублей пришлет из своей пенсии, то 700, в общей сложности набралось 35 тысяч», – отмечает Геннадий Игнарин. 

У самого ветерана труда пенсия мизерная, и даже чтобы подарить подарки внукам и правнукам, приходится исхитряться.

Те 200 тысяч, которые выплатили из бюджета РФ, ушли на лечение жены, мамы Ивана, которая близко к сердцу восприняла трагедию. 60 тысяч, которое выплатил Татарстан, он поделил со вторым сыном – тот  в июле 2011-го потерял опору, своего брата. Вот и все «миллионы», которые почему-то приписывают родственникам утонувших.

Сумма задолженности потерпевшим по делу о крушении Булгарии четверых татарстанцев, признанных виновными – Инякиной, Тимергазеева, Семёнова и Хаметова - составляет более 40 млн рублей, по 10 млн с каждого. В пользу родственников погибших взыскано: 154 тыс. рублей с Инякиной, 147 тыс. с Семёнова, 52 тыс. рублей с Тимергазеева. Исполнительные производства по ним были в 2020 году  прекращены. Это делается тогда, когда у должника нет имущества, на которое можно наложить взыскание и все принятые допустимые законом меры оказались безрезультатными.

Десять сирот

«Брату Айнуру было всего 29, – проговаривает Ильмира. – Спортсмен, всю жизнь играл в волейбол, хоккей.  Его жена, погибшая вместе с ним, была беременна… На берегу их ждал  их Алмазик, ему на тот момент было 4,5 лет. Долго ждал – психологи не велели сразу говорить, что папа и мама никогда не вернутся…».

В школу Алмаз пошел уже без родителей.
В школу Алмаз пошел уже без родителей. Фото: Из личного архива

Сиротами после той трагедии остались 10 детей. Как сообщили  в Министерстве образования и науки РТ, в основном опекунами стали бабушки, в одном случае – тётя ребёнка.

За право воспитывать сына Айнура и Раили спорили две бабушки. Суд в итоге оставил Алмазика с родителями Айнура, в доме на окраине Арска, куда мальчика привезли из роддома и где он жил с папой и мамой.

«Сейчас Алмазу уже 14 с половиной, он молодец, хорошо учится», – рассказывает Ильмира.

Алмаз увлекается народными танцами и привозит призы с соревнований.
Алмаз увлекается народными танцами и привозит призы с соревнований. Фото: Из личного архива

Живёт он в 10 минутах езды от тёти Ильмиры. В пять лет мальчика отдали  в хореографию, и ему так понравилось, что до сих пор занимается. «Со своим коллективом народных танцев они и на праздниках выступают, на районных мероприятиях, ездят и на всероссийские соревнования, привозят призы, – рассказывает она.  – Коллеги брата  с завода «Техстрой» не забывают Алмаза, все 10 лет приглашали на новогодние праздники, дарили подарки».

«Съезжу к мемориалу в последний раз»

«А вообще людей, которым должны виновные, все меньше. Некоторые из тех, кто ходил со мной на суды, уже на кладбище. Многие родители погибших – в преклонном возрасте. Год назад умерла моя жена,  а мы были с ней 54 года, со школы», – рассказывает Геннадий Иванович.

Он, пока тепло, живёт на даче, избегает бывать в опустевшей квартире.

Уходят не только пожилые, констатирует Игнарин.  Недавно похоронили 43-летнего мужа Гульнары Назаровой. На «Булгарии»  у них погиб 9-летний Руслан. Теперь Гульнара воспитывает маленьких сыновей, родившихся уже после трагедии на Куйбышевском водохранилище, одна. 

На похоронах Назарова Геннадию Ивановичу стало плохо с сердцем, и 10 июля в Сюкеево сын не отпускает его на траурный митинг – по крайней мере, на автобусе от Министерства соцзащиты РТ, с другими потерпевшими. Только если, говорит, на машине, в сопровождении невестки-врача.

«Съезжу к мемориалу  в последний раз и больше не поеду. Нет здоровья так расстраиваться», – проговаривает Геннадий Иванович.

Он долго избегает упоминать об ещё одном горе, которое постигло семью зимой 2019 года. Выпала из окна 9-го этажа его внучка Маша, девятиклассница, дочь погибшего Ивана. Хорошая девочка, умница, красавица. С мамой жила без конфликтов, училась на четверки и пятерки, хотела поступать в медицинский, как папа. В тот вечер девочка была дома, но что-то задерживалась на ужин. Мама зашла в ее комнату и увидела раскрытое окно…

Что толкнуло ее на этот шаг, неизвестно. Следователи написали, «подростковый кризис».  А будь жив её папа,  кто знает, имел бы этот кризис такие роковые последствия?

ОФИЦИАЛЬНО

Почему со старпома «Булгарии» Хаметова не удалось взыскать долги в пользу потерпевших, а с остальных троих взыскано около 350 тыс. руб., хотя они должны 40 млн. руб.?

«У Рамиля Хаметова нет имущества, на которое можно наложить взыскание, – отмечает Лилия Халимова, пресс-секретарь УФССП по РТ. – Один из должников с 2018 по апрель 2019 года был официально трудоустроен, судебным приставом направлялось постановление об удержании денежных средств из зарплаты,  в результате удержано 147 тысяч рублей. Было обращено взыскание и на имеющееся у него транспортное средство «Пежо 206» 2001 года. У остальных должников транспортных средств не имелось.

У тех, кто отбывал наказание, средства удерживались из дохода осужденного. Эта мера помогла взыскать в общей сложности более 200 тысяч рублей.

Лишь один из должников имеет по документам в собственности объект недвижимости, но  в связи с тем, что жилье является единственным, наложить арест на него  невозможно».

Потерпевшие (взыскатели) могут  подавать заявления повторно, но пока они этого не делали, констатирует Лилия Халимова.

Исполнительные производства в отношении Якова Ивашова ведутся по месту проживания должника – в УФССП России по Пермскому краю.

 

«Сегодня весь  флот, задействованный в перевозках пассажиров в пригородном сообщении по территории Татарстана, находится в технически исправном состоянии и готов к эксплуатации, –сообщает пресс-секретарь Миндортранса РТ Наиля Клевлеева. – Проведены освидетельствования судов в Российском Речном Регистре и их сдача Управлению Роспотребнадзора по Республике Татарстан. Разрешение на эксплуатацию выдаётся только после этих проверок.  Пассажирские перевозки водным транспортом в пригородном сообщении осуществляют «СК «Татфлот» из Казани и Чистополя, а также Производственное объединение нерудных материалов «Набережные Челны». Однако деятельность туристических теплоходов не относится к ведению нашего министерства».

СУДОВОЙ «ПОРТРЕТ»

Теплоход «Булгария» – 1955 г. постройки (Чехословакия), двухпалубный, вместимость – 140 человек, водоизмещение – 774 т, длина – 78 м, ширина – 12,2 м, осадка – 1,9 м.

Пермяки этот дизель-электроход знают под именем «Украина». До 1962 года теплоход принадлежал Волжскому объединённому речному пароходству. Затем был передан Камскому речному пароходству. Владельцем судна в 2011 году была ОАО «Судоходная компания «Камское речное пароходство», 53% акций которого принадлежало председателю совета директоров ОАО, пермскому бизнесмену Михаилу Антонову, арендатор корабля – ООО «Бриз», владельцем которого также является Антонов. Субарендатором являлось казанское ООО «АргоРечТур».

КСТАТИ

В день крушения мимо плотов с людьми прошли два судна. Сухогруз «Арбат» и буксир «Дунайский-66» не остановились, в отношении их капитанов было возбуждено уголовное дело по статье 270 УК РФ (неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие). Капитан «Арбата» Юрий Тучин признал свою вину и был приговорен к штрафу в 130 тысяч рублей. Капитан буксира «Дунайский-66» Александр Егоров настаивал, что любой его маневр мог больше повредить утопающим, чем способствовать их спасению. Но суд признал Егорова виновным и назначил штраф в размере 190 тысяч рублей.

МНЕНИЕ

Доктор экономических наук, вице-президент Академии наук Республики Татарстан Вадим Хоменко:

– В речных перевозках России, в том числе и в Татарстане, финансовая ситуация по-прежнему очень сложная, если не сказать больше. Суда изношены. А если в компании ещё не ремонтируют вовремя судно, зарплату не платят, квалифицированная команда уходит – о какой безопасности может идти речь?
Можно было бы выходить из положения за счет грузоперевозок. Но после развала СССР, в период с 1989 до 2014 года объём грузоперевозок на речном транспорте сократились в пять раз.
В это время, если исключить пригородные перевозки (рейсы, которыми ездят дачники и местные жители), и пассажирские перевозки уменьшились по объёму в разы. В частности, из-за того, что речные круизы сегодня дороги для обычного потребителя.

Но не только – сыграли против глобальные процессы. Раньше грузы активно перемещали по направлению с юга на север и обратно, а реки  в России в основном ориентированы в этом направлении, в постсоветский  же период произошел разрыв этих торговых связей. 

Сейчас основные линии грузоперевозок направлены с востока на запад и обратно, из Китая в Европу и наоборот, и это взял на себя автотранспорт.

По воде возят в основном песок и другие инертные грузы.  Вторая причина – проходка по Волге сейчас сильно осложнена из-за обмеления.

Грустно, конечно. В моём детстве суда постоянно курсировали, мы любили наблюдать за ними. А сейчас река мёртвая.

Но кроме внешних факторов, есть еще и внутренние, ведь даже в одинаковых условиях успешность разных игроков различается. Татарстанскому речному флоту нужно поднимать рентабельность, биться за заказы, улучшать управление компанией. 

КАКИЕ ПРИНЯТЫ МЕРЫ?

Гибель «Булгарии» получила большой резонанс не только в России, но и в мире. В стране провели ревизию водных транспортных средств. Например, после большой прокурорской проверки в 2011 году признали непригодными для плавания около 300 судов.

Массово проверяли также деятельность речного флота, Ространснадзора, Речного регистра.

В июне 2012 года приняли федеральный закон об обязательном страховании ответственности перевозчиков. При отсутствии договора обязательного страхования перевозчиков могут наказать штрафов – 40-50 тыс. рублей для должностных лиц, 0, 5 – 1 млн руб. для юрлиц. В случае гибели пассажира компания-перевозчик должна будет выплатить пострадавшим не меньше 2,025 млн рублей.

В июле 2012 года законодатели ужесточили  контроль за судоходством на внутренних водных путях России. Например, при перевозке пассажиров без лицензии юрлицу теперь грозит штраф в 400 тыс. рублей.

 

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах