1986

BSBD. Павла Музыченко, погибшего в авиакрушении, похоронят в Петербурге

Сюжет Крушение самолёта в Мензелинске 10 октября
«Мне 42 года и я в какой-то степени ещё мальчишка», - отмечал за два месяца до авиакрушения день рождения Павел Музыченко.
«Мне 42 года и я в какой-то степени ещё мальчишка», - отмечал за два месяца до авиакрушения день рождения Павел Музыченко. / Павел Музыченко / личный архив

Известного предпринимателя Павла Музыченко, погибшего 10 октября в авиакрушении под Мензелинском, похоронят в его родном Санкт-Петербурге в среду, 13 октября.

В воскресенье, напомним,  разбился самолет L 410 с парашютистами на борту. 16 человек погибли, два из них пилоты. Шесть человек получили серьёзные травмы. Самолёт взлетал  с мензелинского аэродрома около 9 утра, но уже через несколько минут оказался на земле. Следователи разбираются в причинах ЧП. Среди погибших – Павел Алексеевич Музыченко. 

Он сам был жизнь

«Я – Паша (или, не помню, Павел?)», –  просто представился человек. Я ещё сразу подумала, глядя на его открытую улыбку и чистые светлые глаза: «Какой красивый человек этот Паша».

Это было лет пять назад в Крыму, на Ялтинском международном экономическом форуме, во время обеденного перерыва. «Красивый» – это не про внешность. Хотя внешне он тоже красив.

Знаете, иногда смотришь на человека и сразу видишь – хороший он или нет. Красив ли он – душой и сердцем… 

Павел взахлёб рассказывал, что успел до открытия форума совершить прыжки на парашюте в Крыму, что небо для него второй дом, летать он старается всегда и везде. О том, какой красивый Крым. И какой красивый Петербург, откуда он родом.  Это я уже потом узнала, что он начальник…директор…председатель  и т.д и т.п с кучей всяких должностей. Когда он уже намного позже рассказывал, как  это здорово – проводить выставки и форумы.

Он, в общем-то, из тех немногих людей, которых знаешь пять минут, а, кажется, что знал всегда.  А потом дружба в соцсетях – много общего по интересам.

Павел – очень солнечный и светлый человек. Невероятно обаятельный и харизматичный. И друзей у него уйма. Человек, влюблённый в жизнь. Казалось, он сам был – жизнь.  Это очень здорово даже просто знать, что есть такие люди где-то рядом. И если, думала, буду в Башкирии, обязательно позвоню двум людям, один из них – Паша.

Павел Музыченко был опытным парашютистом. Фото: личный архив/ Павел Музыченко

Человек слова и дела

В Башкирию Павел переехал год назад,  – с октября 2020 года по май 2021 года возглавлял конгресс-бюро Башкортостана «Офис-группа» (конгресс-бюро республики является членом Национального конгресс-бюро).

До его прихода в топ-10 «Рейтинга событийного потенциала регионов России» Башкортостан занимал  6-е место.

«Главная задача, которую поставило передо мной руководство региона – поднять республику на 1 место не только в рейтинге, но и в целом сделать Башкортостан крупным международным центром конгрессно-выставочной деятельности», – говорил Павел, когда принимал руководство бюро.

Павла называют «руководителем от Бога».Фото: личный архив/ Павел Музыченко

Музыченко – управленец с 20-летним опытом работы в ивент-индустрии.  Прошёл путь от монтажника выставочных стендов до руководителя крупной компании.

В последнее время занимался организацией международных форумов по всей стране.  

«Павел был членом нашей команды и близким другом. Вся Ассоциация «Национальное конгресс-бюро» –  в составе компаний от Калининграда и до Камчатки – выражает глубокие соболезнования в связи с гибелью Павла Музыченко, генерального директора «Гради Экспо», председателя Комитета специальных и конгрессно-выставочных мероприятий МРО «Деловой России», руководителя секции «Сервис и услуги» НКБ. Многогранного, увлеченного и классного»,  –  приносят соболезнования коллеги.

Они говорят, что потеряли не просто коллегу и партнёра, а потеряли мечтателя, энтузиаста, оптимиста, верного соратника и супер-профессионала.

«В работе он был человеком слова и дела. Глаз горел, что называется, всегда. Своим жизнелюбием он заряжал всех вокруг, – вспоминает  его коллега Андрей Назаров, сопредседатель Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», с сентября 2020 года премьер-министр правительства Республики Башкортостан. – Сложно найти человека, который бы настолько любил жизнь, искренне интересовался событиями и в своём родном Петербурге, и в ставшем ему близким Башкортостане. С первых дней нахождения в нашей республике, он полюбил её всем сердцем».

По словам Андрея Геннадьевича, парашютный спорт был страстью Павла, все об этом знали и восхищались его бесстрашием и упорством.

Страсть к небу. Фото: личный архив/ Павел Музыченко

Мензелинск называл входом в Нарнию

При переезде из Санкт-Петербурга в Уфу Павел первым же делом записался в Федерацию парашютного спорта Республики Башкортостан.

 Мензелинск он называл входом в сказочную Нарнию. В Башкирии негде тренироваться, поэтому приходилось ездить в соседний Татарстан.

Он размещал снимки со спортивного аэродрома татарстанского городка в соцсетях с надписями: «Дверь в Нарнию открывается просто и выглядит она так!»

Павел  совершил более 400 прыжков! Он был опытным парашютистом.

«В  Мензелинск он выезжал на прыжки регулярно по выходным и праздникам. Впрочем, все наши спортсмены по парашютной групповой акробатике тренируются там, – комментирует президент Федерации парашютного спорта Республики Башкортостан Гайрат Манаев.  –  Нынче Павел впервые принял участие на Чемпионате Республики Башкортостан по парашютному спорту в дисциплине «Акробатика групповая – двойки» и занял первое место! Кроме этого, он в команде с напарником установил три рекорда Республики Башкортостан по парашютному спорту! Мечтал принять участие в установлении рекорда по парашютному спорту в дисциплине «Большие формации - 21 человек… Мы так и не успели вручить ему награды. Мечтал, чтобы Республика Башкортостан приобрела новые высотные самолёты и аэротрубу диаметром 5 метров».

Аэродром и прыжки – это не только про спорт. Это про счастье. Так считал Паша.

«Уже много раз был в Мензелинском аэроклубе, но в город Мензелинск не заезжал. А зря! В городе прекрасные храм, мечеть и старый мост. Получил эстетическое наслаждение. Какая всё-таки у нас прекрасная страна, столько красоты, надо только сделать маленький круг и оглядеться. А ещё я попробовал себя в качестве воздушного видеооператора. Замечательные выходные, много прыжков, новых навыков и знаний, – писал он в мае.

В другой раз любовался мензелинскими подсолнухами. В третий – земляникой.

«Мензелинск сегодня. Приземлился, начинаю собирать парашют, чтобы отнести на укладку. Смотрю что-то красное. А там земляника! Усыпано всё! Я так много земляники с детства не видел! – радовался он каждому моменту. – Ну конечно вёдрышки собранной видел и даже покупал, а вот в природе давно не видел. И лет 30 горстями с куста не ел. Не удержался, лёг на землю и стал есть. Вдруг… приезжает микроавтобус, который обычно за потеряшками катается, либо если что-то не очень хорошее случилось. Сам начальник парашютной службы за мной пожаловал. «Давай подвезу, Пал Алексеич!» – сказал он, а потом понял причину, что-то буркнул себе под нос, развернулся и уехал. Обычно,  длительно лёжащие на земле парашютисты ничего хорошего не знаменуют. А я опять безумно счастлив, ведь жизнь так прекрасна и для счастья так мало нужно!»

Павел считал, что все парашютисты – оптимисты на 99 процентов. Скайдайвинг, по его словам, это сон наяву, ожившая сказка.

Павел считал, что все парашютисты - оптимисты на 99 процентов. Фото: личный архив/ Павел Музыченко

«Парашютизм это не просто спорт, это стиль жизни, который полностью соответствует моей философии. Ты в ответе за свою жизнь и если произошла какая-то нестандартная ситуация, то только ты сможешь себе помочь. Цени и люби настоящий момент, ведь следующего может не быть. При любой ситуации борись до конца, всё всегда можно исправить. Ничего не бойся, страх мешает достичь нужного результата», – говорил он.

В небе над Мензелинском сложилась ситуация, когда «борьба» была бесполезна. Когда он ничего не мог исправить, потому что всё зависело не от него.

Умел объединять людей

Друзья говорят, что Паша – один из самых удивительных людей, которых они когда-либо знали.

«Павел со школы выделялся своим позитивным нравом и харизмой. Он был очень пластичен в коммуникации, мог найти подход к любому человеку в независимости от его социального статуса и уровня интеллекта...своего рода такой врождённый дипломат,  – рассказывает одноклассница Павла Ксения Котч. – Я всегда удивлялась, как гармонично в нём уживаются два совершенно разных человека: весёлый, беззаботный пофигист с прекрасным чувством юмора и взрослый мужчина: последовательный, целеустремлённый трудоголик. Он был амбициозным человеком. Для каждого он был разный, но при этом всегда добрый, благородный с высоким уровнем жизненной энергии. Павел умел сохранять общение и объединять людей. Руководитель от бога. За пару дней до гибели мы с ним переписывались, он, как всегда, был полон планов, наполнен жизненной энергией и нашего любимого юмора…доброго и тонкого сарказма».

Ещё одна страсть - путешествия. Фото: личный архив/ Павел Музыченко

«С Павлом мы познакомились на одной из тысяч обычных деловых встреч, после которых обычно все складывают блокнотики и расходятся по своим делам, но мы с ним неожиданно застряли в переговорке и, условно говоря, «сцепились языками», болтали так, как будто знакомы всю жизнь, много-много лет, как болтают закадычные друзья, – вспоминает друг Павла, предприниматель, руководитель агентства PetrogradWeb Александр Шуйский. – Просидели до конца рабочего дня, за окном уже стемнело и наступил вечер. Всю дорогу домой потом я пытался понять, что это такое вдруг произошло – откуда такая открытость в человеке, который видит тебя впервые в жизни, откуда способность побуждать другого человека обсуждать такие вещи, которые я, например, и не с каждым близким другом могу обсудить. Это качество – Пашина суперсила. Он был настолько открытым миру человеком, что бесповоротно и навсегда располагал к себе любого, с первого момента первого знакомства. Несмотря на высокие должности и огромные достижения, он никогда не позволял себе смотреть свысока ни на кого – в нём это качество просто отсутствовало!  Он был всегда искренне заинтересован внутренней жизнью и смыслами своего собеседника, каким-то неподдельным, настоящим мальчишеским интересом. И этот мальчишеский интерес сохранялся в нём всегда и во всем вообще – блеск глаз и улыбка до ушей. В этом плане он, наверное, уловил,  что мы похожи и, наверное, именно поэтому наше общение всегда напоминало поездку на одном сёрфе на одной волне. Мы не так часто общались, как хотелось бы – дела, бизнес, разные временные ритмы, но для меня Павел Алексеевич был кем-то вроде старшего брата, товарища. И не только для меня».

Шуйский до сих пор помнит некоторые истории, которые ему казались чем-то нереальным или кинематографичным, «а это была всего лишь Пашкина весёлая, разносторонняя и красочная жизнь. Ровно такая же, как и он сам».

Павел сам говорил, что «историй весёлых и интересных накопилось столько же, сколько у Толстого после Кавказа». И задумал писать книгу – про жизнь, дружбу, любовь и Петербург. Отчитывался: половину уже написал. Еще один-два месяца и закончит.

Из вступления недописанной им книги: <…Человек из Петербурга», на мой взгляд, особая порода полулюдей-полуперсонажей, выведенная путем скрещенья улиц и «судьбы скрещенья»…>. … <…У петербуржца внутри Остров. Васильевский Остров, островок в пруду Таврического Сада, или какой-то осколок островов Ладоги – вообще не имеет значения. Остров этот может быть каким угодно, потому что Петербург и сам остров в каждом из своих смыслов – и по первоначальному плану, и по количеству воды, разделяющей пространство на квадраты, и по ощущению «самости» жителей разных районов. Остров заставляет петербуржца автономно дрейфовать посреди океана жизни, огней больших городов и высоких людей в черных ботинках, иногда отвлекаясь на шедевры архитектуры, бесконечно ценимый любым петербуржцем северный модерн. Или особенно художественные руины...>

Он, по сути, технарь и предприниматель, обладал потрясающим чувством слова. С лёгкостью цитировал Бродского, Маяковского, Есенина... Любил Довлатова. Обожал приключенческие фильмы и сам старался много путешествовать, бывать в музеях, театрах, выставках. Участвовать в общественной жизни.

Павел сам был – остров. Остров, к которому тянулись люди.  

«Он вообще очень много делал для всех людей, регионов и городов где жил. Всегда работал, работал и работал, что-то придумывал, причинял добро, как вечный энерджайзер, – продолжает рассказывать о друге  Шуйский. – То детдому помочь, то найти и похоронить бойцов ВОВ, то аэротрубу замутить построить. Он всегда интуитивно мог сразу выделить суть в любом вопросе и моментально на коленке найти сложную логическую схему, соединить уникальным образом все кусочки паззла, которые ты сам никак не мог соединить. Поэтому Паша в любой ситуации всегда был отличным лидером, который не только строил вокруг себя идеальную команду, но и толкал её вперед, на свершения, вдохновлял ее. Один из немногих людей, которыми я искренне горжусь, восхищаюсь, и которые во всех смыслах всегда будут примером для подражания».

Сейчас многие говорят Павлу Музыченко спасибо.

«Спасибо тебе за то, что ты делал и от чистого сердца. За то, что откликнулся и сделал стенды для детдома Ленобласти. За то, что ездил и реставрировал с друзьями памятники погибшим в ВОВ... За отзывчивость и доброту...за многое», – приносит соболезнования руководитель проекта «Сообщество Питерских Блогеров» Павел Прокофьев.

Павел Музыченко много помогал отряду «Иван Сусанин», который уже больше 20 лет занимается поиском и перезахоронением останков бойцов Великой Отечественной в Ленинградской области.

 «180 солдат и офицеров вернулись с той войны благодаря Павлу. Нескольких пропавших без вести родных снова обрели семьи, –  озвучивает  Константин Москвин, командир поискового отряда «Иван Сусанин» (г. Колпино). –  Как спокойно и сосредоточено нам работалось, зная, что «тыл» надёжен и думать можно только о работе, отдаться полностью делу, которым мы болеем и которое он поддерживал несколько лет, ничего не прося взамен, –  просто потому, что считал это правильным».

В августе Павел отпраздновал день рождения: «Мне 42 года и я в какой-то степени ещё мальчишка. Я люблю прыгать с парашютом, лазать по скалам, пещерам, катакомбам и горам. Но особенно я люблю всё, что связано с производством»...

Он таким и был – «руководителем от бога» с дерзкой душой мальчишки-мечтателя. И, что самое главное, мечты свои, а порой и чужие, он всегда старался исполнять.

Еще в пятницу, за два дня до смерти Паша писал: «Год пролетел незаметно! На одном дыхании! Теперь у меня 2 дома: Санкт-Петербург и Башкирия. Да-да, именно вся Башкирия, т.к. я себя чувствую прекрасно в любом уголке этого гостеприимного региона».

 И дальше много пунктов – почему он любит Башкирию.

«Чего мне не хватает? Аэротрубы, чтобы тренировать навыки в парашютном спорте и высотного борта, чтобы не кататься за 250 километров в братский Татарстан. Все башкирские парашютисты любят Мензелинск, но 500 километров в день все-таки многовато. Но думаю, что в скором времени аэротрубу построим, самолёт купим», – был он полон надеждами.  

Он влюбил в небо и свою дочь Лизу, ей 14 лет. 

Друзья надеялись, что Паши нет в Мензелинске. Что хотя бы в этот день, 10 октября, эти «500 км» его остановят. Но он снова поехал летать за сотни километров. И остался в небе, которое так любил.

Когда гибнет парашютист, то собратья-парашютисты под сообщением о его гибели обычно пишут: BSBD. «BLUE SKY-BLACK DEATH» означает «голубые небеса - чёрная смерть». Так прощаются со своими.

Дверь в сказочную Нарнию захлопнулась. Он теперь по ту сторону двери, и она больше никогда не откроется. 

«Пусть у тебя, наконец, вырастут крылья. Лети, Паша!» – пишут друзья, которым до сих пор трудно поверить, что Паши больше нет.

BSBD. Фото: личный архив/ Павел Музыченко 
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах