1645

Интерлагерь. Татарским романом о ГУЛАГе зачитываются в Венгрии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. АиФ-Татарстан 17/01/2018
Аяза Гилязова называют татарским Солженицыным
Аяза Гилязова называют татарским Солженицыным Из личного архива

17 января исполнилось бы 90 лет народному писателю Татарстана, лауреату госпремий РСФСР и РТ Аязу Гилязову. Школой жизни для него стали сталинские лагеря, которым он посвятил роман «Давайте помолимся!» На русский язык эту книгу о судьбах заключённых ГУЛАГа, среди которых было много иностранцев, перевели лишь спустя 20 лет после выхода в свет - в конце прошлого года. 

Зато перевод на венгерский только в прошлом году выдержал три (!) переиздания. Ведь среди героев романа – друг писателя по лагерному бараку, а ныне известный в Венгрии переводчик Арпад Галгоци.

Хлебная кладка

Историю своей жизни Аяз Гилязов долго не рассказывал даже семье. Только в 1990-х сыновья узнали детали, из которых, как пазл, начала складываться картина его судьбы. Его роман-воспоминание «Давайте помолимся!», изданный на татарском языке в 1997 году, стал своего рода исповедью – завершающим произведением писателя. По форме книга напоминает «Один день Ивана Денисовича» Александра Солженицына. В ней отразился весь лагерный маршрут писателя, а также истории и мысли людей, которые встречались на его пути, - сокамерников, товарищей по бараку.

«До 30 лет я не знал, за что отец попал в лагерь, - рассказывает сын писателя, сценарист Мансур Гилязов. – Не подозревал, что отец и дед моей матери погибли не на фронте, а в сталинских тюрьмах. Эта тема была в нашей семье секретной. Мама боялась вольнодумства так, что за неправильные фразы могла и по губам нам шлёпнуть. Оказалось, что за подобные суждения в своё время и пострадал наш отец».

В архивах КГБ хранится тетрадь, исписанная женским почерком, - донос на 22-летнего Аяза. Его арестовали в 1950 году по 58-й статье и сослали в карагандинский лагерь – один из крупнейших исправительно-трудовых лагерей ГУЛАГа. Вчерашний студент попал на каменоломню. В бараках было по 30 человек. Сидели без разбору: пленные со всего мира, убийцы, экономические и политические преступники.

«Отец с интересом наблюдал за заключёнными разных национальностей, - говорит Мансур Гилязов. - Видел, как тяжело переносили голод немцы и китайцы. Только они съедали даже рыбные кости, тогда как остальные их выбрасывали. Китайцы ели кости сразу, а немцы сушили их, перемалывали между камнями и этой мукой посыпали хлеб. Даже в таких деталях проявлялся характер нации».

Сказки от «Шахерезады»

Аяз Гилязов часто говорил: «Если бы Муса Джалиль сидел в Карлаге, он бы не сохранил «Моабитскую тетрадь». Всё время обыски, проверки. Нелегко было и интеллигентам, попавшим в бараки с уголовниками. Приходилось выкручиваться. Одну из таких историй Аяз Гилязов позже привёл в своей книге «Давайте помолимся!»: «Когда я спросил: «Какой способ вы нашли, чтобы выжить?» - Кулешов рассмеялся. «Гюго с Бальзаком спасли меня, - ответил он. - Я смолоду занимался в самодеятельном театре. Сначала работал суфлёром. Сорок три пьесы наизусть знаю! У воров есть странная особенность, они любят, когда им книги вслух читают или пересказывают по памяти. Вот я и взялся им каждый вечер романы «читать»! На самом интересном месте останавливаюсь, как Шахерезада, на следующий вечер опять продолжаю… Если истории кончаются, свои придумываю!»

В лагере были свои высшие и низшие сословия - «шестёрки», «паханы». «Отец рассказывал, что после смерти Сталина эта иерархия начала меняться, - вспоминает Мансур Гилязов. – Когда жёнам заключённых разрешили приезжать в Карлаг, соседи по баракам увидели их и вдруг переоценили, кто чего стоит. То есть даже в лагере авторитет мужчины во многом зависел от красоты его жены. Одни женщины смогли возвеличить своих мужчин, другие, наоборот, принизить».

Аяз Гилязов с женой. Фото: Из личного архиваМансура Гилязова

Ночные разговоры

За пять лет Карлаг расширил кругозор деревенского парня, научил его мыслить масштабно. По ночам в бараке вели интересные беседы. Разговоры по душам быстро сближали товарищей по несчастью. Гилязов сдружился с венгром Арпадом Галгоци. Этот юноша рассказал, как советские солдаты при нём изнасиловали его мать, и та покончила с собой, не выдержав позора. Гимназистом Арпад вступил в антисоветскую подпольную организацию молодёжи, которая существовала в 1948-1952 годах. Вскоре его поймали, осудили по политической статье и отправили в Карлаг.

На память от Арпада Аязу остались два чудом сохранившихся портрета. На одном был реальный Аяз - заключённый в ушанке и телогрейке, а на втором он в костюме, с хорошей причёской. Разве друзья могли знать, что их судьбы ещё пересекутся?

На память Аязу Гилязову достались два его портрета.
На память Аязу Гилязову достались два его портрета. Фото: Из личного архива Мансура Гилязова

Вскоре после освобождения из лагеря Аяз Гилязов стал известным писателем. Он всю жизнь помнил о своём друге, но считал его погибшим. Ведь он был уверен, что Арпад с его характером участвовал в Венгерской революции 1956 года и не мог остаться в живых. Пытался искать, но неправильно запомнил фамилию - по фамилии Голгоци никого не нашлось. Память о друге Гилязов решил увековечить в своём романе-воспоминании. Причём Арпад стал прототипом сразу двух героев - бывшего белогвардейца Мерзлякова и художника Голгоци.

В 1990-х, прежде чем начать роман «Давайте помолимся!», Аяз Гилязов побывал на месте Карлага в Казахстане, но, увы, ничего не нашёл. Лагерь будто стёрли не только с лица земли, но и из памяти местных жителей. А ведь в 1940-х он занимал около 1,8 млн гектаров. Это поразило писателя. Так родилась главная мысль его романа: люди должны сохранить память-молитву, даже если стёрта вещественная память.

Эта идея оказалась близка и Арпаду Галгоци, который в то же время опубликовал трёхтомник «Венгры в ГУЛАГе». За годы лагерей он выучил русский язык и на родине стал известным переводчиком русской классики.

Арпад Галгоци (в центре) в Казани в семье Аяза Гилязова. Друга не удалось застать в живых.  Фото: Из личного архива Мансура Гилязова

Судьбы товарищей по бараку снова сплелись, когда в 2015 году Арпада Галгоци разыскала литературовед Милеуша Хабутдинова, изучающая творчество Аяза Гилязова. От неё Арпад узнал, что друг посвятил ему часть своего романа. С тех пор переводчик уже трижды был в Казани. Жаль, что встретиться с товарищем он уже не смог, Аяз Мирсаидович скончался в 2002 году. Но зато Арпад познакомился с его большой семьёй - вдовой, тремя сыновьями, внуками.

Стараниями Галгоци на венгерский язык роман «Давайте помолимся!» перевели даже раньше, чем на русский. В предисловии к русскому переводу, который издали прошлой осенью, Арпад Галгоци пишет автору и другу: «Ты оставил этот мир, но перехитрил судьбу и через 65 лет обращаешься ко мне, и сейчас я пишу предисловие к новому изданию Твоих произведений… А какие вечные разговоры предстоит нам с Тобой вести! …жди меня, и я обещаю, что непременно найду Тебя».

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах