aif.ru counter
9015

В гареме не спрячешь. Царицы Казанского ханства, о которых мало кто знает

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. АиФ-Татарстан 13/12/2017
Несмотря на то, что женщина в Казанском ханстве не могла самостоятельно управлять государством, ханши оказывали большое влияние на политику.
Несмотря на то, что женщина в Казанском ханстве не могла самостоятельно управлять государством, ханши оказывали большое влияние на политику. © / Артем Дергунов / АиФ

Казанская царица Сююмбике - наиболее известная из правительниц ханства. Но она была не единственной. О женщинах, стоявших у власти в Казанском ханстве незадолго до его завоевания, рассказывает Ольга Иванова, автор трилогии «Повелительницы Казани», первую часть которой недавно издали в столице Татарстана. К слову,  рукопись о легендарных правительницах пролежала на полке 15 лет.

Мать и дочь

«Имена ханш Нурсолтан и Гаухаршад были незаслуженно забыты, потому что женщины в истории нашего края никогда не выступали на передний план, - рассказывает Ольга Иванова. – Их не рассматривали как самостоятельных личностей, отводя им второстепенные роли – матери хана, жены хана. Появление легенд о Сююмбике связано с тем, что её правление совпало с захватом Казани Иваном Грозным. Именно эта трагедия осталась в народной памяти, а царица просто стала её символом».

Нурсолтан и Гаухаршад, контролировавшие ханский престол, были матерью и дочерью. Правда, это были особы с непохожими характерами. Они придерживались разных политических взглядов, и каждая использовала свои стратегии управления и методы влияния.

Нурсолтан правила 50 лет.
Нурсолтан правила в Казани и Крыму 50 лет. Рисунок: Из личного архива/ Фиринат Халиков

Ханша  Нурсолтан  (1450? – 1519) пробыла у власти 50 лет. Она всеми силами поддерживала мир с московитами.

Нурсолтан вышла замуж за хана за 86 лет до завоевания Казани. После того, как первый супруг ханши Халил скончался, она стала женой его брата Ибрагима. И хотя она была не единственной его супругой, заслужила право именоваться старшей женой. Её главной соперницей дома и в политике стала другая жена Ибрагима – Фатима. Они с Нурсолтан возглавляли противоборствующие политические партии – одна за мир с Москвой, вторая - за «восточную» независимость. И хотя Ибрагим был жёстким лидером, он невольно оказался между двух огней и, вероятно, поэтому часто менял свою политику.

«Нурсолтан была по-настоящему общественным деятелем и сильным политиком, считает Ольга Иванова. - По описаниям современников, ханша умела не только донести свою идею, но и переубедить. О ней вообще часто упоминали, не только в Казани и Крыму, где она была у власти, но и в Османской империи, Египте. Эту незаурядную личность невозможно было обойти вниманием, скрыть в ханском гареме. При этом она действовала открыто, состояла в постоянной переписке с Иваном III и его женой Софьей Палеолог».

Дружба с московскими князьями продолжалась и после того, как Нурсолтан похоронила второго мужа и стала женой крымского хана Менгли-Гирея. К тому времени ханша обменивалась с Иваном III уже не только письмами, но и дорогими подарками. По просьбе князя она отправила ему крупную жемчужину, видимо, похищенную в былые годы ханом Тохтамышем. Ещё один известный подарок – конь, на котором Нурсолтан совершила хадж в Мекку. Иван III тоже не скупился, одаривал ханшу дорогими мехами, которых в Крыму было не достать. Любопытно, что преемник князя Василий III оказался не таким щедрым. Нурсолтан писала, что он прислал ей неприглядные шубы на белках, каких даже её слуги не носят. Несмотря на переписку, близкие отношения у них не сложились.

Интриганка

В отличие от матери, Гаухаршад, чьё регентство при юном казанском хане пришлось на 1532-1535 годы, даже не пыталась завязать отношения с Московскими князьями. Скорее наоборот, она рьяно настраивала членов ханского дивана (правительства – прим.авт.) на набеги.

«Возможно, всё это она делала в знак протеста – против воли матери, её политики, - предполагает Ольга Иванова. – Дело в том, что Нурсолтан была внимательной и заботливой матерью только для своих сыновей от хана Ибрагима – Абдул-Латыфа и Мухаммад-Эмина. Она воспитывала их как будущих ханов, готовила на престол. При этом особенно любила младшего Абдул-Латыфа, забота о котором стала лейтмотивом её писем. О старшем сыне, которому, кстати, довелось стать сильным казанским ханом, она отзывалась более пренебрежительно, уничижительно. Тем не менее, все её стремления как матери были направлены на то, чтобы сыновья благоденствовали, процветали на троне. А до их сестры Гаухаршад ей, по сути, не было дела. Девочка выросла с желанием выделиться. Лучший способ сделать это - пойти наперекор желаниям матери».

Правда, «звёздного часа» Гаухаршад пришлось ждать долго. После смерти брата Мухаммад-Эмина  на ханский престол княживший тогда в Москве Василий III посадил Джана-Али (будущий муж Сююмбике). Новый хан был очень юным, и Гаухаршад добилась регентства. Она была настоящей интриганкой. Неудивительно, что когда регентша получила возможность восседать на диване – ханском совете, Гаухаршад тотчас начала склонять представителей четырёх крупнейших золотоордынских родов на свою сторону. Во время и после  регентства было много государственных переворотов, где постоянно упоминали имя царевны. Так что вполне логично предположить, что её интриги могли лечь в основу заговоров.

Легенда о Су-Анасы

Имя Гаухаршад в исторических документах упоминали вплоть до 1546 года. После регентша  исчезла с исторической сцены таинственно, но, как и Сююмбике, оставила после себя предание.

«В наши дни мало кто связывает легенду о Су-Анасы (Водяной) с именем Гаухаршад, - говорит Ольга Иванова. – Но мне кажется, что эти две истории – вымышленная, сохранившаяся в памяти народа, и реальная, могут быть связаны. Ведь есть версия, что Гаухаршад была провидицей и предрекала гибель Казанского ханства, а когда к ней перестали прислушиваться, бросилась в озеро Кабан. В легенде о Су-Анасы говорится, что по ночам ханская дочь выходит из воды и забирает казанских детей, тем самым пытаясь отомстить за то, что ей не поверили, не позволили насладиться желанной властью».

О Нурсолтан легенд не осталось, только факты. Причём, некоторые из них указывают на то, что будучи миролюбивой в политике, она могла быть безжалостной по отношению к соперникам. Скорее всего, с её подачи, была стёрта с лица земли ветвь потомков хана Ибрагима, идущая от её вечной соперницы Фатимы. Одного сына Фатимы Иван III крестил, а двое умерли в неволе. Таким образом Нурсолтан хотела освободить дорогу к престолу своим сыновьям. Но жизнь распорядилась иначе – оба сына самой казанской ханши умерли, не оставив потомства. Возможно, незамужней и бездетной осталась и её властолюбивая дочь Гаухаршад, о её потомках нет никаких сведений.

Скорее всего, судьбы двух этих сильных женщин – матери и дочери, сложились несчастливо. Нурсолтан прожила примерно 67 лет, что очень долго по тем временам. Считается, что и казанский хан Ибрагим и крымский хан Менгли-Гирей могли по-настоящему любить Нурсолтан, ведь об их уважении к ней многое говорит, включая статус старшей жены. Но можно ли назвать завидной судьбу женщины, похоронившей троих супругов и двоих сыновей?

Ещё одна загадка – была ли Нурсолтан так красива, как писали в русских летописях - «вельми прекрасна лицом»? Нет точных данных и о том, как выглядели Нурсолтан и Гаухаршад, да и кто бы из современников мог оценить это сквозь многие слои ханской одежды и чадру. Но современные исследователи считают, что их имена достойны стоять в одном ряду с казанской царицей Сююмбике.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах