aif.ru counter
Ровель Кашапов 406

Политические репрессии в Татарии коснулись не только взрослых

Известный по роману Евгении Гинзбург «Крутой маршрут» следователь Царевский свой первый опыт поиска и разоблачения «врагов народа»...

Татарстан, 3 ноября, АиФ-Казань.

Крамольная тетрадь

Основу дела составила история детского рукописного журнала «Ислам Баласы» («Дети Ислама»), первый номер которого вышел в феврале 1925 г.

Его автором был ученик школы им. Вахитова (бывшее здание Галеевского медресе) 15-летний Исхак Закиров. В нём он поместил своё стихотворение на религиозную тему, статьи из только что вышедшего в Уфе журнала «Ислам», а также рассказ «Царица Сююмбике и ее сын Утямыш» М. Акчурина, юмористические рассказы, кроссворды и головоломки. Журнал представлял из себя простую ученическую тетрадь. Исхак выпустил его вместе со своим младшим братом Усманом. Через месяц выйдет следующий номер. Он посвящён памяти поэта Габдуллы Тукая. Так же как и в первом номере, в нём будут статьи на религиозную тему.

В то время в стране повсеместно разворачивалась антирелигиозная пропаганда. Все печатные издания поддерживали государственную политику воинствующего атеизма. В рабочих клубах устраивались атеистические диспуты. На них безбожники комсомольцы устраивали священнослужителям оскорбительную обструкцию. Мусульманское духовенство отказывалось участвовать в таких мероприятиях. Исхак Закиров, росший в религиозной семье, пытался этому противостоять. Его возмущало, как в печати «знатоки религии», не зная Корана, дают ему вольную интерпретацию, как подвергаются осмеянию авторитеты татарской интеллигенции, лишь только потому, что они посещают мечеть, как ислам противопоставляется интересам государства. Через журнал он пытался высказать своё мнение и довести его до своих сверстников.

Первые два номера не вызвали того интереса, на который рассчитывал Исхак. Он решил объединить вокруг журнала своих единомышленников. Его идею поддержали другие ученики - Гумер Габитов, Зуфар Абдуллин, Абдулхак Сагеев, а также Хамид Шакиров и Анвар Исламов из школы №9 им. Тукая. С мая 1925 года журнал стал выходить под названием «Ислам Баласы» («Дитя Ислама»). Школьники не побоялись рассуждать о завоеваниях Октябрьской революции - в одной из статей отмечалось, что ее результатами, в том числе, была свобода совести вероисповеданий. Писали и на злободневные темы. Например, дали статью о мулле Арского кантона Ш. Хамиди, который был смещён с должности за пьянство. Обсуждали статью «старого безбожника», помещённую в одном из номеров газеты «Кзыл Татарстан». И. Закиров опровергал тезисы автора о том, что государство должно стоять вне религиозных убеждений граждан, и если оно отдаёт предпочтение какой-либо религии, то тем самым разжигает межрелигиозную рознь.

Помимо выпуска журнала, подростки создали и свою детскую организацию - «Хакикат Юлдузы» («Звезда правды»). Основной задачей организации было воспитание среди его членов высоких моральных и нравственных качеств. Последний - 37-й номер журнала - вышел в феврале 1928 года. Делом заинтересовалось ОГПУ.

Всё по-взрослому

Следствие Царевский начал 29 мая 1928 года. Через допросы прошёл даже тринадцатилетний Анвар Исмагилов. Ребята, содержавшиеся под стражей, держались мужественно, никого не оговаривали и ложных показаний не подписывали. Но один, по словам Усмана Закирова, «оказался слабым». Это был Абдулхак Сагеев, которого этапом доставили в Казань из далекого сибирского городка Верхнеудинска, где он жил в тот момент у родителей.

Царевский понимал, что на подростках «большое дело» не сделать, и стал привязывать к нему взрослых, которые уже находились на примете у ОГПУ и должны были попасть в отчёт по «разоблачённым мусульманским контрреволюционерам». В протоколах стали фигурировать фамилии Галимджана Шарафа - видного учёного, которого ребята в своих статьях защищали от нападок прессы, муллы Казаковской мечети Гаяза Якупова, к которому И. Закиров носил на рецензию один из номеров журнала, муэдзина этой же мечети Шарифзяна Ибрагимова, у которого ребята якобы незаконно получали религиозное образование, а также отца Исхака, в доме которого собирались ребята. Ничего существенно Царевский «накопать» не смог. Однако любое лыко шло в строку. Как контрреволюционный рассматривался тот факт, что в одном из январских номеров журнала день рождения Ш. Марджани отмечен крупными буквами, а дата смерти В.И. Ленина – мелкими, и этикетка дореволюционного товарищества Габидуллина и Сергеева по производству фруктовых квасов в Верхнеудинске, хранившаеся у Сагеева.

Царевский довёл дело до конца. Отец «главного редактора» Исхака Кабир Закиров, мулла Гаяз Акупов и муэдзин Шарифзян Ибрагимов были отправлены на три года в Соловецкий лагерь, а самый старший из ребят Зуфар Абдуллин - сослан на три года в Сибирь.

Для молодых авторов журнала наступили трудные времена. Они были исключены из школ. Исхак и его брат Усман ходили в школу, находящуюся в другом конце города - в Адмиралтейской слободе. И оба мечтали о высшем образовании. Исхак активно публиковался в молодёжной печати. Чтобы быть рядом с писателями, он окончил бухгалтерские курсы и стал работать бухгалтером в Союзе писателей ТАССР. Был знаком с Мусой Джалилем. Семейная жизнь его не сложилась, жена ушла от него. Когда его провожали на фронт, родные сокрушались: как он сможет держать винтовку, будучи таким хилым? Исхак Закиров погиб в 1944 году. Политруком он поднимал бойцов в атаку. Его стихотворения вошли в «Антологию татарской поэзии» 1956 г.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество