aif.ru counter
08.08.2012 11:12
Татьяна Сидорова
133

Борис Вайнер: «Буковки» дают возможность поработать головой»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ-Татарстан 08/08/2012

Его пьесы играют в кукольном театре, а он, когда пишет для детей, ориентируется на известного персонажа анекдотов – Вовочку. Почему современные детские писатели не так популярны, как советские и каково будущее книги? Об этом размышляет известный детский писатель, драматург и переводчик Борис Вайнер.

 

Борис Вайнер

 

- Борис Григорьевич, почему ребятня не в ладах с литературой?

- Это относится в основном к большим городам. Но я часто бываю в малых, где библиотека - всё ещё один из центров культуры. Недавно был в Кукморе, и юные читатели меня порадовали. В мегаполисах больше соблазнов, и выбор не всегда в пользу книги. Но если в семье читают, то, как правило, и ребёнок будет читать.

 

- Ой ли? Знаю семьи, где гордятся домашней библиотекой, а дети и внуки не проявляют интереса даже к «Трём мушкетёрам».

- Значит, что-то было упущено. «Три мушкетёра» - это примерно 10 лет. Возраст рубежный. Происходит процесс «нарастания Вовочки», известного по анекдотам. Трудно представить его заядлым книголюбом. Кроме того, в обществе в целом сейчас существует своего рода установка на «нечтение».

- Почему детские книги так дороги? Прежде за копейки покупали серии «Мои первые книжки», «Школьная библиотека» в мягких обложках.

- Мои книги до середины 90-х выходили чёрно-белыми. Теперь всё в цвете, на хорошей бумаге, с добротными обложками… А значит, дорого. К тому же детских издательств мало, и все зациклены на прибыль. То, что книга имеет ещё и просветительскую ценность, в расчёт не принимается.

- Для кого труднее писать: для малышей или для подростков?

- Труднее всего – для малышей, у которых словарный запас небольшой, скажем, сто слов. А если ребёнок знает тысячу, задача писателя упрощается. Я писал для разных возрастов. Для малышей – книги в основном прямо информативные, прикладные: вода мокрая, у льва есть грива… Попробуйте-ка из ста слов создать что-то удобоваримое и интересное.

 

Досье
Борис Вайнер родился в 1948 г. на острове Итуруп (Дальний Восток). Окончил КГПИ. Член Союза писателей РФ и Союза журналистов РТ. Заслуженный деятель искусств РТ. Женат. Есть взрослая дочь.

Буковки на бумаге

- Дети лучше воспринимают стихи, нежели прозу. Чем объясните?

- В стихах много общего с игрой, они как прыгающий мячик, поэтому детям поэзия ближе, чем проза, где чёткого ритма нет. Поэзия – наиболее совершенная форма организации речи. Не случайно Бродский в Нобелевской речи сказал, что это язык будущего.

- Пушкин – наше всё. Но его стихотворные сказки дети не воспринимают. Поэзия-то высокая, только вот архаизмы надо разъяснять, и детям становится скучно.

- Язык стареет, это объективный процесс. Кто, например, читает сейчас Гомера для собственного удовольствия? Уж точно не дети! Да и не всякий студент филфака прочтёт. Обидно! Но к языку – старому или не менее сложному новому – надо быть готовым. При­учать к чтению можно по-разному. И через «Гарри Поттера», и посредством других хороших книг, и даже экранизаций. Если фильм по­нравился, захочется прочесть первоисточник, ведь он всегда интереснее. К тому же эти «буковки на бумаге» дают гораздо больше возможностей поработать головой, чем фильм или театральная постановка, где всё уже готовенькое, «на блюдечке». Для выработки собственного мироощущения, для развития фантазии литература делает больше, чем любое другое искусство. Кроме того, читающий ребёнок будет грамотным. У меня в детстве не было своей Арины Родионовны. Её заменяли книги, я читал не переставая. Поэтому и писал уже тогда почти без ошибок.

- Любую книгу можно найти в Интернете. Зачем покупать? А дети портят и осанку, и зрение, и без того часами просиживая перед экраном.

- Человек, читающий книгу, свободнее того, кто читает с экрана. Это иная культура чтения. Многое зависит от привычки. Некоторые писатели, например, до сих пор пишут от руки. Им так привычнее, поговаривают даже о некоей таинственной связи между творческой мыслью и воплощающим её на бумаге пером. Другие писатели, и я отношусь к их числу, пишут, используя компьютер. Но вот когда я хочу прочесть что-то, то беру в руки книгу, потому что чтение – процесс интимный. А если читаешь с экрана, то не можешь уйти от ощущения, что кто-то на тебя смотрит.

- Есть ли у вас аудиокниги, которые начинают вытеснять бумажные?

- Есть даже книги, где картинки движутся, листочек перелетает со страницы на страницу. Однако я считаю, что художественная книга на бумаге, хотя поле её сейчас и сужается, всё-таки никогда не умрёт. Ведь она – чувства, а не информация! В США не так давно провели исследование. Популярную новую книгу можно было скачать из Интернета за небольшие деньги. Одновременно предлагали приобрести не столь дешёвый бумажный вариант. И многие (почти 70%) из тех, кто скачал, приобрели. Чтобы можно было взять с полки, перечитать, подарить. Книга должна быть осязаемой!

Про «Дядю Стёпу» и других

- Детям и внукам читают в основном то, на чём сами выросли. Тиражи книг Маршака, Чуковского, Барто, Михалкова превышают тиражи книг современных писателей. Где же новые имена?

- Это действительно очень хорошие писатели, раз они писали так, что их любят и понимают дети. Почему – поистине «цеховой» секрет. Они использовали, в частности, так называемую «центровую лексику». И в этой языковой сфере перемены не столь значительны. Ведь от Пушкина-то нас отделяет куда больше времени! Ну а современные детские писатели – которых немало – просто не популяризируются. Издательствам проще идти по проторенному пути.

Игра в куклы

- Не потому ли вы занялись драматургией? В Казанском театре кукол ваши пьесы идут с огромным успехом.

- В конце 90-х мне предложили написать для них сиквел, то есть продолжение, «Трёх поросят». Предложение было неожиданным, но я люблю пробовать себя в новом деле. Написал. Спектакль состоялся и стал долгожителем на сцене. С тех пор в театре «Экият» поставили несколько моих пьес. На премьерах всегда сижу в зале, чтобы видеть реакцию детей. Их оценка – самое главное. Пока она мне греет душу. И понимают, и сопереживают. Сейчас пишу пьесу для взрослых.

- Не кажется ли вам, что упомянутый Вовочка – самый распространённый тип современного ребёнка?

- Прежде всего: дети считают, что это положительный образ. И я с ними согласен. Вовочка, по-моему, – детский вариант бравого солдата Швейка. Он как бы противостоит взрослому миру, он в отличие от

обычного ребёнка всегда найдёт выход из трудного положения. Он, так сказать, заступник, гарант права на собственную ошибку, что отражено в любой истории о нём. «Не пей сырую воду, там живые микробы!», говорит мама Вовочке. «Что ж мне, с дохлыми, что ли, пить?», отвечает не растерявшись тот. Много лет назад Дон Аминадо, прекрасный поэт из окружения Ивана Бунина, с улыбкой написал: «Честный ребёнок любит не папу с мамой, а трубочки с кремом». И это тоже о Вовочке, образ этот вечный, какое бы имя он ни носил.

На заметку: Блог За городом - это всегда самые захватывающие статьи, интересные истории, здесь каждый найдет что-нибудь полезное для себя и самые интересные факты для друзей.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество