aif.ru counter
1240

Сгинувшие. Как Казань и Свияжск стали погостом для сотен солдат

Все материалы сюжета Знаменитые татарстанцы

137 красноармейцев умерли в ТАССР в годы войны, став жертвами политических репрессий. Их обвинили в преступлениях, которых они не совершали. Судьба многих из них родным вряд ли известна. Пробелы истории восполняет зав.музеем ВОВ Михаил Черепанов.

Екатерина Апонина

30 октября – День Памяти жертв политических репрессий. Принято считать, что пик репрессий пришелся на 30-е годы. Но они не прекращались и в годы ВОВ.

Заведующий музеем-мемориалом ВОВ, руководитель рабочей группы Книги Памяти РТ Михаил Черепанов рассказывает о тех, кто сгинул от несправедливых обвинений в казанской психбольнице и Свияжске.

В Татарском энциклопедическом словаре говорится, что политические репрессии «затронули все слои общества лишь в 1929 - 1938 гг.» Но, к сожалению, архивные изыскания дают основание полагать, что и в годы Великой Отечественной войны масштабы необоснованных расправ над собственным народом не уменьшались. Пример тому – судьба солдат и офицеров Красной армии, умерших от истощения в заключении на территории нашей республики с 1941 по 1945 годы.

В списках не значатся

Электронная база данных Книги Памяти жертв политических репрессий Республики Татарстан ХХ века содержит сведения о 137 советских военнослужащих, чья смерть наступила не от вражеских пуль и фронтовых ран, а от голода в заключении, в палатах тюремных больниц и колоний.

37 из них умерли в Казанской тюремной спецпсихбольнице, а еще 100 человек – на острове Свияжск, в исправительно-трудовой колонии № 5. По данным Центрального Архива Министерства обороны РФ 32 солдата и офицера из данного списка до сих пор считаются «пропавшими без вести» на фронте. 20 человек – осужденными военным трибуналом к разным срокам лишения свободы. А один – даже погибшим на передовой. Это значит, что судьбы подавляющего большинства этих военнослужащих не известны родственникам, списаны на войну. Думается, пора сообщить детям и внукам о судьбе практически безвинных жертв репрессий в советском тылу. Вспомним хотя бы о земляках, о тех, кто родился на территории нынешней Республики Татарстан.

Пациенты тюремной психбольницы

Александр Филиппович Рыжиков родился в д. Урсала Альметьевского района в 1913 году, жил там же. Воспитывал двух дочерей, был поваром. На фронте служил красноармейцем 335 стрелкового полка 58 стрелковой дивизии. Раненым попал в плен и выжил. Когда лагерь был освобожден нашими войсками, Рыжикова 8 июля 1944 г. арестовали. Особое Совещание НКВД СССР 7 апреля 1945 г. осудило инвалида «за переход на сторону врага» по статьям 58-1б и 58-8. Приговорили его к 10 годам лишения свободы. 10 июня 1945 г. красноармеец Рыжиков умер в Казанской специализированной тюремной психбольнице. Знают ли о его судьбе дочери?

Нургалей Сулейманович Сулейманов - уроженец д.Большие Атряси Апастовского района (1917 г.), жил там же. У него был сын. Служил красноармейцем 422 стрелкового полка 170 стрелковой дивизии еще в 1940 году. За отказ вернуться в часть из краткосрочного отпуска осужден по ст.193-7 к 8 годам лишения свободы. В самом начале войны лагерь, в котором находился Сулейманов, оказался на оккупированной территории. Но заключенный не остался там, а оказался… в расположении советских войск. Естественно, это вызвало подозрение особистов, и 27 сентября 1941 г. красноармеец Сулейманов был вновь арестован, но теперь уже по обвинению в том, что якобы был завербован фашистами и переброшен в наш тыл. По статье 58-14 (58-6) Особое Совещание НКВД СССР 20 мая 1942 г. приговорило «шпиона» к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. Оказавшись в Казанской спецпсихбольнице, не сознавшийся в предательстве зэк умер 6 августа 1942 г.

Только 26 сентября 1989 году по Указу Президиума Верховного Совета СССР красноармеец реабилитирован за отсутствием состава преступления.

Там же, в Казанской тюремной психбольнице умер 12 сентября 1942 году - по официальной версии «от колита» - красноармеец 11 отдельного местного стрелкового батальона Николай Сергеевич Чернов. Он родился в 1901 году в  д. Абрамово Лениногорского района. В колхозе он был трактористом. Была у него жена Пелагея. На фронт попасть не успел, так как уже в Казани был арестован 25 февраля 1942 года за излишнее солеедство, что тогда трактовалось как «членовредительство». Военный Трибунал Казанского гарнизона 13 апреля 1942 года по ст. 193-2 и 15-58-8 приговорил его к высшей мере наказания – расстрелу. Но Военная Коллегия Верховного Суда СССР заменила смертный приговор на 10 лет лишения свободы. В июне 42-го красноармеец Чернов оказался в психбольнице.

политические репрессии, жертвы политических репрессий
Вот такие карточки заводили на политрепрессированных. Фото: Музей-мемориал ВОВ

Такая же участь постигла и крестьянина Гилязетдина Шайхутдиновича Шайхутдинова. Он родился в 1918 году в с. Верхний Куюк Атнинского района. На фронте попал в плен, но тоже чудом выжил, вернулся к своим. Арестован 19 июня 1942 года «за пораженческую, профашистскую агитацию и клевету на Красную Армию» по ст. 58-10 ч.2. Военный Трибунал Казанского гарнизона 22 мая 1943 г. приговорил его к пяти годам лишения свободы. 19 июня 1943 г. Военный Трибунал Московского Военного Округа вынужден был по причине нехватки военных кадров отсрочить исполнение приговора для красноармейца Шайхутдинова до конца войны и решил направить его в действующую армию. Но пока это известие дошло до Казани, было уже поздно. Пациент тюремной спецпсихбольницы уже умер от голода 16 июля 1943 года. Только 10 октября 1995 года военный прокурор Приволжского военного округа признал невиновность солдата из Атнинского района.

Находились на принудительном лечении в Казанской тюремной больнице «шпионы» и из других регионов СССР. Ленинградца Сергея Ивановича Шаплыгина, 1918 года рождения, красноармейца 4 полка связи, по данным Особого Совещания НКВД СССР, фашисты якобы завербовали задолго до начала войны. Холостой техник-строитель занимался «систематической антисоветской агитацией». Вот почему арестовали его уже 13 августа 1940 года. Во время следствия «разоблаченный шпион» сознался, что  «завербован немецкой разведкой и дискредитировал положение советских трудящихся».

Шаплыгина признали вменяемым, но отправили лечиться в психбольницу. Фото: Музей-мемориал ВОВ

8 марта 1941 года его приговорили по ст. 58-1б, 58-10 ч.1 к принудительному лечению в психбольнице. И хотя врачи Бутырской тюрьмы признали рекомендовали лечение в гражданской больнице, в 1941 году Шаплыгин стал пациентом Казанской тюремной «психушки». Там он 1 апреля 1943 г. «покончил жизнь самоубийством через повешение». То, что ленинградец не был шпионом, в мае 2003 года официально признала Военная прокуратура Ленинградской области.

Место смерти - Свияжск

Многие из красноармейцев, не попавших на фронт, нашли свою могилу на берегу реки Свияги.

В Свияжске была организована исправительно-трудовая колония №5.
В Свияжске была организована исправительно-трудовая колония №5. Фото: АиФ/ Дарья Ходик

Уроженец деревни Кзыл-Яр (Большой Куллар) Арского района Муртаза Ахметзянович Ахметзянов, 1903 года рождения, был комсомольцем, растил дочь. На фронт попасть не успел. 11 августа 1941 года, будучи красноармейцем 17 запасного стрелкового полка 20 запасной стрелковой бригады арестован и осужден по «за высказывание провокационных пораженческих настроений». Военный трибунал Казанского гарнизона 13 сентября 1941 года приговорил его к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. В одном из них, ИТК-5 на острове Свияжск  красноармеец Ахметзянов умер спустя восемь месяцев от истощения. Он был реабилитирован лишь в 1997 году.

Там же в Свияжской исправительно-трудовой колонии № 5, не дождавшись окончания войны, умер от голода в феврале 1945 года и красноармеец воинской части 1678 Семен Иванович Ерофеев.

Он родился в 1894 году в селе Слобода Черемуховая Новошешминского района. Уже до войны был отцом шестерых детей, плотником колхоза «Моссовет». За то, что его хозяйство было немного богаче, чем у остальных колхозников, его объявили кулаком. Первый раз его арестовали 3 июля 1929 года «как участника кулацкой группировки, срывающего мероприятия Советской власти». Судебная Коллегия ОГПУ приговорила Семена Ерофеева к 3 годам концлагерей. Отсидев свое, «зажиточный крестьянин» в годы войны стал красноармейцем. Но и в армии его достала «ежовая рукавица» НКВД. 22 января 1943 года его повторно арестовали «за антисоветскую пораженческую агитацию». Верховный Суд ТАССР 7 июня 1943 года приговорил его к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Оправдала Семена Ерофеева судебная коллегия Верховного Суда РСФСР 31 августа 1961 года

Полные данные о 137 военнослужащих из других регионов Советского Союза, умерших в заключении в годы войны в Казани и на острове Свияжск, можно узнать в Музее-мемориале Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в Казанском кремле или в мемориале «Книга Памяти» в Парке Победы в Казани.



Материал подготовлен: АиФ - Казань
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Дмитрий Селюков[facebook]
    |
    09:17
    17.08.2018
    0
    +
    -
    Есть более полный список лиц, содержавшихся в ИТК-5 на острове Свияжский и умерших там. Их более ТРЁХ ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕК. Среди этих умерших я нашёл своего родного дядю Селюкова Владимира Терентьевича, 1915 года рождения. Умер там 02 июня 1943 года. Нашел я его в сентябре 2015 года это список. Мой отец Георгий Терентьевич и его родной брат Павел Терентьевич (двое из пяти ныне живущих его братьев) всё это время не знали о судьбе Владимира Терентьевича до того дня когда мне удалось выяснить его дату смерти. Как выяснилось позже захоронен он там же. за внешней стороной западной части монастыря на острове. Если кто интересуется этой темой мои контакты в Украине. Город Бахмут (бывший Артёмовск) Донецкой области. Телефоны +380673956329 Киевстар и +380661409817 МТС. Адрес электронной почты yurist.bahmut@ukr.net Этот список можно найти на моей страничке Вконтекте Дмитрия Селюкова (фотография с женой) в разделе "мои документы".
Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество