aif.ru counter
461

Не прижился. Почему сирот всё чаще возвращают в приюты?

В Татарстане уменьшается количество сирот, но при этом многие из них повторно становятся «отказниками». Почему приёмные родители или опекуны всё чаще возвращают детей в приюты - материале «АиФ-Казань».

Интерес к усыновлению в Татарстане с каждым годом падает
Интерес к усыновлению в Татарстане с каждым годом падает © / Валерий Христофоров / АиФ

Усыновить или опекать?

В 2018 году в Татарстане впервые уменьшилось число детей, ставших сиротами из-за того, что их родителей (родных или усыновивших ребёнка) лишили прав. То есть вторичное сиротство - проблема приёмных семей. Именно в такой семье из с. Горка Алексеевского района, случилась в прошлом году трагедия. Фермер и его жена, у которых уже было трое своих детей, взяли ещё троих ребят. В августе опекуна обвинили в смерти 9-летней воспитанницы. По версии следствия, опекун нанёс ей множественные удары ногами по разным частям тела. К врачам семья не обращалась. Опекун до сих пор под стражей. Но уже вынесен приговор экс-начальнику отдела опеки района. Чиновница пропустила мимо ушей сигнал из школы, что приёмная девочка ходит с синяками и ранами. Не составляла она и акты проверки условий жизни детей. Женщину признали виновной в халатности (ч. 2 ст. 293 УК РФ) и приговорили к 1 году и 6 месяцам лишения свободы условно. 

Интерес к усыновлению в Татарстане с каждым годом падает. По словам Гузель Удачиной, в 2018 году усыновили только 87 детей. Хотя помимо федеральной выплаты (сегодня порядка 138 тыс. руб.) в РТ есть дополнительная единовременная выплата при усыновлении детей с инвалидностью - 200 тыс. руб. В 2018 году эти суммы получили усыновители только семи детей. Почему?

«Кроме пособия на содержание ребёнка приёмные родители получают ещё вознаграждение за свой труд – в целом около 10 тыс. руб. в месяц, - пояснила детский омбудсмен. - А усыновителям дают только единоразовую выплату – порядка 17-18 тыс. руб. К тому же их дети утрачивают статус сирот, приравниваются по правам к кровным и уже не смогут получить после 18 лет квартиру».

«Понимаю, что отказываюсь от денег, от бесплатных метров, - говорит мама двух девочек, жительница Казани Вера Выборнова (фамилия изменена). - Но мне важнее быть настоящей мамой, чтобы дочери чувствовали себя родными. Мне тоже квартир никто не дарил. Это нормально, когда человек сам зарабатывает себе на жизнь».

Несколько лет назад Вера взяла из приюта 2-летнюю Жанну, удочерила её. Полгода назад стала опекуном 9-месячной Зои. Скоро суд даст разрешение на удочерение. Его с нетерпением ждёт и 11-летняя Жанна. Она горда, что для того, чтобы мама стала опекуном Зои, спросили и её согласие.

По «уютному» принципу

Преподаватель одного из казанских вузов Татьяна Иванова (фамилия изменена) взяла мальчика из дома малютки в 55 лет, когда свои дети выросли. Исправила ему косоглазие, занималась физкультурой. Но найти контакт со сложным мальчиком не смогла. Он убегал из дома, не научился вести себя в детсаду. Поняв, что не рассчитала свои силы, женщина по рекомендации отдела опеки вернула ребёнка в детдом.

«Возвращают в основном уже подростков, - отмечает Гузель Удачина. – Среди них много тех, кого воспитывали бабушки, ведь при опекунстве в приоритете родственники. Когда ребёнок вступает в подростковый возраст, без должной помощи со стороны органов опеки бабушке сложно».

Кто же слабое звено: родители или невнимательные чиновники? «Я против того, когда в приёмные семьи отдают много детей, - говорит депутат Госсовета РТ Татьяна Воропаева. – Ведь важно не то, сколько взять, а как воспитать. В семьях, которые берут 9 - 11 ребят, хватает ли времени для формирования личности?»

«Если обычные родители и дети приобретают привычки вместе по мере роста ребёнка, то приёмные «приходят» с набором привычек, манер, многие из которых надо исправлять месяцами, - говорит Вера Выборнова. – У Жанны, например, напрочь отсутствовал инстинкт следования. Она долго была как бы сама по себе, исчезала молниеносно. Приходилось постоянно догонять, учить. Была и задержка речевого развития. Если бы кто-то вовремя сказал, что над этим надо работать».

Татьяна Воропаева считает удачной формой семейные детские дома – нечто среднее между приёмной семьёй и детдомом.

С 2012 года их создают по всей республике. В таких домах детей воспитывает семейная пара, имеющая педагогическое образование, за зарплату.

«Во всём мире уже нет детдомов, - возражает глава общественной организации «Многодетные семьи РТ» Артём Кузнецов. - С финансовой точки зрения для государства намного выгоднее отдать ребёнка в семью, чем содержать его в детдоме. Надо лучше готовить родителей». Так, опекуны – близкие родственники сейчас не обязаны обучаться в школе приёмных родителей. Но это, как и социально-психологическое обследование, им необходимо. Министр просвещения РФ Ольга Васильева уже предложила изменения в федеральное законодательство по повышению требований к кандидату в приёмные родители. А в Госдуму в марте внесли законопроект о создании реестра недобросовестных родителей.

Кстати
Число детей-сирот в РТ (11136 человек) - самый низкий показатель за последние 10 лет. 94% из них проживают в замещающих семьях. 5% в сиротских учреждениях. В республике 13 тыс. детей проживают в 7582 неблагополучных семьях – это самый низкий показатель за последние три года.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество