aif.ru counter
1515

Король детектива. Ветеран МВД о самых громких преступлениях Татарстана

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ-Татарстан 15/11/2016
Александр Аввакумов вернул похищенную икону в Петропавловский собор.
Александр Аввакумов вернул похищенную икону в Петропавловский собор. © / Из личного архива

Почему вор не всегда сидит в тюрьме, как не сломать судьбу невинному человеку и как удалось раскрыть самые запутанные преступления, накануне Дня борьбы с оргпреступностью, отмечаемого 14 ноября, «АиФ-Казань»  рассказал ветеран угрозыска МВД по РТ и автор детективов о криминальной Казани Александр Аввакумов.

Её Величество Рутина

Ольга Любимова, «АиФ-Казань»: Александр Леонидович, по образованию вы химик. Как стали сотрудником уголовного розыска?

Александр Аввакумов: После вуза я работал на Казанском вертолетном заводе. Однажды меня вызвали в Кировский райком партии и предложили новую работу - дали партийную путёвку в органы МВД. Хотя в детстве я буквально грезил работой в милиции, решение принял не сразу. Но мне дали понять: у члена партии, отказавшегося выполнять поручение райкома, незавидное будущее…

Александр Аввакумов
Александр Аввакумов Фото: Из личного архива

Моя служба началась в милицейской разведке. В простонародье её называют службой наружного наблюдения. Там всё было секретно – нельзя было называть место работы. Это сразу сузило круг моего общения. Приходилось лгать друзьям, соседям, что я работаю в закрытом НИИ. Всё время хотел перейти из этой секретной службы в гласную. Это получилось с четвёртой попытки.

Пришёл в подразделение, занимавшееся розыском без вести пропавших и скрывшихся от следствия преступников – эта проблема и сегодня актуальна. В России ежегодно бесследно исчезают около 20 тыс. человек. Определенная часть подобных исчезновений связана с замаскированными убийствами.

Мне в свое время удалось раскрыть несколько убийств, связанных с исчезновением людей. Одна из проблем розыска без вести пропавших граждан связана с недостаточной информацией об особых приметах пропавших. Иногда родственники, родители не могут сообщить о родинках, татуировках, перенесенных операциях, шрамах на теле. Я в свое время предложил проводить идентификацию лиц пропавших граждан и трупов неустановленных граждан по зубному аппарату. Но что я мог сделать, простой оперативник в этой громадной системе МВД? Мое предложение вызвало лишь улыбку у моих коллег по службе.

- Чем отличается милиция тех лет от современной полиции?

- В милицию приходили фанатично преданные этому делу люди. Сейчас многие приходят в систему из-за денег. Мы не полагались на технику (тогда ее просто не было), главной была оперативная работа - опросить больше людей, получить как можно больше информации. Именно так мы раскрыли кражу одного из списков иконы Казанской Божьей Матери и раритетного подлинника XVI века - иконы Смоленской Божьей Матери (Седмиозерской) из Петропавловского собора в 1993 году. Оказалось, что охранника, расположенного рядом техникума, в ночь налета подменял племянник. Все охранники были опрошены, кроме этого паренька. Именно он и заметил на улице перед собором машину с побитым зашпаклёванным крылом. Эта зацепка вывела нас на преступников.

- Подозреваемого можно взять под стражу на двое-трое суток до установления ясности. Это много или мало?

- Вполне достаточно, чтобы определить, виновен человек или нет. Разговор с подозреваемым - тонкая психологическая работа. Во время разговора смотришь, как человек реагирует, когда он начинает волноваться, начинаешь развивать тему.

Все годы работы моей главной задачей было не посадить невинного. Случалось, те, кого мы подозревали в убийстве, вдруг неожиданно «заряжались» на квартирные кражи. Это было связано с тем, что преступник таким образом пытался уйти от более тяжкого преступления. Называл адреса, даты, но при выходе на «место» не мог даже показать дом, где совершил кражи.

Александр Аввакумов
Оперативное совещание в МВД по РТ: второй слева - А. Аввакумов, рядом с ним Рафил Нугуманов, в 1993 - 2009 годы заместитель министра внутренних дел по РТ - начальник милиции общественной безопасности. Фото: Из личного архива

- Одно из самых громких ваших дел - раскрытие убийства депутата Верховного совета РТ под Елабугой в 1993 году.

- Между этим депутатом и лидером бандитской группировки шла затяжная война. После убийства депутата лидер ОПГ был задержан и помещен в изолятор МВД. Он долго держался, молчал, уверял в своей честности и порядочности. Мной была разработана, а затем и проведена оперативная комбинация. Я создал у него иллюзию, что все люди из ближайшего окружения уже задержаны и дают показания. Это его сломало. Явку с повинной он писал долго. Я просидел с ним в кабинете около 26 часов. Он рассказал мне всю свою жизнь и признался в организации убийства. Мне удалось склонить его и к сдаче огнестрельного оружия, которое хранилось у участников ОПГ. Результат - несколько десятков пистолетов, гранат, автоматов, гранатомётов и даже двух БТР с пулемётами, с боекомплектами. Вот таким арсеналом располагала эта ОПГ не небольшом провинциальном городе! Затем были ликвидированы бандгруппы в Альметьевске и других городах республики.

Нет кражи – нет проблемы

- В финале вашей книги «Казанский треугольник» похищенные с фабрики меха списали на убытки предприятия. А как же принцип «вор должен сидеть в тюрьме»?

- Когда мы вышли на эту преступную группу, за ними было уже более десяти краж с предприятия. Ворованного мутона оказалось столько, что у меня весь кабинет был завален шкурками. Однако заявлений от предприятия о кражах не поступало! А раз нет краж – нет и преступления.

Технолог фабрики подтвердила, что это их шкуры. Но заявление писать отказалась. Ведь оно вызвало бы проверку предприятия, которая им не нужна. А так проблема решалась просто: стоит намочить шкурку, растянуть и вот они, лишние дециметры, которые покрывали похищенные меха.

Помню, в Камских Полянах после запрета стройки АЭС шли повальные хищения имущества, некогда принадлежавшего государству. Охраны на стройке уже не было. Люди тащили все: рамы, двери и т. д. Однажды сотрудники милиция задержали два «КАМАЗа» с листовой нержавеющей сталью, которая была предназначена для облицовки атомного реактора АЭС. Эти «КАМАЗы» простояли двое или трое суток возле отделения милиции. Все ждали, что кто-нибудь напишет заявление о краже, ведь легированная сталь стоила громадных денег! Но государству это было не надо. В итоге милиция была вынуждена отпустить эти машины. Государство далеко не всегда пишет заявления о краже своего имущества.

Искушение золотом

- У вас в одной из книг есть фраза «Деньги пилят сталь». Бывает сталь, которую нельзя распилить, неподкупные люди? Мария Степанова, сохранившая в блокаду золото «Эрмитажа», например?

Александр Аввакумов
Александр Аввакумов Фото: Из личного архива

- Я знаю этот случай и восхищен этой женщиной. Но неизвестно, чего она больше боялась: голода или расстрела. Тогда были жёсткие времена: попробуй посягни на госимущество – расстреляют. Думаю, угроза смертной казни способна удержать человека от преступления.

Сейчас много случаев, когда люди воруют, их ловят, судят, но они не возвращают похищенное и государство не может взыскать с них практически ничего. Как правило, у таких людей формально ничего нет, все имущество оформлено на подставных лиц. Я считаю, что государство обязано законодательно прописать процесс конфискации имущества, не только у преступника, но и у его родственников. Тогда будет довольно сложно откупиться.

В своем рассказе «Искушение» я описал раскрытие кражи ювелирных изделий в Тетюшах. Вор отдал часть золота следователю, который вёл допрос. Тот разрешил ему бежать, но герой рассказа смог опять его задержать. Они ехали в Казань 16 часов, и вор всю дорогу уговаривал отпустить его. Предлагал ему взять часть золотых изделий, ведь кроме вора и оперативника никто больше не знал, сколько ценностей находилось в портфеле. Искушение золотом проиграло бой с совестью героя.

Мне тоже во время службы неоднократно предлагали и деньги и машины. Будучи заместителем руководителя оперативно-следственной бригады МВД СССР, я 9 месяцев провёл в командировке в Казахстане. Бригада возвращала похищенные «КАМАЗы». За то, чтобы я оставил в покое преступников, мне предлагали такие деньги, что хватило бы и внукам. Но я никогда не брал взятки и остался честным «ментом». Может быть, на это повлияло воспитание, а может и страх перед наказанием. Мама, у которой было всего два класса образования, всегда говорила: «Не твоё – не бери».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 7 читаемых

Самое интересное в регионах