aif.ru counter
120

Массажист, тьютор, столяр. Какие профессии востребованы среди инвалидов?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. АиФ-Татарстан №22 29/05/2019

Конец учебного года – горячая пора для родителей. Надо выбрать школу, где будет учиться чадо, решить, какое образование сможет получить ребёнок в будущем. Особенно остра эта проблема для семей, в которых растут дети с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Таких ребят в республике с каждым годом становится всё больше. А значит, их судьбы важны для всех нас.

Ландыши для мамы

Сын представителя регионального отделения Всероссийской организации детей-инвалидов (ВОРДИ) по РТ Тамары Ченской стал инвалидом в результате родовой травмы. В этом году он оканчивает 9-й класс.

«Боюсь, придётся сидеть дома, ‒ говорит мать. – Инвалиды по зрению в основном учатся на массажистов, но моему ребёнку эта профессия не подходит по медицинским показаниям. Он очень добрый, ответственный, всегда старается опекать младших. Наверное, мог бы стать тьютором (помощником учителя) или ассистентом в реацентре».

Однако в школе, по словам Тамары, никакой профориентации не было. Сына даже не научили самого себя обслуживать. Пользоваться общественным транспортом, вести себя в магазине подросток умеет благодаря маме. Первой его покупкой стали ландыши для неё. Каждый день мальчик самостоятельно выходит в город, чтобы освоить какие-то действия. Так мать готовит его к моменту, когда её не станет и парню придётся жить одному.

«Школу для детей с ОВЗ сын окончил благодаря моей настойчивости, ‒ вспоминает Ченская. – Его хотели отправить в интернат – при живой матери! Я доказывала, что мой сын обучаемый и переводить его никуда не надо». 

В вузах и колледжах РТ сейчас учатся 60 инвалидов по зрению, сообщили «АиФ-Казань» в Татарстанском отделении Всероссийского общества слепых. Среди инвалидов I группы – студенты КФУ, Консерватории, КНИТУ-КАИ, КНИТУ-КХТИ, КГМУ. Глава организации Владимир Федорин (он незрячий) – учитель математики с 20-летним стажем.

Узнать, какие специальности могут получить ребята с ОВЗ, можно в Казанском торгово-экономическом техникуме. Там открыт Центр профориентационной работы для ребят с ОВЗ (по разным видам ограничений). В Казанском строительном колледже открыт ресурсный центр, в котором подростки с нарушениями слуха и интеллекта могут получить профессии столяра, штукатура-маляра, лепщика архитектурных деталей. В Казанском авиационно-техническом колледже им. П. Дементьева учатся  подростки с нарушениями слуха из разных регионов РФ. Они осваивают специальности «технология машиностроения», «информационные системы» с помощью тьютора и сурдопереводчика. Будут работать токарями, операторами станков с ЧПУ.

«Ребята из этой группы участвуют во всех наших делах, праздниках, ‒ говорит замдиректора колледжа Елена Русских. ‒ Конфликтов с обыч­ными студентами нет. Все понимают: они такие же учащиеся, тоже пришли получить образование. Думаю, и в детском саду нет негатива к детям с ОВЗ со стороны других малышей. Для них все ребята одинаковы. Возможно, проблемы возникают, когда о разнице между детьми начинают говорить родители в негативном тоне». 

Просто другие

Не чувствовать себя оторванными от мира особенным детям помогает инклюзивное образование. Его суть в совместном обучении и воспитании детей с ОВЗ и обычных детей. В Татарстане эту методику в разной степени используют 500 школ и детских садов. Так, в Казани с 2017 года работают ресурсные классы для детей с аутистическими заболеваниями в школах № 1, 65, 97, 156, 168. Раньше такие ребята учились в коррекционных школах или были на домашнем обучении. А сейчас в пяти обычных школах учатся  более 30 детей с аутизмом. По словам председателя Казанской общественной организации  «Просто другие» Анны Устиновской, у всех детей огромный прогресс, в том числе по коррекции поведения. Однако вначале в школе № 1 разгорелся конфликт. Несколько родителей требовали закрыть ресурсный класс. Они считали, что безопасности на уроках и учёбе мешает агрессивное поведение мальчика с особенностями здоровья. Сейчас такой  проблемы нет. Дети дружат между собой.

«У нас нет задачи сделать так, чтобы хорошо было только нашим детям, ‒ говорит А. Устиновская. ‒ Надо создать общую здоровую среду, в которой комфортно всем. Поэтому мы сами устраиваем собрания для родителей в школах, где открываются ресурсные классы. Рассказываем про наш диагноз, как  вести себя с нашими детьми. На первых встречах бывало 2-3 человека, которые говорили: «Я не хочу», но потом отношение кардинально менялось. Все проблемы идут от незнания». 

Сейчас в Казани дефицит мест в ресурсных классах. В этом году отправить туда детей собирались 58 казанских семей, а мест ‒ в несколько раз меньше. Школа № 1 вообще не планирует набирать первоклассников – ни обычных, ни с ОВЗ. «Ресурсный класс в школе № 1 не закроют, ‒ обещает зам­министра образования РТ Алсу Асадуллина. ‒ Есть предложение перенести его в школу№ 51. То есть вся структура останется в Вахитовском районе».

 Аллегрова помогла

Чтобы инклюзивное образование заработало в полную силу, родители предлагают  построить маршрут движения особенного ребёнка: от детсада до профориентации. Если такие дети будут чаще поступать в обычные детсады, родители будущих первоклассников будут больше о них знать. «Начинать надо с роддома, ‒ считает  представитель общественной организации «Солнечный мир» Инна Шайхутдинова. ‒ В Сверд­ловской области свели к нулю число отказов от новорожденных с синдромом Дауна ‒ благодаря правильному протоколу объявления диагноза. За рубежом среди людей с этим диагнозом ‒ артисты, бизнесмены,  доктора медицинских наук. А в наших школах способности особенных детей замечают далеко не всегда».

«Два года назад мой ребёнок, говоривший лишь отдельные слова,  вдруг запел и начал играть на фортепиано, ‒ говорит представитель реготделения ВОРДИ по РТ Ирина Биктагирова. – Это вышло случайно – после концерта Ирины Аллегровой. Он не читает ноты с листа, но знает, где они расположены. Запоминает музыку на слух. Сейчас у него в репертуаре уже более 20 романсов. Выходит, ограниченные возможности наших детей в чём-то  безграничны».

Заместитель министра здравоохранення Республики Татарстан Альмир Абашев: - В Татарстане пренатальная диагностика сейчас проводится в 85% случаев беременности. Но мы стремимся к 100-процентному охвату.

За три последних года в республике патологии развития плода были выявлены у двух тысяч женщин. Женщина, получающая такую информацию, попадает в очень сложное положение, зачастую остаётся одна со своей проблемой. Как правило, она может рассчитывать только на помощь своих родных и близких людей. Мы считаем, что в такой ситуации у женщины обязательно должна быть возможность обратиться за консультацией в общественные организации, объединяющие родителей. 

Уполномоченный по правам ребёнка в РТ Гузель Удачина: ‒ В Татарстане 18 394 ребёнка с ОВЗ (2,3% от всех детей). 6,5 тысячи из них дошкольного возраста (90% обеспечены дошкольным образованием), остальные – школьники (96% учатся). Одно из препятствий в обеспечении права детей с ОВЗ на образование ‒ то, что не создана единая система их учёта. Нет достоверной информации о количестве дошкольников и школьников с ОВЗ как в целом, так и по видам ограничений.

Учащихся специальных (коррекционных) общеобразовательных школ из года в год больше. Если в 2013 г. их было 5929, то в 2018-м ‒ 7 766. 

По-прежнему сложно получить образование в обычной школе детям с умственной отсталостью и с нарушением слуха.  

Дмитрий Бикчентаев, бард, руководитель музыкальной студии для незрячих детей «НеЗаМи»:  ‒ Наша музыкальная группа часто выступает в концертах бесплатно. При этом другие коллективы гонорары получают, а нам говорят: «Радуйтесь, что мы вас вообще пригласили». Встретив в парке семью с ребёнком-инвалидом, многие родители вместо того, чтобы хотя бы улыбнуться, отворачиваются. У нас нет культуры сосуществования в одном обществе с инвалидами.

Потребителей, считающих, что им все вокруг должны, из многих инвалидов воспитало само государство. Хотя оно даёт субсидии на возмещение части затрат на оплату труда человека с ОВЗ, ему устроиться на работу в сто раз сложнее, чем обычному человеку. Работодатели боятся проблем. Думаю, в этом вопросе нам надо взять на вооружение опыт европейских стран, где люди с ОВЗ работают на ответственных должностях. Среди них есть  врачи, учёные, артисты.

Считаю, что у нас лишь на словах декларируется, что инвалид должен адаптироваться в обществе, уметь обеспечивать себя сам. Вспоминают о таких людях один-два раза в год: в Декаду инвалидов и в День защиты детей. 

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 7 читаемых

Самое интересное в регионах