320

Бежать или бороться? Почему в Татарстане школьника травили сверстники

Психологи видят из ситуации буллинга два выхода: бороться или бежать в другую школу.
Психологи видят из ситуации буллинга два выхода: бороться или бежать в другую школу. / Анна Прибылова / Коллаж АиФ

Мама шестиклассника-инвалида нашла в себе силы заявить о многолетней травле своего сына в школе. 

Обзывали, били, пинали

12-летний Никита (имена изменены. – Ред.) – инвалид с детства, у него, как говорят медики, «недоразвитие» правой руки и правой ноги. Внешне мальчик такой же, как другие ребята, разве что двигается медленнее. Интеллект у Никиты не нарушен, он учился в обычной поселковой школе Зеленодольского района.

Сама Ольга, его мама, выросла в интернате, но там жестокости не видела. В интернате слабых не обижали, горой за них стояли. Над её же сыном, говорит, двое ребят издевались с первого класса, им подражали другие дети. Никиту обзывали, били, плевали в лицо. В четвёртом классе привязали Никиту к турнику в 30-градусный мороз, сняли с него шапку. 

«Ребёнок приходил и плакал, – возмущается  мать. – Я просила принять меры: «Ребёнок учиться не хочет идти!» В школе проводили беседу. Её хватало на неделю, а потом всё начиналось по новой. Я опять бежала в школу. Сейчас там говорят, как будто ни одного моего заявления нет – все пропали. На словах нам советовали найти подход к другим детям. Сто раз я пыталась ребят подружить, но всё без толку. Мой сын тоже не ангел, но неужели он должен молча терпеть плевки, издевательства, пинки? Драться он не может. Только скажет что-то в ответ и убежит».

Этой осенью Ольгу напугали рисунки сына, на которых он изобразил, как пытается себя защитить. А последней каплей стали слова Никиты «Не хочу жить». Услышав их, мать выступила по ТВ.

Беседы для галочки?

Первым на скандал отреагировало управление образования Зеленодольского района. Служебное расследование факты издевательств над ребёнком не подтвердило. Мол, был лишь один случай, когда «шуточная игра» переросла в ситуацию, закончившуюся плевками учеников друг в друга, но его быстро урегулировали. Классный руководитель сообщила о ЧП родителям участников конфликта, вечером обзвонила все семьи. Те ответили, что провели беседу, инцидент исчерпан.

После вмешательства прокуратуры подростка срочно перевели в другой класс. С начала новой четверти – в новую школу. По ЧП у турника завели уголовное дело. 

Тем не менее в районе сообщили, что «оставляют за собой право подать в суд на заявительницу за клевету». Мать на подозрения в клевете отреагировала бурно: «Разве я клевещу? У меня есть свидетели. На моей стороне полпосёлка!»

Исполняющая обязанности директора школы Татьяна Хуснутдинова случаи издевательства над ребёнком-инвалидом в школе не признаёт. 

«На самом деле это выглядело как детская шалость, игра, – считает Татьяна Хуснутдинова. – У мальчика тоже непростой характер. К примеру, он не совсем хорошо бегает – когда его догоняют дети, он воспринимает это как издёвку. Мы держали руку на пульсе. Классный руководитель зафиксировала все беседы с родителями – в любой момент открой документы – всё на месте, всё под контролем».

Председатель реготделения Всероссийской организации родителей детей-инвалидов Жанна Халтурина призывает называть издевательства над детьми в школе своими именами. Это не шалости, а травля (буллинг).

«Ребёнок, которого унижают, не отвечает за отношения в коллективе, – убеждена Жанна Халтурина. – Всё зависит от взрослых. Зачинщики травли – скорее всего, ребята, которых унижают дома. «Зрители» молчат, потому что сами боятся стать жертвой. На самом деле страдают все, потому что находятся в нездоровой атмосфере. Думаю, в школах пора ввести уроки милосердия – хотя бы в начальных классах. Это так же важно, как уроки патриотизма».

Найти нужное русло

Доктор психологических наук КФУ, председатель реготделения Российского психологического общества РТ Лилия Фахрутдинова изучает психологический климат в школах РТ более 20 лет. И признает: в большинстве школ он неблагоприятный. В школах буллинг часто скрывают, и дети получают глубочайшие психологические травмы. Школьники могут издеваться над теми одноклассниками, который в чем-то отличается о них, и не обязательно в негативном плане. Это может быть, например, отличник, или другой подростка, выделяющегося на фоне других детей. Буллинг чаще наблюдается именно в 5 – 6 классах. Начинается гормональная перестройка в организме, может возникнуть чувство одиночества и одновременно стремление, чтобы тебя признали, уважали.

Чуткие родители, у которых есть контакт с детьми, симптомы буллинга заметят сразу. Ребёнок не хочет ходить в школу. Может не брать деньги, боясь, что их у него отнимут. Подавленное настроение, замкнутость, часто может плакать, на теле могут быть ссадины и синяки, одежда порвана, смята, повреждены школьные принадлежности. В этом возрасте характерна эмансипация от родителей, и подростковая культура не одобряет жалобы родителям на трудности общения со сверстниками. Поэтому, ребенок может избегать разговоров о школе.

Психологи видят из ситуации буллинга два выхода: бороться или бежать в другую школу. «На переводе в другой класс я бы не остановилась, – рассуждает психолог Светлана Берцец. – Если в коллективе травля считается нормой, для этого найдут другого ребёнка. Одноразовые беседы с узким кругом лиц не помогут. Важно до всех учителей и родителей донести, что в классе такая ситуация, и наладить системную работу.

Классу нужны общие совместные дела: подготовка праздников, уборка, поездки, помощь пожилым. Это направит лидерские качества агрессивных детей в нужное русло».

«Что бы ни происходило в классе, учителю необходимо организовывать групповые дискуссии и беседы в классе, воспитывать детей в духе гуманизма, справедливости и сплоченности, – отмечает Лилия Фахрутдинова. - Должны быть групповые традиции».

Такие традиции, есть, например, в лицее им. Лобачевского КФУ. Там возродили вожатское движение, проводят уроки добра, концерты в домах престарелых. 

Языком цифр

По данным доклада уполномоченного по правам ребёнка в РТ за 2019 г., каждое пятое обращение по теме защиты права детей на образование – обращение родителей по конфликтным ситуациям в школах. По сравнению с 2018 г. их стало больше на 7 % (всего 132). Нарушения, связанные с ненадлежащей организацией образовательного процесса, применением непедагогических методов воспитания, нахождением несовершеннолетнего в психотравмирующей ситуации конфликта, наносящей вред его здоровью, выявлены в 29 детских садах и школах. К сожалению, педагоги-психологи работают только в 497 школах РТ (36 %) из 1402.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах