aif.ru counter
96

Новый Гражданский кодекс, что нас ожидает?

У руководителей субъектов права – компаний и специалистов зачастую возникает много вопросов, касающихся тех или иных аспектов грядущих преобразований. Обсудить предлагаемые поправки в ГК мы пригласили управляющего партнера юридическо-финансовой компании «Кредо» Виталия Уткина и руководителя проектов по корпоративному управлению и праву компании «Кредо», к.э.н. Марата Шарафутдинова.

Что меняется и каков характер изменений в новом Кодексе?

 

Виталий Уткин

 

В.В.Уткин: Содержание и объем изменений и дополнений в Кодекс позволяют говорить о существенной модернизации ГК, прежде всего, его первой части содержащей наиболее общие и принципиальные положения гражданского права.

Поправки касаются как общих положений ГК, так и законодательства о юридических лицах, о вещных правах, об обязательствах, о ценных бумагах и финансовых рынках, о международном частном праве, об интеллектуальных правах.

На что направлены изменения и дополнения, какие его части модернизировались в большей степени?

В.В.Уткин: Кардинально изменились разделы, посвященные регулированию деятельности юридических лиц и нацеленные на повышение инвестиционной привлекательности российского рынка для потенциальных и состоявшихся инвесторов, вовлечение новых непубличных компаний в инвестиционные процессы.

Дополнения направлены на унификацию правового статуса юридических лиц и повышение роли ГК в регулировании этих отношений, предотвращение имеющихся в этой сфере злоупотреблений и правонарушений на всех этапах «жизни» юрлица, от создания до ликвидации, а также усиление имущественной ответственности их органов управления и другие.

Есть ли еще какие-либо новшества, которые Вы хотели бы отметить?

В.В.Уткин: Ряд поправок направлены на совершенствование института защиты права владения, в чем находит свое отражение практика страховки от мошеннических схем при распоряжении недвижимым имуществом.

Ограничивается применение к договорам правил о недействительности сделок. В частности, для сторон, осуществляющих предпринимательскую деятельность, предполагается установить, что сторона, принявшая от контрагента исполнение по договору, и при этом полностью или частично не исполнившая своего обязательства, не вправе требовать признания договора недействительным (за исключением некоторых случаев).

Существенно ограничивающие возможности сторон по оспариванию заключенного договора, принятие стороной договора полного или частичного исполнения по нему, либо иное подтверждение действия договора, влечет невозможность требовать признания такого договора незаключенным. Это нововведение следует из сложившейся судебной практики применения гражданского законодательства.

Проектом ГК РФ предусмотрено разграничение терминов «отказ от договора» и «расторжение договора».

Не остались без изменений и положения об обязательствах и сделках. Поправками расширены случаи обязательного нотариального удостоверения сделок, в частности, сделка, влекущая возникновение, изменение, прекращение прав, подлежащих государственной регистрации, подлежит нотариальному удостоверению, если иное специально не установлено законом. Подобное расширение практик нотариального удостоверения сделок ставит перед российским нотариатом задачу быть готовым к этому нововведению. Именно поэтому в переходных положениях записано, что Гражданский кодекс в этой части вступит в силу только с момента введения в действие нового закона о нотариате. Новый закон о нотариате уже готов, он идет в пакете с Гражданским кодексом, но он еще не внесен в Государственную Думу.



Унификация правового статуса юридических лиц: в чем она заключается?

В.В.Уткин: Впервые в институциональной практике юридические лица разделены на корпоративные и унитарные организации. В корпоративных обществах, вместо закрытого и открытого, вводится статус публичных и непубличных обществ, сохранены хозяйственные общества и товарищества. Уточнен перечень унитарных организаций.

А что относится к публичным обществам? Бывшие ЗАО могут быть публичными?

- Публичное акционерное общество обязано представить для включения в Единый госреестр юрлиц сведения о фирменном наименовании общества, содержащем указание на его пуб¬личный статус. Также этот статус должен быть отражен в уставе, утвержденном решением собрания акционеров.

В новой версии ГК предлагается закрепить три самостоятельных критерия «корпоративной публичности»:

-в истории акционерного общества имела место хотя бы одна открытая подписка;

-акции обращаются на фондовой бирже (также хотя бы одной);

-компания, не будучи относимой к публичной по двум первым признакам, сама себя вправе объявить пуб¬личной (так называемый «корпо¬ративный маркер»). Многие непублич¬ные, страдающие от малоизвестности и отсутствия притока «свежих денег» не¬кредитной природы, мечтают дорасти до публичности.

Что дает модернизация ГК в практической плоскости для обществ?

 

Марат Шарафутдинов, кандидат эк. наук

 

М.М.Шарафутдинов: Во-первых,определение приоритетных направлений развития компании отнесено к компетенции собрания участников, раньше эти функции отводились Совету директоров. Действовавшая ранее статья ГК, где были прописаны вопросы исключительной компетенции собрания акционеров, утрачивает силу. Новый Кодекс несет императивную норму и придется перестраиваться под его требования. Сложнее становится формировать и принимать решения обществам, в которых много акционеров;

Во-вторых,состоялось отделение института Совета директоров от наблюдательного совета. По крайней мере, указанная выше норма «наблюдательный или иной совет» рассматривается строго как постоянно действующий коллегиальный орган контрольно-ревизионной природы («контролирующий деятельность исполнительных органов»). Понятие же «Совет директоров» проигнорировано. Статьей 97 вводится императивная норма по наблюдательному совету и его численному составу: «В публичном акционерном обще¬стве создается наблюдательный совет, число членов которого не может быть менее пяти».

В-третьих, законодатель разграничил «решения о создании корпорацией других юридических лиц» и «решения об участии корпорации в других юридических лицах». Раньше закон, распределяя компетенцию органов, не делал вообще акцент на первой рубрике, а судебная правоприменительная практика исходила из того, что «решение о создании» - фрагмент более общего понятия «решения об участии». Т.е., ясности в важных вопросах строительства холдинговых структур станет больше;

В-четвертых, закон, наконец, «открыл» компетенцию высшего органа управления (устав может предусматривать «иные вопросы»), как видно, и для АО.Начиная с 1996 года отечественные «акционерки» такой вольности себе позволить не могли: компетенция общего собрания акционеров должна была строго соответствовать тому, что написано в ст. 48 ФЗ «Об акционерных обществах»;

В-пятых, участники юридического лица вправе утвердить внутренний регламент (иные внутренние документы), не являющийся учредительным документом - некий глобальный регламент, для закрепления в нем управленческих процедур и регламентов осуществления существенных корпоративных действий и так называемых политик (кредитной, инвестиционной, дивидендной, информационной, распределительной, закупочной, экологической и т.п.), а также различных кодексов (кодекс корпоративного поведения, этический кодекс и т.д.);

В проекте ГК немало и других изменений, требующих серьезного внимания со стороны руководства предприятий. Перед консультантами - юридическими компаниями и правовыми департаментами компаний встает задача по приведению в соответствие и унификации на комплексной основе всего свода документов предприятия, начиная с Устава.

Многие участники рынка говорят о совершенствовании институтов корпоративного управления, повышении информационной открытости. Как в целом может повлиять новый ГК на процесс внедрения передовой практики в наших национальных компаниях?

М.М.Шарафутдинов: По результатам проведенного нами анализа в консорциуме с ведущими российскими экспертами, большинство крупнейших татарстанских компаний занимаются совершенствованием корпоративного управления некомплексно. Имеют умеренные риски корпоративного управления и нуждаются в значительном улучшении практики корпоративного управления. Такая практика характеризуется различным уровнем понимания компаниями своего статуса, своей роли в инвестиционном процессе.

Принятие изменений в Кодекс, на мой взгляд, это фундаментальный шаг к установлению устойчивой связи между корпоративной политикой и отношением инвесторов к долгосрочным вложениям в деятельность этих компаний, а также других участников корпоративных отношений (стейкхолдеров). Хотелось выделить три составляющие:

-предоставление возможности творческого моделирования системы управления компаниями, в том числе непубличным корпоративным структурам;

-гармонизация корпоративной нормативной базы (от устава, внутренних положений, регламентов до фирменного кодекса корпоративного поведения и свода корпоративных документов.)

-улучшение системы корпоративного учета и контроля (введение комитетов Совета директоров, института наблюдательного совета, систем внутреннего контроля и аудита и др.)

Такой комплексный подход позволит внести кардинальные изменения в систему корпоративного управления компаний(при необходимости в организационную структуру предприятия, органы управления и контроля), сформировать процедуры, соответствующие документы, отвечающие надлежащей практике корпоративного управления и, соответственно, высокому рейтингу корпоративного управления, и будут способствовать росту капитализации компаний, повышению их устойчивости.



Когда же нам ждать столь масштабные перемены?

В.В. Уткин: Новый ГК будет вводиться в жизнь постепенно в «лестничном» порядке – с 1 февраля или 1 марта 2013 года, а по отдельным статьям, по отдельным институтам, по отдельным правилам введение в действие произойдет позже - для того, чтобы подготовить все соответствующие институты к нововведениям.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах