aif.ru counter
333

Капитан «Арабеллы» Роман Лизалин: «Егоров пытался остановить судно, чтобы спустить шлюпку, но я попросил его отойти»

Фото: http://www.kazan.aif.ru

Заседание началось с опроса пострадавших, которые не пришли накануне. Мнения о поведении капитана Александра Егорова и мере его ответственности разделились.

Гульфира Нерзиева называет себя счастливым человеком. Потому что, поехав на «Булгарии» одна, никого не потеряла, а в числе спасенных оказалась, не умея плавать. По ночам женщина все еще видит, что пытается выбраться с тонущего судна.

- Я смутно помню, кто был рядом на плоту, - рассказала она в суде. - Сидела, не шевелясь. Боялась, что если окажусь в воде, утону. Виноваты капитаны, проплывших судов, или нет? Понимаете, нам нужна была моральная поддержка. Пусть бы сухогруз просто стоял. Но мы бы знали, что нас увидели. Интересно, как бы повел себя Егоров, если бы среди пострадавших были его родственники?

Фариада Шагеева не сразу попала на плот, сначала пришлось долгое время держаться за веревку от него. Народу внутри было слишком много. Позже людей перераспределили по другим плотам.

- Плот спускал воздух, заполнялся водой, приходилось постоянно ее вычерпывать. Ситуация выглядела комично. Мы на Волге, рядом с Казанью, а помощи нет. Я не могу сказать, что получила глубокую психологическую травму именно от действий Егорова. Я потеряла близких в кораблекрушении. Сама лично купила эту путевку! Но капитан должен был нас увидеть! Там было огромное пятно мазута и оранжевые плоты средь бела дня! Как инженер, я допускаю, что возможно сухогруз не мог подойти, но нам стало бы легче, подай он знак.

18-летнему Владимиру Дмитриеву, спасшемуся вместе с отцом и братом, показалось, что «Дунайский-66» начал притормаживать. Молодой человек пояснил, что люди на его плоту уже были почти готовы начать грести к берегу.

Капитаны не приказывают друг другу

Сегодня давал показания и один из главных свидетелей – капитан «Арабеллы» Роман Лизалин. Он подтвердил факт переговоров с Егоровым.

- Это даже диалогом назвать нельзя, - пояснил Лизалин. – «Арабелла, ну что помощь нужна?» «Нет, отойди чуть дальше!». Я посчитал, что мы справимся своими силами, тем более мы уже начали готовить шлюпки. Кроме того, я прикинул, что если «Дунайский-66» начнет останавливаться, может покалечить людей. Что он делал в дальнейшем, я не знаю. Я за ним не следил.

Роман Лизалин подчеркнул, что его слова Егорову не следует расценивать, как распоряжение. Капитаны не имеют права приказывать друг другу.

«Арабелла» начала спасательную операцию. Шлюпки пошли в разведку, а теплоход остался на месте. Ведь точное место крушения на тот момент известно не было, и имелся риск повреждения для самого судна-спасателя. Лишь, когда матросы выяснили, где именно лежит «Булгария» и стали сажать в шлюпки выживших, «Арабелла» двинулась им навстречу.

- В то, что утонула Булгария, я отказывался верить, - рассказал Роман Лизалин. - Для меня это был кошмар. Я спросил по громкой связи человека, который находился на воде в спасательном круге (это оказался старпом): «Кто утонул?». Он крикнул «Булгария» утонула!». У меня по телу пролетели мурашки, и я понял, что ситуация серьезная. Когда начали поднимать людей, посчитал примерное количество спасенных и тех, кто мог быть на борту. Стало страшно. Вскоре ко мне прибежала медик, сказала, что двум пострадавшим требуется срочная помощь. Я связался с проходящим рядом метеором. Он их забрал. Жертв могло быть и больше. Когда мы заканчивали спасательную операцию, усилился шторм, и находиться на воде даже в шлюпках уже было опасно.

ПОСЛЕДНИЕ ФОТО ПОГИБШИХ ПАССАЖИРОВ БУЛГАРИИ

Хотел остановиться, на судне готовили шлюпку

На вопрос, мог ли «Дунайский-66» оказать помощь выжившим с «Булгарии», Роман Лизалин ответил, что никогда не управлял подобными судами и не знает их инерционных свойств.

- Если ты ездил на «окушке», не знаешь, как себя «Камаз» поведет, - объяснил он. – Мне кажется, что капитан Егоров, если бы не смог оказать помощь сам, то постарался скоординировать кого-то. Отказываюсь верить, чтобы «Дунайский-66» прошел бы мимо. Я понял так, что он хотел попытаться остановить судно, чтобы спустить шлюпку. И выдвинуться в направлении людей. Поэтому я и попросил его отойти.

Давали показания и сыновья Александра Егорова – Владимир и Леонид, работающие на сухогрузе «Дунайский-66» мотористами. Один плавает с отцом 12 лет, второй – 7. Молодые люди рассказали, что на судне была поднята тревога. Команда стала расчехлять единственную шлюпку. Однако приказа капитана спустить ее на воду, не последовало. Старший сын Владимир заходил ненадолго в рубку и слышал диалог отца с Романом Лизалиным.

ОПЕРАЦИЯ ПО ПОДНЯТИЮ БУЛГАРИИ. ФОТО

Оба свидетеля видели оранжевые пятна на воде вдали. Разглядеть людей не смогли. Объяснили молодые люди и то, что подойти к терпящим бедствие было бы очень трудно. Чтобы спустить шлюпку, нужно было полностью остановить судно, а на это требовалось время.

О том, что произошло с Булгарией, на сухогрузе узнали лишь через несколько часов из телевизионных новостей.

В среду в суде должны заслушать показание капитана, который слышал в эфире переговоры Лизалина и Егорова. «АиФ-Казань» будет следить за ситуацией.

Александр Егоров не считает себя виновным. Репортаж с первого дня суда

 

Оставить комментарий (5)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах