21487

«Дочь не вернуть». В смерти 16-летней пациентки обвиняют главврача

Мухаметзановы: Дочь не вернуть, но в больнице пусть наведут порядок.
Мухаметзановы: Дочь не вернуть, но в больнице пусть наведут порядок. / Предоставлено Антониной и Ильдаром Мухаметзановыми / Из семейного архива

В Чистопольском городском суде рассматривается уникальное для Татарстана дело: впервые за смерть пациента ответит главный врач ЦРБ. Для этого родителям 16-летней Милены Мухаметзановой потребовалось два года и аудиенция у председателя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина. Об этой непростой истории - в материале «АиФ-Казань».

Как это произошло?

В Новошешминске супруги Антонина и Ильдар Мухаметзановы известны каждому. Помимо собственных детей они воспитывают пятерых приёмных. Двухэтажный дом, свой огород, пасека – они создали своим ребятам все условия для нормальной жизни. Но, к сожалению, беда не обошла их стороной.

Вечером 17 декабря 2018 г. их дочь Милена Мухаметзанова вернулась домой из кинотеатра, поужинала с мамой и папой, а потом почувствовала боли в животе.

Так как за три месяца до этого 16-летняя девушка перенесла гастрит, родители посчитали, что у неё очередное обострение, и вызвали скорую, которая доставила её в Новошешминскую центральную районную больницу.

«В приёмном отделении дежурный врач-анестезиолог Максим Конанеров после осмотра Милены заявил, что необходимые анализы и УЗИ можно будет сделать только утром, – рассказывает Ильдар. – При этом он сказал, что опасности для жизни нет, и мы поехали обратно».

В 8.30 Милена, находясь дома, потеряла сознание. Её отвезли в больницу. Она пришла в себя.

Девочку доставили в больницу в Новошешминске. Фото: АиФ/ Булат Мухамеджанов

«В течение 40 минут дочь обследовали в разных кабинетах, делали анализы, – вспоминает Антонина. – Милена успела сообщить нам, что у неё в животе скопилось около литра крови. Затем медработники, ничего внятно не объяснив, увезли её на срочную операцию. На часах было 10.00».

По словам Мухаметзановых, главврач ЦРБ Рафис Вафин появился в учреждении спустя полтора часа после начала операции и заверил их, что всё обойдётся, его подчиненные делают всё, что возможно, и постоянно консультируются со специалистами Детской республиканской клинической больницы.

В 13.30 в больницу санитарной авиацией прибыл хирург ДРКБ, но его помощь, по сути, не потребовалась: через несколько минут после того, как он вошёл в операционную, девочка умерла.

«Милена была весёлой, жизнерадостной, трудолюбивой девушкой, у неё было много друзей, – с трудом даются слова маме девушки, Антонине Мухаметзановой. – Летом 2018 г. она окончила девятый класс гимназии и поступила на заочное отделение в финансово-экономический колледж в Перми по специальности «право и организация социального обеспечения». У неё всё было впереди».

Тяготы следствия

В Чистопольском МРСО возбудили уголовное дело – суд­мед­эксперты Минздрава РТ определили, что девушка умерла в результате обильного внутрибрюшного кровотечения, но его причину не установили. Более того, они возложили косвенную вину на самих родителей Милены – мол, смерть произошла из-за позднего обращения за медпомощью и тяжести патологического процесса.

Мухаметзановы, возмутившись такой реакцией врачебного сообщества, в сентбяре 2019 г. записались на приём к председателю Следственного комитета России Александру Бастрыкину.

Он внимательно выслушал потерпевших, после чего раскритиковал руководство СУ СКР по Татарстану. Бастрыкин напомнил о своём указании – не проводить судмедэкспертизы в том же регионе, где случилось происшествие, – и принял решение передать уголовное дело в центральный аппарат СКР (в спецотдел по расследованию ятрогенных преступлений).

Комплексная экспертиза выявила прямую причинно-следственную связь между действиями медиков и летальным исходом.

На скамье подсудимых оказались главврач (на переднем плане) и его зам. Фото: АиФ/ Булат Мухамеджанов

Специалисты пришли к выводу, что Милене требовалась инфузионная терапия, чтобы восполнить объём циркулирующей крови. Так, уровень концентрации гемоглобина и количество эритроцитов у пациентки в ходе операции составлял 17 грамм на литр крови (при норме 120-140 г/л) и 0,5х10 единиц на литр крови (при норме 3,7-4,7х10).

Однако в больнице отсутствовали запасы эритросодержащих компонентов крови: администрация учреждения несвоевременно подала заявку на доставку этих материалов (их доставили после 14.00, когда Милена уже была мертва). Наличие в достаточном количестве необходимых компонентов крови позволило бы спасти жизнь Мухаметзановой.

Более того, следователи выяснили, что Милену пришлось оперировать неопытному врачу, поскольку штатный хирург с сентября 2019 г. находился на курсах переподготовки в Казани. Чтобы обелить себя, по данным следствия, главврач ЦРБ Рафис Вафин потребовал от начальника отдела кадров оформить задним числом приказ о назначении врача, проводившего операцию, штатным хирургом.

Судебная тяжба

В результате на скамье подсудимых оказались двое – главврач Рафис Вафин (отстранён от должности на время следствия) и анестезиолог (он же трансфузиолог) Максим Конанеров, которым вменили халатность. Вафину ещё инкриминировали служебный подлог. Оба свою вину не признают и комментировать свою позицию в СМИ желания не высказали.

Интересы потерпевшей стороны представляет юрист Андрей Сучков, сотрудничающий с «Зоной права».

На последнем заседании судья допрашивал персонал ЦРБ. Среди них –заместителя главного врача по медицинской части Равиля Алукаева, который присутствовал при проведении операции Милене.

Выяснилось, что ещё в 2017 г. у него истёк срок действия медицинского сертификата, который позволял ему занимать эту должность. Он подтвердил, что продолжал получать зарплату как должностное лицо.

При этом он избежал уголовного преследования по халатности, поскольку, ввиду отсутствия вышеназванного документа… не был сотрудником, обладавшим организационно-распорядительными функциями.

Примечательно, что разбирательство проходит в Чистопольском городском суде, а не в Новошешминском райсуде. Такое решение было принято Верховным судом республики из-за конфликта интересов – Вафин является депутатом совета Новошешминского муниципального района. Ещё один любопытный факт – на этапе предварительного следствия, когда Вафин находился под домашним арестом, глава района Вячеслав Козлов направлял в суд ходатайство на смягчение меры пресечения под личное поручительство. Но представители Фемиды отклонили это обращение, поскольку чиновник не являлся участником процесса.

После трагедии с Миленой Минздрав Татарстана дооснастил больницу необходимой медицинской техникой и поставил ситуацию в Новошешминской ЦРБ на особый контроль.

«Никаких извинений ни от руководства больницы, ни от тех, кто проводил операцию, мы так и не услышали. Наоборот, они избегают нас, когда мы приходим в медицинское учреждение, – говорит Ильдар Мухаметзанов. – Дочь не вернуть, но мы хотим, чтобы в Новошешминской ЦРБ навели порядок, люди не боялись ходить в эту больницу, а виновные получили справедливое наказание».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах