Примерное время чтения: 8 минут
487

Знать, чтобы жить. 35 лет назад в стране выявили первого больного СПИДом

ВИЧ вышел из среды маргиналов и циркулирует среди обычных людей.
ВИЧ вышел из среды маргиналов и циркулирует среди обычных людей. pixabay.com

Осенью 1987 года в Московской инфекционной больнице №2 пациенту, приехавшему из заграничного отпуска, был официально поставлен первый диагноз новой опасной болезни – СПИД.

Десять лет спустя Всемирная организация здравоохранения объявила 1 декабря Всемирным днём борьбы с этим заболеванием. В Татарстане наступлению вируса иммунодефицита (ВИЧ) противостоят и медики, и общественные организации. Какие меры принимаются и что ещё нужно сделать – в материале «АиФ Казань».

«Этого просто не может быть»

«На 1 ноября в республике состоят на диспансерном учёте 14 922 гражданина с вирусом иммунодефицита человека (без лечения ВИЧ приводит к СПИДу, заболеванию, при котором фатально поражается иммунная система. – Прим. ред.). Распространённость инфекции в республике – 384 человека на 100 тыс. населения, что в 2 раза меньше среднего показателя по России. За 10 месяцев года вновь выявлено 749 случаев ВИЧ-инфекции, что на уровне того же периода прошлого года», – сообщают в Управлении Роспотребнадзора по РТ. Однаков 13 районах отмечено превышение республиканского показателя, причём в Аксубаевском, Бавлинском, Бугульминском, Верхнеуслонском районах прирост в 1,5-2 раза более высокий, чем в среднем по Татарстану. Ситуация здесь более чем тревожная.

Более того, если раньше ВИЧ выявляли преимущественно у молодых людей до 30 лет, то сегодня особенностью распространения этой инфекции является активное вовлечение в эпидпроцесс людей среднего и старшего возраста. К примеру, в нынешнем году среди вновь выявленных ВИЧ-инфицированных 81% составили люди 30–59 лет.

Всё больше преобладает половой путь передачи инфекции: в этот период таким образом заразились 84% «вновь выявленных». Для сравнения, в ноябре 2016 года были инфицированы таким образом 64%.

 «Нередко мужчина и женщина не пользуются барьерным средством защиты, даже если недавно познакомились. Мешает этому установка «со мной заражения не случится, этого просто не может быть». Многие мужчины избегают пользоваться презервативом из-за эректильной дисфункции, – объясняют казанские психологи. – Но предохраняться нужно. С течением времени к презервативу привыкают: он мешает меньше и надевается быстрее. Нужна сознательность и мужчин, и женщин».

Кстати, растёт число заразившихся среди женщин в возрасте старше 50 лет, полностью социализированных, успешных, с неплохим уровнем дохода. Ранее эксперты считали вероятность заражения ВИЧ у таких женщин небольшой. Однако нравы становятся более свободными, плюс эксперты полагают, что свой вклад внесли и заграничные азиатские курорты, где всё чаще представительницы прекрасного пола не отказываются окунуться в море романтических отношений.

В заложниках у политиков

ВИЧ сегодня – это не только медицинская, но и социальная проблема. Для многих диагноз становится ударом. Но жизнь на этом не заканчивается.

«В благотворительном фонде мы проводим тренинги и слёты для ВИЧ-положительных, чтобы научить их жить с этим диагнозом, и видим, что информации и им, и здоровым людям не хватает. Им нужны знания, как передаётся ВИЧ, насколько распространена инфекция, что делать. Буклеты и агитки – этого недостаточно. Если говорить о работе с молодёжью, то, к сожалению, в школах фактически устранились от неё. Значит, взять её на себя должны родители, – считает Светлана Изамбаева, руководитель фонда Изамбаевой. О своём диагнозе она узнала в 22 года и стала одной из первых граждан с ВИЧ в Татарстане, не побоявшейся рассказать о своём статусе публично.

Сегодня спасти жизнь инфицированным вирусом иммунодефицита может только регулярная и комплексная терапия, приём специальных препаратов, подавляющих активность вируса. Это строгий, по часам, приём лекарств, причём по специальной схеме.

«Если несколько лет назад ВИЧ-положительным назначали антиретровирусные препараты лишь спустя 5–7 лет после постановки диагноза, когда концентрация вируса в крови сильно увеличивалась, то сейчас АРВ-терапию обычно назначают сразу, – рассказывает Светлана Изамбаева. – Препараты при правильном приёме, если соблюдать дозировку, выдерживать интервалы и следовать рекомендациям врача, могут снизить вирусную нагрузку настолько, что она становится неопределяемой, и человек безопасен для другого даже при незащищённом интимном контакте.

Препараты выдают бесплатно, в целом пока их хватает. Но эксперты тем не менее обеспокоены: львиная доля АРВ-лекарств закупалась за рубежом, в недружественных странах. Пока ситуация сравнительно спокойная: ещё с прошлой зимы сделаны запасы, часть препаратов пытаются выпускать в России. Но мгновенно импортозаместить все самые передовые лекарства невозможно, и инфицированные ВИЧ сейчас, по сути, в заложниках у политиков из недружественных стран.

Не замыкаться в себе

Одна из проблем – как вовремя обнаружить ВИЧ у заразившегося. Ведь не зная своего диагноза, он может становиться переносчиком инфекции. Как минимум раз в год нужно сдавать анализ на ВИЧ, обращаются к гражданам медики. Но положа руку на сердце – многие ли из нас реально сами обращались  к медикам, чтобы сдать анализы?

Впрочем, в последние два года число диагностированных в РТ выросло. Причина – COVID-19.

«Из-за него люди стали приходить к врачам чаще, это само по себе способствует увеличению выявляемости, – отмечает Светлана. – А при росте вирусной нагрузки ковид для ВИЧположительных опаснее, чем для остальных, поэтому многие дошли наконец до СПИД-центров и начали получать лекарства для АРВ-терапии. – Обязательно нужно решать проблему стигматизации людей с ВИЧ, – отмечает Светлана. – До сих пор не все знают, что вирус не передаётся при объятиях и поцелуях, в быту, например, через посуду, общую ванну. Приходилось сталкиваться со случаями, когда в кафе отказывали в проведении встреч подростков с ВИЧ.

К сожалению, неприязненное отношение к людям с ВИЧ-инфекцией нередко демонстрирует даже медперсонал, обращаясь к ним как маргиналам, преступникам, хотя вирус сейчас распространяется в подавляющем большинстве в среде обычных людей. Если это проявляется у сотрудников СПИД-центров, то результатом иногда становится то, что пациенты «теряются» – не приходят за АРВ-препаратами (а значит, могут стать переносчиками вируса снова). Нужно обучать медработников.

Жаль, что известные люди (бизнесмены, блогеры и др.) не готовы открыть свой диагноз. В свое время огромный шагом стало то, что английская принцесса Диана свободно  общалась с инфицированными, пожимала им руки.  Люди не должны бояться прийти в СПИД-центр за лекарствами, так как их кто-то может узнать. А это  часто встречается у жителей маленьких городов».

ЛИЧНЫЙ ВЗГЛЯД

Фархад Навлютов, экс-руководитель общественного фонда в Альметьевске, занимавшегося помощью группам риска по ВИЧ:

«Темпы распространения ВИЧ высокие, а ведь меры противодействия против него в мире известны. По инструкциям ВОЗ, важно снабдить инструментами защиты группы риска – наркозависимых и секс-работниц (большинство из них тоже принимают наркотики). Много лет за счёт средств грантов раздавали шприцы первым и презервативы вторым, счёт шёл на тысячи изделий в месяц. Проводили и экспресс-тесты на ВИЧ. Пока мы были в контакте с представителями групп риска, некоторые бросали наркотики, становились волонтёрами фонда. 

Но фонду пришлось закрыться, а сейчас и другая организация, пришедшая ему на смену, на стадии ликвидации, ведь не всем нравится идея  помогать таким образом людям из групп риска. Это связано с бытующем в нашем обществе отношением к наркозависимости как в преступлению, а не как к болезни. Нет понимания, что пока общество относится именно так, то оно почти безоружно.

Кружок энтузиастов по-прежнему работает. К примеру, проводим экспресс-тестирование в местах, где собираются наркозависимые. Кстати, обычно хотя бы у одного человека находим ВИЧ.

Сам я живу с открытым диагнозом ВИЧ с 2010 года. Люди, столкнувшиеся с вирусом, по-прежнему обращаются за советом, как принять это, стоит ли лечиться. Когда кто-то заявляет, что не будет принимать  АРВ-терапию, я говорю: «Вот у нас в городе работает онкоцентр, люди там изо всех сил цепляются за жизнь. Если бы им предложили лекарства, чтобы они смогли жить, отказались ли бы они?» На многих удаётся повлиять».

КСТАТИ

Проблема ВИЧ- диссидентства, когда люди не принимают антиретровирусные препараты «по убеждениям», по-прежнему актуальна, отмечает Светлана Изамбаева. К примеру,  в 2018 году в Орловской области умерла 36-летняя женщина, отказавшаяся от АРВ-терапии, а до этого погибли двое её сыновей. Один скончался в 3 года 10 месяцев, второму не было и года.

«К сожалению, пропаганда отказа от лечения в  Интернете по-прежнему продолжается, запрета этому нет, – отмечает  Изамбаева. – В беседе с таким человеком не надо агрессивно его переубеждать. Эффективнее сказать: Что если лекарства против ВИЧ сработают? Почему бы на какое-то время не начать принимать их, а потом посмотреть, снизилась ли вирусная нагрузка?»

КУДА ЗВОНИТЬ?

В РТ по 5 декабря работает горячая линия, посвящённая вопросам ВИЧ, по тел. (843) 238-53-68 в раблочее время в будни, (843) 238-98-54 - в выходные. Организует работу  Управление Роспотребнадзора по РТ.  Федеральное управление также принимает звонки по тел. 8 (800) 555-49-43.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах