Примерное время чтения: 9 минут
172

Ухоженная девушка Казань.Какой «наряд» к лицу и как избавить её от тесноты?

В Казани творили великие архитекторы. Как сберечь гармонию, защитив ее от нашествия хаоса?
В Казани творили великие архитекторы. Как сберечь гармонию, защитив ее от нашествия хаоса? / мэрия Казани / Пресс-служба

Как уменьшить визуальный шум на улицах Казани и можно ли избежать стилистического хаоса в большом городе? Своим взглядом  на организацию городского пространства с «АиФ Казань» делится член правления Союза архитекторов РТ, доцент Института дизайна и пространственных искусств КФУ Марсель Искандаров.

Пестрота и мельтешение

Венера Вольская, «АиФ Казань»: Марсель Мансурович, вы архитектор-практик, преподаватель, член градостроительного совета  Казани. Какие позитивные тренды  в облике  Казани в последние годы вы бы отметили?

Марсель Искандаров: Я бываю в других уголках страны, и вижу, насколько Казань на их фоне отличается в лучшую сторону. Есть города, в которых архитектура красивее, но  наш город прибраннее, ухоженнее, а ещё расположеннее к людям, особенно к туристам. Это как с девушкой – с какой вам захочется общаться? С той, которая ухоженна и улыбчива.

В Казани значительно меньше визуального шума, чем в большинстве  российских городов, которые я видел. Чувствуется дисциплина, то, что архитектура находится под контролем. Видно и стремление улучшить среду, и в центре, и на периферии.

Очень меня радует, что появляется  наконец уникальная казанская архитектура. Уже частично реализованы проекты комплексной застройки архитектора Алексея Кузьминых на Подлужной и  Эльвиры Маклаковой на ул. Сары Садыковой.  В этих зданиях есть баланс между казанской исторической самобытностью и современным подходом. Такого я не видел ни в Москве, ни в Петербурге.

 –  А негативные тенденции?

– Часто проявляется хищный коммерческий подход к застройке новых микрорайонов и центра. Это выражается  не только в виде ничем не объяснимой плотности застройки и  высокой этажности, но и в использовании шаблонных решений – даже при создании фасадов. Облик первых этажей – это нередко нагромождение каких-то лестниц, приспособлений, то есть пестрота, хаотичность, мелкомасштабность. 

А что касается планирования новых микрорайонов вокруг Казани — увы, сейчас в качестве стандарта утверждается именно тиражирование «человейников» с улицами-коридорами. Инвесторы и архитекторы часто не ищут новое звучание, а штампуют уже виденное.

– Да, новый соципотечный микрорайон М-14 на Оренбургском тракте проектируется с включением 26-этажек. И это на краю города, а не в центре с  дефицитом земель.  В то же время тесная Финляндия отдаёт предпочтение трёхэтажным домам с садиками у подъездов и барбекю-зонами во дворе (и, кстати, без машин).

– Кроме желания заработать с каждого квадратного метра и слабого контроля за застройщиками, нет особых причин для возведения «человейников». Если проект продуман,  жильцов такого дома можно расселить в малоэтажные дома на относительно небольшой площади.

Не стоит и от природы отворачиваться. Жить в таких посёлках, как в примере из Финляндии, уютнее, комфортнее, есть  ощущение соседства. А значит, будет и более бережное отношение к общему имуществу. 

Замечу, что со стороны администрации города современные подходы приветствуется, и у некоторых строительных компаний тоже вижу желание нащупать в конкретных проектах мировые принципы.

 «Ночь длинных ковшей»

 – Нередко приходится слышать наблюдение о нехватке озеленения в некоторых районах Казани, например, в Вахитовском. Наличие скверов ведь не панацея, к тому же их там мало.

– Да, озеленение стоит применять более активно – в частности, больше использовать  кустарники, крупномерные деревья. Но дело ещё и в том, что площади, на которых должны быть газоны и  зелёные посадки,  нередко заняты странными постройками, наследием 90-х и нулевых. Это явление, когда сначала появились  ларьки, потом вместо них возвели одноэтажные или двухэтажные лабазы, особенно характерно для Ново-Савиновского, Приволжского районов, да и в центре встречается. Такие коммерческие «наросты» на улицах очень портят вид, создают тесноту визуальную и физическую. Но, к примеру, Москва во многом смогла решить проблему, проведя «ночь длинных ковшей», волевым решением избавившись от мельтешения.

 – Что ещё глобально стоило бы изменить в облике Казани?

– Отказываться от чрезмерного уплотнения пространства и вносить больше организованности. Почему-то мы забыли наработанный еще в советское время опыт застройки градостроительными ансамблями и застраиваем город хаотично, как придётся.

Нам порой сложно сказать, что мы видим перед собой — площадь, бульвар, сквер. Взять территорию ТЦ «Кольцо». Раньше это была городская площадь, а сейчас это уже не она, но и не развязка, не пустырь - неартикулированное пространство.

 – Какие архитектурные стили недооценены?

 – Думаю, наследие 1930 – 1950 годов. В последние годы удалось воздать должное дореволюционным объектам, но мы теряем сталинки. А ведь это щедро декорированная классическая архитектура, вобравшая всё лучшее, наработанное историей. Даже у профессионалов, а тем более у горожан, нет отношения к  сталинкам как к ценности. Здания легко сносят, а если капитально ремонтируют, то без внимания к деталям, огрубляя и уничтожая уникальные фрагменты (элементы фасада, балясины и др) и заменяя их на присущие новоделу, или, к примеру, хрущевкам. 

– В Адмиралтейской слободе Казани, одной из  отечественных колыбелей флота, ветшает под снегом и ветрами здание бывшего завода «Сантехприбор», памятника 19 века. Будет ли более бережное отношение к зданиям-раритетам в этом районе?

– Участвуя в градостроительном совете Казани и зная проектные процессы, могу сказать, что в фонде «Институт развития городов РТ» продолжается работа над большим проектом, который при удачной реализации очень преобразит этот уголок. К исторической архитектуре авторы относятся щадяще.

Облагородить Казанский Арбат

– Блогер Илья  Варламов критиковал Казань за обилие ограждений на  улицах – например, между тротуаром и проезжей частью. Мол, они на неаварийных участках лишние, неудобны для выхода на тротуар из авто и так далее.  А что вы думаете?

– Они нужны, поскольку создают физическую безопасность и защищают, к примеру, от выбегания пешеходов на проезжую часть. Кроме того, они создают и ощущение безопасности, а это горожанам тоже нужно для чувства комфорта в ситуации скученности. Это вынужденная мера – раньше барьер создавали деревья и кустарники.

Но ограждения могли бы где-то быть и пониже или не в два ряда, а ещё разными в разных районах города,  а не типовыми.

 А к историческим оградам стоит относиться деликатнее. Недавно снесли такую вокруг школы № 36 на ул. Лядова и установили типовые. Мол, нужно обеспечивать безопасность школьников.  Но ведь это был раритет довоенного периода ХХ века! Никто не мешал рядом со старой поставить новую высокую ограду, посадив между ними кустарник. 

 – Как облагородить улицу Баумана? Обилие вывесок, засилье сувенирных лавок...

 –  На этой улице почему-то не работает жесткий регламент согласования вывесок, рекламных перетяжек, штендеров. Там невозможно долго находиться ещё и из-за хаоса звуковой рекламы. То есть на одной из самых заметных улиц собственники позволяют себе то, что непозволительно на других.

Но эту проблему администрация Казани понимает, в планах есть навести там порядок.

Особая обязанность

– Как вы пришли в архитектуру? 

–  Я из простой семьи,  никто из старших не был связан с этой сферой. Но к архитектуре и архитекторам всегда относился с интересом и благоговением. Классная руководительница увидела, что последние страницы в моих тетрадях изрисованы домами и прямо-таки обязала родителей, чтобы я получил профильное образование. Я до сих пор ощущаю особую обязанность соответствовать званию архитектора.

– А кто оказал на вас наибольшее влияние из преподавателей в вузе?

– Это, безусловно, Сайяр Садыкович Айдаров (доктор архитектуры, в 1970 – 1980 годы – председатель Татарского отделения Союза архитекторов СССР. — Прим. корр.).  По тому, как  щедро он делился знаниями, относился  к нам, каким был человеком, он - образец настоящей академической казанской интеллигенции.

Наверное, я патриот Казани и Татарстана во многом потому, что видел, какие достойные люди здесь жили и работали. Культурная цепь не должна прерываться, нужно сохранить их наследие.

ДОСЬЕ

Марсель Искандаров. Родился в Казани в 1974 году. Закончил КИСИ в 1997 году. Член Союза архитекторов России, эксперт института развития городов РТ. Хобби – работа.

 

 

 

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах