aif.ru counter
07.07.2017 10:19
10508

Угнал самолет из немецкого плена. Подвиг летчика, который забыли на 12 лет

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. АиФ-Татарстан 05/07/2017
После присвоения звания Героя Советского Союза Девятаев много общался с молодежью, ездил на встречи с другими участниками побега.
После присвоения звания Героя Советского Союза Девятаев много общался с молодежью, ездил на встречи с другими участниками побега. © / Национальный музей РТ

8 июля 2017 года исполняется 100 лет со дня рождения легендарного военного лётчика Михаила Девятаева, сбежавшего из плена с германского острова Узедом на угнанном немецком самолёте. В Национальном музее Татарстана к этой дате приурочили выставку о жизни и подвиге Героя Советского Союза. Личные вещи, которые передал музею человек-легенда с позывным «Мордвин», и связанные с ними истории - в материале «АиФ-Казань».

Дерзкий побег

Свой подвиг пленный лётчик-истребитель Михаил Девятаев совершил 8 февраля 1945 года.

Фото: Национальный музей РТ

В плен командир звена 104-го гвардейского истребительного авиаполка попал летом 1944 года, успев до этого уничтожить 9 фашистских самолётов. В одном из боёв в его самолёт попал вражеский снаряд. Лётчика нашли без сознания. Так он попал в лагерь Заксенхаузен.

За попытку побега из лагеря его приговорили к смерти, но Девятаев чудом сумел избежать ее. Сохранившиеся лагерные документы зафиксировали: 5 декабря 1944 года Девятаев сожжён в печи. Летчика спас парикмахер, заменивший его бирку на бирку умершего артиллериста Никитенко. Под этой фамилией Михаил Петрович и попал на сверхсекретный объект Пенемюнде на острове Узедом. Это была база, где немцы проводили испытания ракет ФАУ-1 и ФАУ-2 и с которой ежедневно обстреливали ракетами Лондон. 

Девятаев и другие советские заключенные решают бежать, ведь на Узедоме был свой аэродром. Не привлекая внимания, они изучают немецкую технику, чтобы понять, как ею управлять. Спустя шесть дней они захватывают самолет и вместе с девятью пленными поднимают его в небо. Правда, сделать это удалось не с первой попытки. Вот как Девятаев описывал этот момент в своей книге «Побег из ада»:

«Машина с ревом несется к морю. Володя Соколов занял место «штурмана» в передней части кабины, Кривоногов и Кутергин — со мной рядом.

«Давите на руль!» - призываю на помощь товарищей. Кривоногов и Кутергин усердно нажали. Чувствую, что хвост самолета начинает отрываться от земли, фюзеляж приобретает горизонтальное положение. Скорость начала заметно возрастать, от чего земля покрылась сплошными линиями. Четыре удара колес о цементную дорожку. Наконец, более плавный, последний толчок — отрыв от земли. Самолет в воздухе! Какие радость и волнения охватили наши сердца! Я был на седьмом небе. Земля уходила вниз. Мелькнул обрывистый берег и остался позади. Плавно работали моторы, унося нас из ужаснейшего ада, с вражеской земли, пропитанной кровью и слезами миллионов людей».

В погоню за ним отправляется немецкий самолет, но Девятаеву удается оторваться (в 2002 году он встретится с летчиком, пытавшимся сбить его). Он направляет Heinkel к солнцу, чтобы их не смогли достать немецкие зенитки. К счастью, им удается достичь границы с СССР.

Лётчик не просто спас свою жизнь, а доставил на родину координаты ракет ФАУ, которые вскоре уничтожили советские войска.

По мнению же заведующего Музеем-мемориалом ВОВ Михаила Черепанова,  «Мордвин» стал важнейшим звеном в скрупулезно проведенной стратегической операции советской разведки по ликвидации оружия массового поражения – «грязной урановой бомбы», создаваемой фашистами.

В экспозиции Нацмузея РТ представлены вещи, фотографии и документы, отражающие вехи судьбы Михаила Девятаева.

Фотографии из личного архива Девятаева. Фото: АиФ/Александра Дорфман

Сам он в 1960 году, уже будучи признанным Героем, умудрился уместить этапы своей жизни в несколько страниц. Написанную от руки автобиографию на время выставки доставили из Музея истории казанского речпорта. В ней кратко о каждой ступени - учёбе в казанском речном техникуме, где он до войны освоил профессию судоводителя, курсах в казанском аэроклубе, поступлении в Оренбургское лётное училище, мобилизации на военную службу.

Уже будучи лётчиком, в первые годы войны Михаил Девятаев несколько раз приезжал в Казань. Один раз его отпустили после ранения, а потом он прилетал сюда за новыми самолётами.

Фото: Национальный музей РТ

Много позднее он сам передал в Нацмузей РТ свой лётный шлем и ремень с портупеей, которые носил в начале войны, а также свои унты, какие лётчики имели и после 1945 года.

О том, что он пережил в плену, рассказывает книга Девятаева «Побег из ада», прижизненное издание которой можно увидеть в экспозиции музея. В качестве иллюстраций представлены открытки с фотографиями, сделанными в лагере Заксенхаузен в том самом роковом 1944 году, когда лётчик попал туда.

Рядом в витрине - оригинал снимка угнанного с Узедома самолёта с героями побега на борту. Видно, что самолёт приземлился на брюхо и повреждён. Есть и копия снимка ракеты ФАУ-2, разработке которой помешали участники дерзкого побега.

Участники дерзкого побега на угнаном Heinkel. Фото: из архива Национального музея РТ

Вечное признание

В коллекции Нацмузея и первые послевоенные фото из семейного альбома. На одном из них, датированном 1948 годом, он с женой и маленьким сыном, на другом, сделанном позднее, - семья уже в полном составе - два сына и дочь. Они разделили с ним невзгоды, безработицу и гонения, которые продолжались до 1957 года. 

А сначала Михаил Петрович, как бывший военнопленный, не мог устроиться на работу. Поскольку в его роду у всех мужчин были «золотые» руки, он стал класть печи. Его супруга рассказывала, что лишь однажды увидела слёзы мужа – когда ему дали работу. В речном порту у дежурного по вокзалу обнаружили туберкулез лёгких в открытой форме. Все отказались работать с ним в паре. И тут вспомнили о безработном помощнике капитана - он пошёл работать, не раздумывая.

Михаил Девятаев с женой и старшим сыном.
Михаил Девятаев с женой и старшим сыном. Фото: Национальный музей РТ

Звание Героя Советского Союза Михаилу Девятаеву присвоили только через 12 лет после войны. В 1957 году генсек Никита Хрущёв поручил найти незаслуженно забытых героев Великой Отечественной войны. Журналист «Красной Татарии» Ян Виннецкий, сам бывший летчик, узнал в военкомате о Девятаеве. Однако очерк в республике печатать побоялись, и тогда журналист отправил его в «Литературную газету». На следующий день Девятаев проснулся знаменитым.

В эскпозиции Национального музея можно увидеть свидетельства подвига Девятаева - письмо очевидца побега, открытки от незнакомых людей, которые восхищались им. Сохранились фотографии со встреч участников побега - в Москве и на Узедоме.

Шлем Девятаева. Фото: АиФ/Александра Дорфман

В мордовском селе Торбеево открыли музей, рассказывающий о детских годах и семье Героя. Пока были силы, Михаил Петрович ездил с выступлениями по музеям, домам культуры, вёл экскурсии в речпорту для школьников. Рассказывал увлечённо и эмоционально – это также видно по выставочным фото.

Из личных вещей на выставке также можно увидеть наручные часы и две фуражки Михаила Девятаева. «В музейной коллекции - более 200 предметов, связанных с личностью легендарного лётчика, - рассказала «АиФ-Казань» старший научный сотрудник Нацмузея РТ Вера Иванова. - Это и книги с дарственными надписями, и подарки, и письма, и фотографии, и памятные медали, и почётные грамоты. В экспозиции музея-мемориала Великой Отечественной войны выставлен планшет лётчика. А к выставке его дети подарили музею кожаную куртку отца. Она очень похожа на те, что носили лётчики, но сам Михаил Петрович, судя по фотографиям, ходил в ней уже после войны. Также сын и дочь Девятаева передали в дар музею несколько книг, среди которых и переизданный том «Побег из ада», дополненный воспоминаниями современников».

Прогулочное судно носит имя Героя. Фото: АиФ/Артем Дергунов

Как Девятаев обрёл вторые крылья

В казанском речпорту Девятаев работал до 1974 года. Накануне юбилея ветераны флота поделились воспоминаниями о капитане. Благодаря упорству и труду в 1948 году Девятаев стал помощником капитана на баркасе, а в 1952 году капитаном. И это при регулярных вызовах в органы госбезопасности, проверках, недоверии.

Лётчик стал первым капитаном скоростных судов «Ракета» и «Метеор».

«Я был молодым судоводителем, когда познакомился с Михаилом Девятаевым, - рассказал председатель совета ветеранов «Татфлота» Александр Власенко. - В конце 1960-х - начале 1970-х он был капитаном скоростного судна «Ракета-118». А затем стал капитаном-наставником и воспитал целый отряд капитанов. Его «Ракета» ходила до Васильсурска (Нижегородская обл.). Жители прибрежных сёл, где она останавливалась, знали, что управляет ею Герой Советского Союза. В знак уважения к капитану, на судне у которого всегда сияла чистота, они снимали обувь при входе».

Сын Девятаева Александр - второй слева. Фото: АиФ/Артем Дергунов

Капитан Девятаев был скромным и очень ответственным. Председатель совета ветеранов РТ Хабир Иштиряков вспоминает, как однажды пошёл ливень, а Михаилу Петровичу нужно было идти на встречу со школьниками. Достаточно было переждать 10 минут, и дождь бы утих. Но Девятаев не мог опоздать, он нашёл большой мешок, разрезал, накинул на голову и побежал в школу. В этом был весь Петрович, как называли его коллеги в речпорту.

«Отцу много раз невероятно везло в жизни, - говорит сын легендарного лётчика Александр Девятаев. - В то, что он совершил, до сих пор не верится. А всё ради мечты – летать. Волей судьбы он попрощался с самолётами, но всё-таки нашёл вторые крылья, а точнее, суда на подводных крыльях».

Теперь сын Героя мечтает, чтобы в речпорту, откуда начинается ул. Девятаева, появился памятник знаменитому лётчику. Правда, денег на осуществление этой мечты пока нет.

Председатель общественной организации «Герои Татарстана» Ильдус Мостюков рассказал, что он ходатайствовал в миндортранс РФ о присвоении имени Михаила Девятаева одному из воздушных, а также водных судов Казани. Пока же имя Героя носит прогулочное судно.

Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество