aif.ru counter
873

Памяти конструктора. Над чем работал Королёв в Казани?

Сюжет Знаменитые татарстанцы

Сергей Павлович жил в Казани с ноября 1942 до 1945 года.  Чем он занимался?

В поисках двигателя

Если говорить коротко – то разработкой установок для жидкостно-реактивных двигателей на казанских самолетах Пе-2. Еще в 1941 году двигателист Валентин Глушко (тоже, кстати, заключенный) создал двигатель РД-1. Для того, чтобы он полетел, понадобился конструктор, знающий и самолеты, и ракетную технику. Этим человеком был Сергей Королев. В конце 1942 года он был вызван из Омска, где работал в ОКБ Туполева и привезен в Казань. Новым местом жительства (или заключения) для него стало заводоуправление 22-го авиационного завода (ныне Казанский авиазавод им. Горбунова).

В марте 1943 года в Казань из Москвы приходит приказ: «В целях форсирования работ по постройке и доводке реактивных двигателей, разработанных в ОКБ завода № 16, директору завода № 16 Лукину М.М. и начальнику ОКБ-16 Бекетову построить ЖРД РД-1 по проекту 4 Спецотдела НКВД, в следующие сроки: 1-й РД-1 ‑ 1.04.1943, 2-й РД-1 ‑ 1.05.1943, 3-й РД-1 ‑ 1.08.1943. Стендовые испытания провести в июне 1943 г. Директору завода № 22 Окулову и Главному конструктору Путилову изготовить и сдать на заводские летные испытания Пе-2 с однокамерной установкой РД-1 к 15.04.1943. Директору завода № 16 Лукину изготовить два мотора М-105Р с приводами для реактивного двигателя и поставить их заводу № 22 к 1.04.1943».

Пе-2.
Пе-2 с РД-1. Фото: Российская академия наук

В конце мая, для проведения летных испытаний, на заводе назначили сначала экипаж в составе летчика перегоночной группы завода № 22 Александра Васильченко и ведущего инженера ЛЭС Л.Д. Баклунова, а через месяц и комиссию «для выпуска самолета в первый контрольно-сдаточный полет (без включения РУ-1)». Техническое руководство испытаниями осуществлял Королев.

Я несколько месяцев провел в Национальном архиве Татарстана. И, раскрывая папки с делами 22-го и 16-го заводов военного периода, втайне надеялся найти хоть один документ с подписью Королёва. Но ни одного факсимиле конструктора, как в прочем, и другого нашего известного конструктора – Владимира Петлякова, обнаружить не удалось. Так что придется пользоваться открытыми источниками.

Сколько "Пешек"?

Итак, что же остается неясным в биографии Королева в его «казанский» период? Во-первых, загадка самих самолетов Пе-2 с РД-1 (именно так называют эти машины в заводских документах, а не Пе-2РД). Везде пишут о единственном самолете с заводским номером 15/185. Но на фотографиях Пе-2 с РД-1 можно различить две машины.

Одна, что летает в камуфляже, а другая - некрашеная. Причем на фото видны три варианта окраски опознавательных знаков. И в документах заводов есть сведения, что машин было две (еще одна №11/189). Возникает вопрос: а что это была за машина, которая разбилась в 1944 году? Об этом случае пишет только Ярослав Голованов в своей книге «Королев: Факты и мифы». Самолет, которым пилотировал А. Васильченко и в котором сидел «молодой инженер Александров», совершил вынужденную посадку, во время которой разрушился, а инженер от травм скончался.

Васильченко при этом «повредил позвоночник и ногу, лежал в госпитале». В заводских документах никакой информации об этом происшествии не найдено.

Фото: Российская академия наук

12 мая 1945 года опять ЧП со взрывом и вынужденная посадка. На этот раз уже с самим Королевым. И опять Васильченко спасает самолет. А вместе с ним и главного конструктора. Было бы ужасно, если в Пе-2 погиб и Королев. Гибель Петлякова и Королева на Пе-2 – это уже перебор для истории.

А еще на Пе-2 мог погибнуть конструктор Доминик Севрук. Именно он до Королева летал на Пе-2 с РД-1 на испытаниях реактивного двигателя. Севрук вспоминал, что однажды полет на скороподъемность с тремя включенными двигателями проходил без оповещения местной ПВО. И по необычному самолету, естественно, был открыт огонь.

К счастью, зенитчики стреляли плохо, потерь не было. Странно только, что Севрук описывает маршрут этого полета в сторону Зеленодольска («работала ПВО Казани и Зеленодольска»). Это надо же лететь мимо военных объектов – аэродрома 387-го авиазавода, Порохового завода, артскладов, и судостроительного завода! А ведь безопасный маршрут – это на восток, в сторону Дербышек. Этот случай напоминает уникальный полет казанской машины Ту-22 с аэродрома Моздок, когда летчики, перепутав направление взлета, направили самолет в Иран.

Что же касается двигателя РД-1, то, видимо, сами конструкторы понимали бесперспективность этого направления. Пе-2 с РД-1 остался уникальным самолетом, летающим стендом для отработки жидкостного ракетного двигателя (ЖРД) и его систем. Больше никто в мире подобных машин не строил, а варианты истребителей Лавочкина, Яковлева и Сухого, оснащенных дополнительными ЖРД, оказались слишком опасными в эксплуатации. Тем более, что наступала эра турбореактивных двигателей. Но работа над РД-1 оказалась великолепной школой для будущих создателей ракетного щита Родины.

Капитан или полковник?

По словам инженера С. Иваненко, Сергея Павловича не раз видели на улице 13-я Союзная (ныне ул. Королева), когда он под конвоем ходил в поселок Урицкого, где находилось некое закрытое КБ. Видимо, он доезжал на трамвае до улицы, сейчас носящей его имя, и далее шел пешком. Когда конструктора освободили, он не раз выезжал на пикники с заводскими летчиками-испытателями Александром Васильченко и Александром Пальчиковым на живописное Голубое озеро. У вдовы Пальчикова, Валентины Александровны, была фотография их компании вместе с  Севруком. Фото, к сожалению, было довольно плохого качества, и я не решился взять его для копирования, о чем буду сожалеть всю оставшуюся жизнь.

Сергей Королёв.
Сергей Королёв. Фото: Российская академия наук

Еще один интересный вопрос связан с воинским званием Королева. Широко известно, что до ареста у него было генеральское звание дивизионного инженера. В 1945 году в Германии на нем оказались погоны подполковника. Через год на фото он уже полковник. В будущем, как академик, он мог вновь иметь генеральское звание. Но Голованов пишет, что видел военный билет Королева, где записано, что тот всего лишь капитан запаса. Кто знает правду?

И еще. Я много просмотрел материалов о командировке Королева в Германию, надеясь найти информацию о его поездке на остров Узедом. И уж совсем было бы хорошо найти свидетельства о его встрече с Михаилом Девятаевым. Но, к сожалению, Борис Черток, который работал в Пенемюнде, не написал, что он встречался там Королевым.

Да и в воспоминаниях дочери Королева нет ничего, связанного со знаменитым островом. И Голованов об этом молчит. Быть может, Королеву там и делать было нечего? Последний испытательный пуск Фау-1 прошел 14 февраля 1945 года, затем все, что можно, эвакуировали в Тюрингию. На острове от испытательного центра остались одни развалины.

Королев уехал из Казани и никогда больше не бывал в нашем городе. Но опосредованно он вернулся в Татарстан 9 марта 1961 года, когда космический корабль «Восток» с собакой Чернушкой приземлился в нерасчетном месте недалеко от Заинска.  Жалко, что конструктор не приехал к нам, чтобы встретить живую собаку, вернувшуюся из космоса. Зато потом в Казань приезжал «космонавт №1»  Юрий Гагарин, которому путь в космос указал Королёв.

Мы знаем о Сергее Павловиче очень и очень мало. И если бы не Ярослав Голованов, знали бы еще меньше. Секретность скрывала и продолжает скрывать многие подробности жизни (простите за пафос) гениального конструктора. Будем надеяться, что процесс рассекречивания затронет наконец и эти аспекты нашей истории.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 7 читаемых

Самое интересное в регионах